Memento vivere: 10 материалов о памяти

Become a Patron!

Память делает нас теми, кто мы есть, помогая ежедневно словно собирать себя по кусочкам. При этом у науки накопилось множество вопросов к этому процессу и к тому, насколько он способен исказить реальность для каждого отдельного носителя сознания. Куда уходят детские воспоминания, для чего мы забываем, почему периодически появляются дежавю и жамевю, можно ли стереть память, отличить ложные воспоминания от настоящих или воскресить нашу идентичность, если допустить, что она «записана» в воспоминаниях? Оказалось, что за последние несколько лет по теме памяти у нас накопилось много материалов — лекций и переводов исследований. Объединили их в одну большую подборку.

Вечное сияние чистого разума: можно ли стереть воспоминания?

Что науке известно о человеческой памяти? Как она формируется в мозге, хранится и воспроизводится? Наши воспоминания — это что-то статичное или нечто подвижное — то, что каждый раз реконструируется и воссоздается? Можно ли изменить и стереть воспоминания? Какие идеи относительно памяти, которые в свое время выдвигали И. П. Павлов, З. Фрейд, Ф. Бартлетт и другие великие психологи, были подтверждены или вновь открыты нейробиологами? Как и в чём нейронаука способна помочь психотерапии? Рассказывает нейробиолог Константин Анохин.

Проблема детских воспоминаний: куда и почему они уходят

Куда уходят детские воспоминания? Почему наш мозг умеет забывать? Можно ли верить осколкам памяти? Проблема детских воспоминаний волнует учёных не первый год, а последние исследования психологов и нейрофизиологов способны многое прояснить в этих вопросах.

«Проблема детских воспоминаний и неизбежного забывания укладывается в простое определение психологов — «детская амнезия». В среднем, воспоминания людей доходят до возраста, когда им было 3-3,5 года, а всё, что происходило до этого, становится тёмной бездной. Ведущий эксперт по развитию памяти из университета Эмори доктор Патриция Бауэр отмечает: «Этот феномен требует нашего внимания, потому что в нём заключается парадокс: очень многие дети отлично помнят события своей жизни, но, став взрослыми, они сохраняют малую часть своих воспоминаний». В последние несколько лет ученые особенно плотно занимались этим вопросом и, кажется, им удалось распутать то, что происходит в мозге, когда мы теряем воспоминания самых первых лет».

Ложные воспоминания: можно ли быть уверенным в том, что случилось вчера

Криминальный психолог Джулия Шоу рассказывает, что такое ложные воспоминания, можно ли их отличить от реальных, и почему система правосудия, опирающаяся на свидетельские показания, несостоятельна.

«Ложные воспоминания – это память о вещах, которые мы никогда не испытывали на самом деле. Это могут быть небольшие ошибки памяти, которые, например, заставляют нас думать, что мы видели один дорожный знак вместо другого, или крупные заблуждения, как, например, уверенность, что мы когда-то летали на воздушном шаре, хотя этого никогда не было <…>. Есть группы людей, которые традиционно считаются более уязвимыми, как, например, личности с низким IQ, дети, подростки, а также люди, страдающие психическими заболеваниями – такими как шизофрения, которые сами по себе затрудняют у обладателей этой болезни «мониторинг реальности». По существу, любой, кто плохо отделяет факт от вымысла, с большей вероятностью будет создавать ложные воспоминания. Тем не менее, в рамках моего исследования «нормальных» взрослых я не нашла каких-либо систематических личностных различий между теми, кто склонен формировать ложные воспоминания, и теми, у кого они не образуются».

К гипотезам бессмертия сознания: почему в жизни после смерти «ты» будешь уже не ты

Квантовое сознание и «жизнь после смерти»: действительно ли наша идентичность находится в воспоминаниях и можно ли ее копировать и воскресить? Историк, популяризатор науки и главный редактор журнала Skeptiс Майкл Шермер проходится по гипотезам бессмертия сознания и объясняет, почему, если даже предположить, что эти гипотезы верны, после смерти вы будете кем-то другим, но не собой, а копирование воспоминаний — это далеко не копирование личности и ее ценностей.

«…Ваша уникальная личность — это больше, чем просто ваши неповрежденные воспоминания; это также ваши взгляды на жизнь. Нейробиолог Кеннет Хейуорт, старший научный сотрудник Медицинского института Говарда Хьюза и президент Фонда сохранения мозга, делит идентичность на составные элементы: «я-память» и  «я-взгляды». Он считает, что если полностью перенести в компьютер «я-память» (или, допустим, в воскрешенное тело на небесах), то «я-взгляды» пробудятся сами. Я с этим не согласен. Если бы это было сделано без смерти человека, было бы два «я-памяти», каждая со своими собственными «я-взглядами», которые смотрели бы на мир своими уникальными глазами».

Ассоциативная память: в помощь Homo Multitaskingus

Ученый-бихевиорист Тодд Роджерс размышляет о рассеянности современного многозадачного человека и рассказывает о том, как работает наша ассоциативная память и почему необычные визуальные сигналы, правильно размещенные в пространстве, работают лучше любых программ-напоминалок.

«Но наш опыт показал, что многие дорогие цифровые и бумажные средства борьбы с рассеянностью, широко используемые для решения проблемы забывания, могут быть заменены простой игрушкой. Возможно, объяснение кроется в необычности. Анализируя недостатки нашей собственной памяти, мы задавались вопросом, способно ли соединение намерения, которое легко забывается (например, возвращение библиотечной книги), с привлекающим внимание сигналом, например, игрушкой в форме пришельца, который будет появляться в соответствующее время, улучшить запоминание. В новой статье, недавно вышедшей в Psychological Science, мы рассказываем, что это действительно возможно».

