Рабочая память в деле: как игнорирование неважного улучшает работу мозга

Часто ли вы отвлекаетесь от основной задачи на постороннюю информацию, не имеющую особой значимости? Если да, то стоит вас предупредить: объем рабочей памяти не безграничен, поэтому, отвлекаясь на ерунду, вы попусту растрачиваете драгоценные ресурсы своего мозга. Психолог и преопадаватель Джулия Шоу написала об этой проблеме небольшую статью для Scientific American, в которой рассказала, как функционирует рабочая память, какую роль она играет в работе нашего мозга и насколько объём рабочей памяти зависит от умения игнорировать неважное. Моноклер перевёл её для вас.

Если я назову вслух случайный набор цифр, например, 1593657292759381380473, как вы думаете, сколько из этих цифр вы сможете сразу запомнить?

 

Магическое число

Некоторые ученые утверждают, что мы способны запомнить примерно семь цифр. Точнее, с тех пор как в 1950-х гг. появилась статья под названием «Магическое число семь, плюс или минус два» (1), многие предположили, что объём рабочей памяти, как правило, включает от пяти до девяти вещей, хотя некоторые ученые утверждают, что их количество на самом деле ближе к четырем (2).

Когда я говорю «вещи», я имею в виду блоки или куски информации. Если говорить об упомянутом выше номере, то вы могли бы, например, запомнить 1, 5, 9, 3. В этом случае каждая отдельная цифра считается единым целым. Тем не менее, вы способны запомнить больше чисел, если разложите предложенный набор цифр другим способом: как 15, 93, 65, 72. В каждом случае вы имеете дело с четырьмя единицами информации, только в разном сочетании.

Из этого следует, что, когда ученые говорят о нашей способности сохранять определенное количество элементов в рабочей памяти, эти отдельные элементы могут быть разного размера, сложности и важности. В любом случае, рабочая память невелика, но очень важна.

 

Рабочая память

Что такое рабочая память? Рабочая память является «панелью управления» вашего мозга. Это место, где вы можете временно поместить информацию на то время, пока ваш мозг принимает решение, стоит ли эта информация того, чтобы приложить усилия и разместить её на постоянной основе в вашей долговременной памяти.

Как выясняется, под разные ощущения и чувства отводится разная ёмкость в панели управления. Это означает, что объём того, что вы можете вспомнить, зависит от того, например, рассказывали вам какую-то информацию или показывали. По этой причине важно рассматривать различные типы рабочей памяти отдельно.

Чтобы укомплектовать весь необходимый материал, люди обладают разной способностью держать вещи в рабочей памяти. Эти индивидуальные различия в работоспособности памяти являются важными, поскольку они, как выяснили учёные (3), сильно влияют на такие вещи, как интеллект: в целом, больший объём рабочей памяти приравнивается к большему уму.

Но почему некоторые люди в состоянии держать больше в своей рабочей памяти, чем другие?

 

Игнорирование чепухи (Не обращайте внимания на мелочи)

К счастью для нас, новое исследование группы ученых из университета имени Саймона Фрейзера проливает свет на то, почему некоторые люди могут быть в состоянии удерживать больше вещей в панелях управления своего мозга, чем другие.

Исследовательская группа под руководством профессора психологии Джона Макдональда и докторанта Джона Гаспара узнала о различиях в зрительной памяти путем записи мозговых волн людей и наблюдения за вещами, на которые они обращали внимание.

Если у вас возник вопрос, почему мы говорим о внимании, напомню, что внимание и память неразрывно связаны между собой. Обращая внимание на объект, вы как бы увеличиваете его в своём мозге, что помогает вам легче его запомнить.

Но сделать что-то более лёгким для запоминания – это лишь один аспект внимания. Фокусировка внимания на чём-либо также означает, что вы игнорируете всю отвлекающую информацию, поступающую из внешнего мира. И именно это – та особенность, на основе которой люди значительно отличаются друг от друга.

В упомянутом исследовании людям, рабочая память которых имела слабые возможности, не удавалось подавить отвлекающую информацию. По словам Джона Гаспара,

«Это свидетельствует о том, что дело не в количестве соответствующей информации, которую вы можете запомнить, а в том, насколько хорошо вы игнорируете ненужную информацию».

Эти данные положительно коррелируют с предыдущими исследованиями ученых (5), которые продемонстрировали, что человеческий мозг использует разные процессы для фокусирования внимания на важных сведениях и подавления ненужной информации.

Таковы объективные данные. Так что проблема не только в том, сколько информации мы можем одновременно держать в нашей памяти, но также в том, сколько информации мы можем держать вне её.

Так что в следующий раз, когда вы обнаружите, что вам трудно вспомнить номер телефона или изображение, просто спишите это на свой рассеянный мозг.

Ссылки на исследования

1. Miller, George A. «The magical number seven, plus or minus two: some limits on our capacity for processing information». Psychological Review, Vol 63(2), Mar 1956, 81-97.

2. Cowan N. «The magical number 4 in short-term memory: a reconsideration of mental storage capacity». Behav Brain Sci. 2001 Feb;24(1):87-114; discussion 114-85.

3. Nash Unsworth, Keisuke Fukuda, Edward Awh, Edward K. Vogel «Working memory and fluid intelligence: Capacity, attention control, and secondary memory retrieval». Cognitive Psychology: Volume 71, June 2014, Pages 1–26.

4. John M. Gaspara, Gregory J. Christiea, David J. Primeb, Pierre Jolicœurc, John J. McDonalda «Inability to suppress salient distractors predicts low visual working memory capacity». PNAS 2016 ; published ahead of print February 22, 2016.

5. John M. Gaspar, John J. McDonald «Suppression of Salient Objects Prevents Distraction in Visual Search». The Journal of Neuroscience, 16 April 2014, 34 (16).

Источник: «Ignoring Stuff Is Good for Your Memory», Scientific American.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

  • Сергей Юшин

    Итак: важное … неважное; главное … второстепенное.

    Каждый, кто «перемалывает» большой объем информации, несомненно заинтересован в минимизации своих усилий, учитывая лимит времени. Студенты пишут конспекты, где кратко отражена полученная ими извне информация. Они точно знают, что с точки зрения профессора — эта информация — важная. Но важная ли она для него с точки зрения будущей карьеры, студент не знает. Но это знает его будущий босс, который ему скажет: забудьте все, чему вас учили в университете — мы вас будем учить (переучивать) по-новому. И так всю жизнь. Не зря же сегодня придумали понятие «пожизненное образование». Ну, а как же быть с пословицей: новое — это хорошо забытое старое? Получается, что как бы абсолютных (вечных) знаний не существует, а все, чему учат в школе и университете — относительное (полу-знание), которое только забивает голову и не имеет практического значения в стратегическом будущем. И прав тогда Монтень, что лучше иметь ум хорошо устроенным, чем хорошо наполненным. Возможно, в этом есть своя доля истины. Но где критерии хорошей устроенности ума. Наполненность мы можем установить с помощью тестов и экзаменов, где решаются заведомо решенные (традиционные, рутинные) задачи. Не может ведь преподаватель учить тому, чего в природе не существует. Научные открытия или гениальные произведения искусства в школе и университете не предполагаются. Но школьник или студент привыкает к тому, что получение высокой оценки — это очень важно. Хотя о подобной важности Кастанеда отзывался так: «Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Быть воином означает быть легким и текучим. Чувство собственной важности — главнейший и самый могущественный из врагов человека. Его уязвляют и обижают действия либо посягательства со стороны ближних, и это делает его слабым. Чувство собственной важности заставляет человека всю его заставляет человека всю его заставляет человека всю его жизнь чувствовать себя кем-то или чем-то оскорбленным.

    Синонимами «важности» являются понятия «приоритет», «главное». В этой связи уместно вспомнить мудрецов древнего Китая: Люй Бу-вэй (Китай, III в. до. н. э.): «В настоящее время заблуждающиеся люди большей частью подчиняют вещам свою жизнь. Это значит, они не знают, что является главным и что — неглавным. Незнание того, что является главным и что неглавным, ведет к тому, что главное рассматривается как неглавное, а неглавное — как главное. В результате каждое действие терпит неудачу. Идя по этому пути, правитель становится слепцом, чиновник — смутьяном, а ученый — пустозвоном. При наличии одного из этих трех [факторов] государство становится несчастным и обречено на гибель». Как видим, четкое различение «важного» и «неважного» действительно является фундаментальной проблемой развития личности и общества.

    Говоря о «рабочей памяти», Джулия Шоу пишет: «в целом, больший объём рабочей памяти приравнивается к большему уму». Аристотель с этим был не согласен, говоря, что память относится не к уму, а к связи души и тела. Как-то Эйнштейна спросили: «когда вы работаете над конкретными проблемами, откуда вы черпаете информацию». На что он ответил: «я беру соответствующий справочник». Проблема старая. У Платона она описывается так: «Когда же дошел черед до письмен, Тевт сказал: «Эта наука, царь, сделает египтян более мудрыми и памятливыми, так как найдено средство для памяти и мудрости». Царь же сказал: «Искуснейший Тевт, один способен порождать предметы искусства, а другой — судить, какая в них доля вреда или выгоды для тех, кто будет ими пользоваться. Вот и сейчас ты, отец письмен, из любви к ним придал им прямо противоположное значение. В души научившихся им они вселят забывчивость, так как будет лишена упражнения память: припоминать станут извне, доверяясь письму, по посторонним знакам, а не изнутри, сами собою. Стало быть, ты нашел средство не для памяти, а для припоминания. Ты даешь ученикам мнимую, а не истинную мудрость. Они у тебя будут многое знать понаслышке, без обучения, и будут казаться многознающими, оставаясь в большинстве невеждами, людьми трудными для общения; они станут мнимомудрыми вместо мудрых». Здесь важно подчеркнуть, что Сократ четко разделял
    знание «генетическое» и знание «приобретенное» в процессе жизни. То, что в наше время Юнг разделил как
    «сознание-подсознание-бессознательное», где бессознательное есть автономная психическая сущность и любые попытки управлять им оказывают вредное воздействие на сознание, а союз сознания и бессознательного может быть достигнут только постепенно. А в такой ситуации неопределенности событий следует также учитывать и их эмоциогенность. Например, в Махабхарате это объясняется так: «Гнев повергает человека в тьму иллюзии, а иллюзия приводит к потере памяти. Вместе с памятью пропадает разум, и тот, кто лишился разума, снова падает в океан материальных страданий». Что же поделаешь, если даже Бог в Библии нуждается в символах, которые должны напомнить ему о его обязательствах: «и Я вспомню завет Мой».

    Теперь о ненужной информации (о мелочах).

    Аристотель, например, считал, что «небрежное отношение к мелочам незаметно влечет за собой большие перемены в установившемся законном порядке; внутренние распри возникают не по причине мелочей, но из мелочей; особенное значение приобретают мелкие неурядицы в том случае, когда они возникают среди лиц высокопоставленных». Конфуций также рассматривал проблему «мелочей»: «О благородном муже нельзя судить по мелочам, ему можно доверить большие дела. Низкому человеку нельзя доверять большие дела, но о нем можно судить по мелочам». Гуань Чжун приводил пример: «Совершенные правители древности считали] улучшение жизни народа основным [делом], [они] в совершенстве знали, что порождает беды и благополучие, и поэтому были осмотрительны в малом, занимались мелочами, старались различить правду и неправду, чтобы [постичь] их основу. Тогда карьеристы, порочные люди, обманщики не осмеливались пытаться [сделать что-то плохое]. Это и есть метод исправления народа [при помощи] правильного поведения [правителя]»; «Тот, кто способен сохранить единое начало, отбросив бесчисленные мелочи; увидев выгоду, не поддаваться соблазну; встретив опасность, не знать страха; быть свободолюбивым и гуманным; быть довольным своей жизнью, — тот обладает умением управлять». О мелочах писал и Байрон: «давно известно — мелочи как раз сильней всего долбят и точат нас». Так что «мелочи» не
    являются чем-либо ничтожным. Не зря же Библия указывает: «и если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста. Они сами будут обращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним». И опять Байрон: » в ничтожной каравелле можно плыть и все-таки Америку открыть». И завершает этот ряд Камю: «начало всех великих действий и мыслей ничтожно».

    Вывод: «важное … неважное» Знать бы где упадешь — соломки бы подстелил. Аристотель подсказывал, что нельзя безотносительно относиться к тому, к чему нельзя относиться безотносительно. Иначе говоря, проблемы
    «памяти и ума», «мелочей и ничтожного», являются фундаментальными и требуют фундаментального подхода к их изучению.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: