Новый гуманизм: Дэвид Брукс о революции сознания и конце рационализма

В последнее время все больше появляется исследований на тему иррациональной природы человека и власти эмоций. Этими вопросами занимаются когнитивистика, нейроэкономика, психология. По мнению социолога Дэвида Брукса, все это признаки того, что мы находимся на пороге новой эры, которую сам Брукс называет «новый гуманизм». Публикуем его выступление на TED, где он популярно рассказывает, как эпоха рационализма и погони за достижениями завела нас в тупик и почему она подходит к концу.

В 1957 году Уильям Уайт написал книгу «Человек организации», в которой описал сложившийся в 1950-е годы социальный идеал человека-винтика, человека-детали, подогнанного под слаженную работу в организации и запрограммированного на чёткое выполнение текущих задач. Тогда, в момент расцвета индустриального общества, ни у кого не возникло сомнений, что описанный Уайтом образ жизни — единственно верный и даже идеальный, а чрезмерные проявления индивидуализма воспринимались как вызов устоявшимся социальным нормам.

Но постепенно становилось понятно, что путь человека системы ведёт в никуда (не обязательно было читать «1984» и «О дивный новый мир», чтобы увидеть это — всё было слишком очевидно). Время шло, индустриальное общество уходило в прошлое, менялась культурная и социальная парадигмы, а вместе с ними менялся сам человек. Со временем на сцену всё чаще стали выходить успешные представители креативного класса, для которых личная свобода, творчество и  собственная идентичность имели гораздо большее значение, чем простой рост доходов. Возможно, именно эта страсть к другим ценностям и подняла их на гребне волны и помогла добиться настоящего успеха в том, что они делают.

Так или иначе, эти люди стали основой новой космополитической элиты постиндустриального, а потом и информационного общества, которую достаточно трезво и немного иронично описал в своей книге «Бобо в Раю» социолог, политический мыслитель и обозреватель The New York Times Дэвид Брукс.

Дэвид Брукс - Бобо в Раю

© Simon & Schuster

Бобо, по Бруксу, — это «богемная буржуазия» (Bohemian Bourgeois — BoBo, Bobos), которой удалось соединить в себе успешность и респектабельность мира бизнеса и бунтарские ценности богемной контркультуры 1960-х (впрочем, характеристика Брукса «совмещение несовместимого через поверхностное отношение к миру» не делает им большой чести).

Проведя четыре с половиной года за границей, я вернулся в Соединенные Штаты и, окинув родину свежим взглядом, обратил внимание на целый ряд занятных рокировок. В элитных, населенных преимущественно WASP’ами пригородах появились артистические кофейни, где посетители пили европейский эспрессо под альтернативную музыку. В богемных же районах в центре города развелось несметное количество лофтов за адские миллионы и магазинов а-ля «все для сада», где искусственно состаренные тяпки продаются по 35, 99 долларов. Корпоративные монстры типа «Майкрософт» или Gap принялись вдруг использовать в рекламе цитаты из Ганди и Джека Керуака. Статусными атрибутами как будто махнулись, не глядя: модные адвокаты щеголяли в очечках в стальной оправе, которые раньше носили подростки, потому что теперь, очевидно, правильнее было косить под Франца Кафку, нежели под Пола Ньюмана.

Однако Брукс не успокоился, описав новую творческую элиту, которая потеснила известную нам буржуазию, ориентированную на идеалы рационализма, материализма и предсказуемой определённости во всём.

Заметив, что «торжество подобной системы ценностей могло произойти только в экономике, основу которой составляет знание», Брукс со временем пришёл к выводу, что общество (и элита, и те 90 процентов людей, что живут обычной жизнью), играет по правилам, которые давно уже не имеют никакого отношения к самой игре: большинство живёт, как заведённое (школа, университет, борьба за достижения как основной мотиватор, карьера, красивый муж/жена, чудеса селекции, прекрасные дети, а затем в их лице судьба идёт по второму кругу — и это вовсе не спираль, потому что никто не задаёт себе вопрос «зачем?»), объясняя это себе разумностью такой жизни, власть с радостью поддерживает этот механизм,  — в итоге люди не пытаются понять, кто они есть на самом деле и что они действительно чувствуют, а политики делают всё, чтобы таких вопросов вообще не возникало.

И это меня привело к вопросу: почему самые социально приспособленные люди на земле становятся полностью бесчеловечными, когда они думают о политике? И я пришел к заключению, что это симптом более крупной проблемы. Что на протяжении веков мы унаследовали взгляд на природу человека, основанный на представлении, что мы разделенные сущности, что разум отделен от эмоций и что общество прогрессирует ровно настолько, насколько разум может подавить страсти. Это привело к взгляду на природу человека, согласно которому мы разумные личности, которые прямолинейно реагируют на стимулы. В свою очередь, это привело к взглядам на мир, в котором люди пытаются использовать предпосылки из физики для того, чтобы измерить поведение человека. Результатом этого стала чудовищная отстранённость и  поверхностный взгляд на природу человека.

<…>

У нас очень хорошо получается говорить о материальных вещах, но очень плохо получается говорить об эмоциях. Мы отлично говорим о навыках, о безопасности и здоровье, но у нас не получается говорить о характере. Аласдер Макинтайр, известный философ, сказал: «У нас есть понятия о древней морали, о добродетели, чести, великодушии, но у нас больше нет системы, в которую мы связываем их». Таким образом, это привело к отсутствию глубины в политике, а также во многих других человеческих стремлениях.

Чтобы разобраться, в чём дело, Брукс написал целую книгу — «Общественное животное», в которой попытался осмыслить ошибки, из-за которых социум и власть перестали слышать друг друга, и попробовал с учётом современных сведений об особенностях работы головного мозга, способах взаимодействия человека с другими людьми, механизмах принятия решений выстроить новую концепцию человека и его истинных ценностей.

В течение последних лет, я думаю, нам дали более глубокий взгляд на природу человека и более глубокий взгляд на то, кто же мы такие. Он основывается не на теологии или философии, а на изучении разума, во всех сферах исследований от неврологии до когнитивистов, поведенческих экономистов, психологов, социологов мы развиваем революцию в сознании. И когда собираешь это всё воедино, получается новый взгляд на природу человека. Он далек от холодного материалистического взгляда на природу, это новый гуманизм, это новая магия.

Дэвид Брукс - Общественное животное

© Random House

Самый главный вывод, к которому пришёл Брукс — что все наши решения (как частные, так и политические) определяются не столько разумом, сколько эмоциями. Так Брукс поставил под сомнение доминирующую философию западной цивилизации, основанную на рационализме, который господствовал со времён Просвещения.  По мнению Брукса, рационализм исчерпал себя, и об этом говорит не только психология, пытающаяся постигнуть бессознательное, но и поведение людей, которые редко ведут себя рационально. Более того, Брукс убеждён, что эмоции гораздо важнее разума, хотя как раз о них и не принято говорить в каком-либо серьёзном контексте.

Предлагаем вам посмотреть выступление Дэвида Брукса на TED, где он популярно и с долей юмора рассказывает о своих открытиях — об оторванных от жизни политиках, заплутавших в гонке достижений людях, о подавляемых эмоциях и новых открытиях в области науки, которые показывают нам, насколько человек иррационален, социален и эмоционален.

Греки говорят, что мы страдаем на нашем пути к мудрости <…>. Через неудачи в политике за последние 30 лет мы пришли к осознанию того, насколько поверхностным был наш взгляд на природу человека. И теперь, когда мы лицом к лицу с этой поверхностностью и неудачами из-за нашей неспособности понять, кто мы такие, приходит эта революция в сознании – люди в столь многих областях исследуют глубины нашей природы и обнаруживают это волшебство, этот новый гуманизм. Когда Фрейд открыл для нас бессознательное, это имело огромное влияние на настроения тех времен. Теперь мы имеем более верное представление о бессознательном и о том, кто же мы такие в глубине души. И эти открытия будут иметь удивительное, глубокое и гуманизирующее влияние на нашу культуру.


Читаем / смотрим

— «Кто мы?»: лекции TED о сознании, мозге, человеке

Человек иррациональный: как наша алогичная природа определяет политическую реальность

— Человек противоречивый: как внутренние разногласия делают нас людьми и влияют на креативность

Видеолекторий: Даниэль Канеман о когнитивных искажениях, интуиции и счастье


Источник: TED


Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.