Не только алекситимия: тёмные чувства будут терзать нас до тех пор, пока мы не выразим их словами
Дек05

Не только алекситимия: тёмные чувства будут терзать нас до тех пор, пока мы не выразим их словами

«Что ты сейчас чувствуешь?» — этот вопрос можно услышать при самых разных обстоятельствах: от первого свидания до сессии с психологом или присутствия на похоронах. Но как мы на него ответим и ответим ли? Всегда ли у нас получается распознавать свои чувства и выражать их словами? У алекситимиков — нет....

Далее
«Идеальное преступление»: как травма «захватывает» нашу лимбическую систему и управляет эмоциями
Ноя30

«Идеальное преступление»: как травма «захватывает» нашу лимбическую систему и управляет эмоциями

Связь между травматическим опытом и нашей острой реакцией на последующие жизненные события не кажется очевидной. Однако у этой связи есть доказанные нейробиологические основания. Публикуем главу из книги «Травма. Невидимая эпидемия» (Изд. АСТ — «Лёд») известного психиатра, доктора медицины Пола Конти, в которой он коротко и доступно рассказывает, как травма...

Далее
Где моя реальность? Пиа Меллоди о созависимости и утрате связи с собой
Ноя13

Где моя реальность? Пиа Меллоди о созависимости и утрате связи с собой

Трудности с переживанием, признанием и присвоением собственной реальности — одно из последствий детского травматичного опыта, влияющего на будущее миро- и самовосприятие человека. Кроме того, это один из пяти ключевых симптомов созависимости, по мнению старшего клинического консультанта центра лечения зависимости The Meadows Пии Меллоди. Публикуем главу из ее книги «Где...

Далее
Гиперсемиотизация и апофения: что общего у психоза и моральной паники
Ноя10

Гиперсемиотизация и апофения: что общего у психоза и моральной паники

От апофении до апокалипсиса: что общего у психоза и моральной паники, захватывающей как отдельных людей, так и целые сообщества, и как поиск и нахождение несуществующих знаков и связей помогает нам укреплять образ назначенного источника угрозы, снижая тем самым тревогу и вызванную ею фрустрацию. В издательстве «Городец» вышла книга известного...

Далее
«Якорь безопасности»: как тело помогает нам регулировать эмоции
Ноя05

«Якорь безопасности»: как тело помогает нам регулировать эмоции

«Тело на твоей стороне»: разбираемся, как налаженный контакт с собственным телом и понимание принципов работы автономной нервной системы помогают нам ориентироваться в том, как мы видим и ощущаем окружающий мир, налаживать связь с чувствами и мыслями и регулировать свое психоэмоциональное состояние. В терапии существуют разные методы работы с эмоциональными...

Далее
Посттравматический рост: поиск смысла и созидания в потрясении
Окт22

Посттравматический рост: поиск смысла и созидания в потрясении

Психолог-когнитивист Скотт Барри Кауфман о том, что такое посттравматический рост, как травматические переживания, сотрясающие основы нашего «Я», могут стать фундаментом для более осмысленной жизни и самовыражения и почему попытки подавления болезненных мыслей, эмоций и чувств укрепляют чувство бессилия и невозможности что-либо изменить, а их осознание помогает принимать неизбежные парадоксы...

Далее
В поисках утраченного чувства: Джеймс Бьюдженталь о науке быть живым
Окт13

В поисках утраченного чувства: Джеймс Бьюдженталь о науке быть живым

Внутреннее зрение и внутренний слух: публикуем фрагмент книги «Наука быть живым» одного из основателей экзистенциально-гуманистического подхода в психологии и психотерапии Джеймса Бьюдженталя, где он размышляет о «шестом чувстве» бытия, которое позволяет нам возвращаться к себе и постоянно осознавать, насколько наш внешний опыт соответствует нашей внутренней природе, о воспитании, которое...

Далее
Пределы неопределенности: как осознание смерти меняет восприятие жизни
Окт09

Пределы неопределенности: как осознание смерти меняет восприятие жизни

PhD, психолог-когнитивист Скотт Барри Кауфман рассказывает о своем опыте столкновения с реальностью смерти и размышляет о том, как и почему такой опыт может стать преобразующим: помочь по-новому осознать свою жизнь и истинные цели, сконцентрироваться на том, что нас действительно волнует, освободиться от стереотипов поведения, оков прошлого и тумана будущего,...