Криптомнезия, дежавю, жамевю: можем ли мы доверять себе?

Какие варианты искажения памяти существуют? В чем суть механизмов конфабуляции и контаминации? Когда мы невольно занимаемся плагиатом? Как объясняется феномен дежавю и чем он отличается от феномена жамевю? Когда ошибки памяти становятся социальной проблемой? Почему нельзя верить свидетельским показаниям? Можно имплантировать воспоминания и есть ли способ отличить ложные воспоминания от настоящих? Как на нас и наши воспоминания о событиях влияют сообщения СМИ? Что ещё о нас и наших отношениях с прошлым и другими людьми помогло узнать многолетнее изучение памяти? Обо всём этом в рамках проекта InLiberty рассказала доктор психологических наук, учёный-когнитивист Мария Фаликман».

Рабочая память в деле: как игнорирование неважного улучшает работу мозга

Часто ли вы отвлекаетесь от основной задачи на постороннюю информацию, не имеющую особой значимости? Если да, то стоит вас предупредить: объем рабочей памяти не безграничен, поэтому, отвлекаясь на ерунду, вы попусту растрачиваете драгоценные ресурсы своего мозга. Психолог и преподаватель Джулия Шоу написала об этой проблеме небольшую статью для Scientific American, в которой рассказала, как функционирует рабочая память, какую роль она играет в работе нашего мозга и насколько объём рабочей памяти зависит от умения игнорировать неважное. Моноклер перевёл её для вас.

«Чтобы укомплектовать весь необходимый материал, люди обладают разной способностью держать вещи в рабочей памяти. Эти индивидуальные различия в работоспособности памяти являются важными, поскольку они, как выяснили учёные (3), сильно влияют на такие вещи, как интеллект: в целом, больший объём рабочей памяти приравнивается к большему уму. Но почему некоторые люди в состоянии держать больше в своей рабочей памяти, чем другие?»

«Cбой в матрице»: может ли наука объяснить феномен дежавю?

Еще один материал о феномене дежавю — ощущении, когда новые события будто уже происходили когда-то раньше. Может, этот «сбой в матрице» не более чем короткое замыкание мозга? Активизация ложных воспоминаний или болезнь? Мистика или простое разрешение когнитивного конфликта? Разбирается Ph.D. Сабрина Стирволт.

«Стоит ли беспокоиться о дежавю? Пока ваш опыт дежавю не связан с какой-либо формой эпилепсии, исследователи не видят причин подозревать какие-либо негативные последствия. К тому же, некоторые ученые считают, что дежавю действительно может быть полезно. Если это на самом деле результат того, что наш мозг анализирует воспоминания и реорганизует что-либо, зарегистрированное неправильно, то мы можем считать это жуткое ощущение признаком того, что наша память находится в хорошем рабочем состоянии. Эта идея соотносится с фактом, что дежавю встречается в основном среди молодых людей в возрасте от 15 до 25 лет».

«Не ошибка памяти, а функция»: зачем нам нужно забывать

Воспоминания делают нас теми, кто мы есть. Поэтому неудивительно, что ученые давно пытаются понять, как формируются и фиксируются воспоминания. Однако сегодня вектор исследований переместился с процесса памяти на процесс забывания. Что исследования забывания могут нам рассказать о нас и нашей памяти, зачем вообще мозгу необходим этот процесс, с какими проблемами или преимуществами сталкиваются люди с феноменальной и сниженной памятью, можно ли остановить процесс забывания и как понимание механизмов забывания поможет в будущем в лечении тревоги, фобий, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), депрессии и даже болезни Альцгеймера.

«Результаты новых работ показывают, что потеря воспоминаний не является пассивным процессом. Наоборот, забывание очень активный процесс, который постоянно происходит в мозге. Возможно, у всех живых существ базовым состоянием мозга является не запоминание, а забывание. Если мы лучше поймем данное состояние, то произойдет прорыв в лечении тревоги, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и даже болезни Альцгеймера».

Между сомнением и иллюзией: почему мозг придумывает ложные воспоминания?

Померещилось или нет? Возвращаемся к теме ложных воспоминаний, конфабуляции, и вместе с нейробиологом Жюль Монтэг разбираемся, как мозг проверяет правильность информации и когда его методы проверки перестают работать, какие повреждения мозга делают человека неспособным сомневаться в оторванных от реальности идеях и мыслях, почему сильные эмоции мешают нам мыслить критически, а мы сами зачастую так легко начинаем не только верить в то, что нам навязали, но отстаивать эти идеи.

«Как и пациентка Корсакова, многие больные конфабуляцией приукрашивают действительность, дополняют ее мелкими деталями или просто путают факты — и в этом они немного похожи на нас. Обычно интуиция помогает нам автоматически понимать, что есть выдумка, а что — нет, и на основе этого незамедлительно принимать достоверность факта. Информацию или ощущения, кажущиеся неправдоподобными, мозг здоровых людей как правило проверяет. И в ситуации, скажем, столкновения с кенгуру по пути в Эдинбург резонно поднимает вопрос — а не померещилось ли? Затем уже на уровне подсознания мы перепроверяем подобную информацию, используя так называемые маркеры сомнения (doubt tags), связанные с работой орбитофронтальной коры и медиальной префронтальной коры головного мозга. Подобные маркеры сообщают нам, что «здесь что-то нечисто». У больных с конфабуляцией эти участки мозга оказываются повреждены, отчего пациенты оказываются неспособными к сомнению, даже сталкиваясь с вопиюще нереальными идеями и мыслями. Травма мозга не является единственной причиной возникновения конфабуляции».

Обложка: Giorgio de Chirico «Orestes and Pylades», 1957

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: