Моральное лицензирование и координаты счастья

Моральное лицензирование, культурные мифы о счастливой жизни и проблемы самоконтроля: ученый-когнитивист Джим Дэвис рассказывает о «внутренних термостатах», которые определяют предельный уровень нашего счастья, двуличное отношение к этике и психологические реакции на любые изменения в образе жизни.

Представьте себе, что однажды вы решили ради удовольствия поиграть в лотерею и через какое-то время узнали, что у вас выигрышные билеты. Теперь вы на миллион долларов богаче. Как вы думаете, вы будете счастливее? Большинство из нас думают – да. Теперь представьте, что вместо того, чтобы выиграть в лотерею, вы попали в аварию и только что узнали, что будете парализованы ниже пояса. Вы испытаете ужасные чувства, так?

Я тоже так думаю. Но изучение людей, с которыми случились эти замечательные и ужасные вещи, демонстрирует интересную закономерность: победители лотереи чувствуют себя счастливее, а люди, попавшие в инвалидное кресло, печальнее – но совсем недолго. Через несколько месяцев они возвращаются к той или иной степени счастья, которую они испытывали до произошедших с ними событий (1, 2).

Как и кресло-качалка, которое выравнивается, когда вы встаете с него, люди, кажется, имеют определенный уровень счастья, к которому они возвращаются, что бы ни сделала с ними жизнь. Все мы знаем людей, которые несчастны, даже если их жизнь кажется просто прекрасной, и других, жизнь которых подобна руинам, но они почему-то всегда кажутся бодрыми. Разница в способности испытывать счастье кроется не в разном качестве жизни, но в различных внутренних установках, неких заданных точках: шокирующие 80 процентов нашего счастья, верьте тому или нет, зависят от генетических особенностей (3). Причина, по которой это нам кажется странным, кроется в том, что у нас есть культурный миф, согласно которому мы счастливы или грустны из-за того, насколько хорошо идёт жизнь. Но наше сознание так не работает; оно развивалось, чтобы замечать изменения, и когда что-то становится новой нормой – как, например, неожиданно полученный миллион долларов – мы приспосабливаемся.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Счастье и смысл жизни: в чём мы больше нуждаемся?


Заданные точки проявляются на многих уровнях, и наше выживание, как правило, зависит от того, чтобы они не менялись слишком резко. Наше тело, к примеру, имеет множество регулирующих систем, которые работают, как термостат, сохраняя наши тела в равновесии. Температура мозга должна оставаться возле 98,6 градусов по Фаренгейту, в противном случае начнут происходить действительно плохие вещи. Если она поднимается даже на несколько градусов, у вас появятся конвульсии, еще на несколько градусов выше – и вы уже мертвы. У вашего тела есть несколько стратегий для поддержания оптимальной температуры: увеличение или уменьшение кровотока посредством дилатации, снижение активности мозга или даже прямое уничтожение нервных клеток (4). У нас есть аналогичные механизмы для регулировки рН, нашей эндокринной системы и многих других.

Как видите, счастье и температура мозга имеют заданные значения, но мы также изменяем свое поведение, чтобы сохранить другие заданные точки, которые мы не осознаем. Историк Рут Шварц Коуэн (Ruth Schwartz Cowan), например, обнаружил, что домохозяйки в 1800-х годах тратили такое количество часов на работу по дому, как и домохозяйки в 1990-е годы (5). Даже со всеми устройствами экономии времени, которые мы создали с тех пор (стиральные машины, пылесосы и т.д.) люди по-прежнему тратят одинаковое количество времени на уборку. Психолог, радиоведущий и автор книги «Искажённое время. Особенности восприятия времени» Клодия Хэммонд говорит, что нет никакого сомнения, что монтаж радиопередач не стал быстрее, чем несколько десятилетий назад, когда это было сделано путем разрезания и соединения кусочков записи. Она отмечает:

«Но сегодня, когда цифровое редактирование означает, что мы можем монтировать гораздо быстрее, это также сделало нас более привередливыми в удалении каждого «гм» и «ээ» и позволило больше экспериментировать с порядком частей».

У нее есть более высокий стандарт и, как следствие, она тратит такое же количество времени на редактирование. Написание и отправка сообщений по электронной почте также занимает меньше времени, чем написание и отправка обычного письма. Тратим ли меньше времени на общение? Нет. Вместо того, чтобы потратить сэкономленное время на другие, более достойные вещи, мы в конечном счете отправляем больше писем по электронной почте.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Восприятие времени человеком: загадки искажения


Интересно, что в этих случаях наша установка, сколько времени, как мы считаем, должно быть потрачено на что-то, имеет не какой-то более объективный уровень, скажем, насколько чистым должен стать дом или каким качественным пол радиошоу. Мы — как термостат с реле времени, работающий больше или меньше для бессознательно заданного значения. Всё могло бы быть иначе, если бы наши установки были связаны с качеством, но это не так.