Далее
«Что дальше?»: Эдит Ева Эгер о психологии жертвы и даре выбора
Окт02

«Что дальше?»: Эдит Ева Эгер о психологии жертвы и даре выбора

У оставшихся в живых нет времени спрашивать: «Почему я?» Для них существует лишь один вопрос: «Что дальше?» Эдит Ева Эгер — бывшая узница Аушвица, ставшая впоследствии психотерапевтом, известна двумя книгами — «Выбор» и «Дар». В них она не только описывает свою историю потери, выживания, преодоления, но и и рассказывает...

Далее
«Боль существования»: Ирвин Ялом о четырех данностях бытия человека
Сен26

«Боль существования»: Ирвин Ялом о четырех данностях бытия человека

Публикуем фрагмент книги «Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы», в котором один из пионеров экзистенциальной терапии Ирвин Ялом размышляет о четырех незыблемых данностях бытия человека (неизбежность смерти, свобода, экзистенциальное одиночество, отсутствие смысла), вызывающих перманентную тревогу, и о том, что лишь смелое и осмысленное принятие этих данностей может освободить...

Далее
Kafkaesque: как «Процесс» Кафки предвосхитил мир тотального надзора и всеобщего согласия с ним
Сен20

Kafkaesque: как «Процесс» Кафки предвосхитил мир тотального надзора и всеобщего согласия с ним

«Мы живем в мире негласных судебных решений и секретных бюрократических процедур, где частная жизнь отменяется – все это знакомо по самому известному роману Кафки «Процесс», — отмечает Райнер Стах, публицист и биограф писателя. Перевели статью, в которой он размышляет, почему цифровая диктатура иллюстрирует Кафку не хуже, чем любой тоталитарный...

Далее
«Глазами другого»: как эмпатия расширяет нашу картину мира и представление о себе
Сен12

«Глазами другого»: как эмпатия расширяет нашу картину мира и представление о себе

Возникший в психологии пару десятков лет назад интерес к эмпатии как сложному явлению, включающему эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты, позже сменился скепсисом, поиском «темной стороны» этого качества, констатацией того, что способность к эмпатии туманит наше восприятие, делает нас более предвзятыми и менее объективными. Профессор философии Хейди Мейбом, объединяя данные...

Далее
Тревожность, чувствительность, чувство вины: как формируются «порочные круги» застенчивости
Сен08

Тревожность, чувствительность, чувство вины: как формируются «порочные круги» застенчивости

Застенчивость — качество, которое со временем начинает контролировать жизнь человека, заставляя избегать того, в чем на самом деле он может остро нуждаться. Публикуем фрагмент книги «Застенчивость» доктора психологии Линн Хендерсон и разбираемся, как формируется и развивается это качество, какие стратегии воспитания усиливают его и почему людям с социальной тревожностью...

Далее
«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию
Сен02

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию

Публикуем главу из книги «Абьюзивная личность» (Изд. «Городец»), в которой профессор психологии Дональд Г. Даттон, опираясь на психологические и нейробиологические исследования, анализирует причины насилия в близких отношениях и показывает, что абьюзивность является не просто выученным паттерном поведения, а результатом особого устройства личности, формирующейся под влиянием ранних детских отношений со...

Далее
Исчезающий некто: Кьеркегор, стыд и Я
Авг29

Исчезающий некто: Кьеркегор, стыд и Я

Публикуем эссе «Исчезающий некто», где доктор философии, психоаналитик Бенджамин Килборн анализирует работу Кьеркегора «Болезнь к смерти» и рассказывает, почему Кьеркегор рассматривал отчаяние как болезнь духа — «расстройство я», как это чувство вырастает из стыда за несоответствие между тем, кем хочет выглядеть человек в глазах других людей, и тем, кем,...

Далее
Внутренний критик, синдром самозванца и стыд: что мешает нам признать свою ценность и изменить негативный жизненный сценарий
Авг22

Внутренний критик, синдром самозванца и стыд: что мешает нам признать свою ценность и изменить негативный жизненный сценарий

Отрывок из книги «Не сомневайся в себе» психотерапевта Лизы Оливера: разбираемся, как формируются перфекционизм, синдром самозванца, чувство изолированности и стыд и что можно сделать, чтобы изменить негативный нарратив о самом себе и разрушительный жизненный сценарий. Наши глубинные убеждения о себе запечатлены в историях, которые мы сами себе рассказываем, историях,...

Далее
«Любая попытка действовать лучше, чем бездействие». 6 мыслей о мужестве
Авг15

«Любая попытка действовать лучше, чем бездействие». 6 мыслей о мужестве

Страх и тревога — неотъемлемые спутники нашей жизни. Древние греки говорили о фобосе, панике и ужасе. Стоики считали, что испытывать страх нормально, но нельзя позволять ему руководить собой. Но как овладеть своими страхами? Из чего они вырастают? Что им можно противопоставить? Делимся отрывками из книги Райана Холидея «Мужество» — о...

Далее
«Толпа мыслит образами»: Густав Лебон о том, как увековечиваются исторические мифы
Июл26

«Толпа мыслит образами»: Густав Лебон о том, как увековечиваются исторические мифы

Когда речь заходит о психологии толпы, исследователи часто ссылаются на древнюю, но от это не менее актуальную работу Густава Лебона «Психология народов и масс» (1895 г.). При этом часто говорят о власти бессознательного, редукции ответственности (она словно распределяется между ее членами — значит, индивидуальная исчезает), стихийности и импульсивности действий...

Далее
«Надежда — это активность»: чем она отличается от оптимизма и почему так важно не утрачивать ее
Июл11

«Надежда — это активность»: чем она отличается от оптимизма и почему так важно не утрачивать ее

Надежда — чувство, которое сегодня многие утрачивают, потому что поводов для оптимизма становится меньше и меньше. Однако, по мнению психолога Дэвида Б. Фельдмана и онколога Бенджамина В. Корниса, надежда не равна слепому оптимизму и имеет совсем другие истоки и потенциал: это не пассивное чувство, а психологическая база для активности...

Далее
Волк или овца? Неповторимая человеческая ситуация по Эриху Фромму
Июн28

Волк или овца? Неповторимая человеческая ситуация по Эриху Фромму

Человек — волк или овца? Что ему более свойственно: примыкать к стаду и подчиняться сильному или властвовать и реализовывать свою природную склонность к злу? Или всё же он сам волен выбирать, кем ему быть за пределами этой дихотомии? Что такое «синдром роста» и «синдром распада»? В чём заключается неповторимая человеческая...

Далее
Свобода: потерянный и возвращённый рай
Июн25

Свобода: потерянный и возвращённый рай

Вопрос о свободе гораздо шире политического измерения (хотя и включает его в себя): это и вопрос о том, как мы мыслим, как конструируем мир посредством языка, как воплощаем себя в мире, какие выборы делаем, и о соответствующих ограничениях, которые это на нас накладывает. Сделали подборку материалов о разных ликах...

Далее
Трикстер и Тень: динамика темных сторон нашей психики на примере героев вселенной DC
Июн16

Трикстер и Тень: динамика темных сторон нашей психики на примере героев вселенной DC

Публикуем главу из книги «Джокер. Безумный король преступного мира» доктора философии, профессора психологии и поклонника вселенной DC Трэвиса Лэнгли и разбираемся, что собой представляют юнгианские архетипы Трикстер и Тень и как они взаимодействуют друг с другом в нашей психике и культуре. Архетипы — врожденные стереотипы человеческих чувств и инстинктов,...

Далее
Теория привязанности: как ранние отношения с родителями влияют на нашу жизнь
Июн01

Теория привязанности: как ранние отношения с родителями влияют на нашу жизнь

«Уйти нельзя остаться»: разбираемся, как и какие типы привязанности формируются у нас с детства, насколько качество первого общения с мамой и ранний телесный опыт определяют нашу восприимчивость к любви и доминирующую модель отношений во взрослой жизни и почему опыт небезопасной привязанности мешает человеку вырасти эмоционально и научиться доверять другим....

Далее
Фантомные боли: межпоколенческая передача травмы
Май07

Фантомные боли: межпоколенческая передача травмы

Доктор философии, аналитик Немецкого психоаналитического общества Вернер Болебер о том, как непроработанные травмы войн и антропогенных катастроф передаются от родителей к детям (как у жертв, так и у палачей), на бессознательном уровне влияя на них, насколько замалчивание и отрицание усиливают травматизацию и как она формирует общественно-коллективную реальность нескольких поколений....

Далее
«Психопатология героического прошлого»: опыт вне исторической памяти
Апр25

«Психопатология героического прошлого»: опыт вне исторической памяти

Отрицание памяти, компенсаторные воспоминания о героизме и сакрализация криминального прошлого: публикуем фрагмент книги д.п.н. Михаила Решетникова «Психическая травма», где он размышляет, как войны высвобождают темные инстинкты человека, деформируя психику участников, уничтожают культурную надстройку, которая делает нас личностями, и почему разрушающий военный опыт сказывается не только на бывших участниках событий,...

Далее