Кажется, у нас даже есть заданные значения морали – точки, в которых мы чувствуем, что были «достаточно хороши», и прекращаем дальнейшие попытки. В одном из исследований (6), например, была группа людей, представляющих, что они совершают некие добрые дела (уборка парковой зоны университета). Люди, которые принимали участие в этом воображаемом эксперименте, впоследствии были более склонны мошенничать в игре на деньги, чем люди из контрольной группы, которые предварительно не представляли себя в ситуации выполнения доброго дела. Это говорит о том, что даже размышление о совершении какого-то хорошего поступка может заставить нас позволить себе морально сорваться с крючка и свободно совершить что-то плохое. Более того, люди, которые покупают для еды «зеленые» продукты, при прочих равных условиях, имеют в дальнейшем большую склонность к тому, чтобы обмануть или украсть. Эта компенсация хорошего поведения известна как «моральное лицензирование» (7).

«Диетическое лицензирование» — явление из того же разряда. Это когда люди, которые принимают пищевые добавки, позволяют себе более нездоровое пищевое поведение (8). Заданное значение для здорового питания также заставляет людей думать, что калории из «хороших продуктов» как-то компенсируют калории из «плохих» (9). Так что человек, который в одном случае перекусывает пончиком, в другом случае может съесть больше пончиков, если они идут в паре с салатом. Употребление в пищу салата на самом деле заставляет нас есть больше пончиков, потому что нам кажется, что мы делаем что-то правильное и здоровое, способное выместить вред (этот эффект ярче выражен у людей, которые пытаются похудеть (10).

Эти психологические тенденции имеют последствия на уровне общества. Большинство единодушно считает, что сокращение выбросов углекислого газа замедлит глобальное потепление, и многие думают, что если мы найдем более эффективные источники энергии, это приведет к сокращению выбросов. Но достижения в производстве электроэнергии и электрических лампочек приводит людей к компенсации этой эффективности за счет использования более искусственного света. Когда упали цены, люди стали тратить больше энергии (11). Это ставит под сомнение идею, что мы можем эффективно бороться с выбросами углекислого газа. Кажется, у людей есть некая заданная точка, сколько денег тратить на электроэнергию, и если мы стараемся использовать электросберегающие приборы, люди просто пользуются ими больше (12).

И хотя мы не осознаем этих ограничений, наша борьба за сохранение некоторых заданных точек имеет большие последствия для здоровья наших органов, а также всей биосферы. На политическом уровне нам бы могли пригодиться законы, помогающие обуздать эти эффекты; на личном уровне нам, возможно, потребуются сознательные стратегии, чтобы убедиться, что наши хорошие поступки не дают нам бессознательную моральную лицензию на совершение плохих вещей, что нам не нужно моральное лицензирование.

Мы станем опаснее для себя и для окружающих, если не поймем этого.

Ссылки на исследования

1. Costa Jr PT, McCrae RR. Influence of extraversion neuroticism on subjective well-being: happy unhappy people. Journal of Personality and Social Psychology (Impact Factor: 5.08). 05/1980; 38(4):668-78.

2. Schulz, Richard; Decker, Susan. Long-term adjustment to physical disability: The role of social support, perceived control, and self-blame. Journal of Personality and Social Psychology, Vol 48(5), May 1985, 1162-1172.

3. Lykken, David T. and Tellegen, Auke. Happiness is a Stochastic Phenomeno. Psychological Science Vol.7, No. 3, May 1996.

4. Режим доступа: http://www.psych.mcgill.ca/perpg/fac/melzack/pain_and_stress.pdf

5. Cowan, R.S., Less Work for Mother? American Inventions:A Chronicle of Achievements that Changed the World. New York: Barnes & Noble, 1995, pp. 159-165.

6. Sophie Clot, Gilles Grolleau, Lisette Ibanez. Smug Alert! Exploring self-licensing behavior in a cheating game. Economics Letters, Volume 123, Issue 2, May 2014, Pages 191–194.

7. Irene Blanken , Niels van de Ven , Marcel Zeelenberg. A Meta-Analytic Review of Moral Licensing. Personality and Social Psychology Bulletin (Impact Factor: 2.52). 02/2015; 41(4).

8. Ben Goldacre «Vitamin pills can lead you to take health risks»/ The Guardian.

9. Stacey R. Finkelstein, Ayelet Fishbach. When Healthy Food Makes You Hungry. Journal of Consumer Research, pp. 357-367, 1 October 2010.

10. Alexander Cherniev. The dieter ‘s paradox .Режим доступа: http://www.myscp.org/pdf/short%20articles/JCPS_10-00088_180.pdf

11. Режим доступа: http://nautil.us/issue/11/light/drowning-in-light

12. George Monbiot. Heat: how to stop the planet burning. – 2006.

© Jim Davies «Your Happiness Is Like a Rocking Chair/Nautil.us.

Обложка: © Shutterstock.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: