Счастье или смысл: в чём мы больше нуждаемся?

Почему мы стремимся к счастью? Приносит ли нам радость обретение смысла жизни? Что говорит современная психология о связи этих понятий и значении для каждого из нас? На страницах Scientific American вышел хороший материал известного психолога Скотта Барри Кауфмана, в котором учёный разбирается, что такое счастье и смысл жизни, и может ли быть между ними компромисс. Моноклер перевёл статью Кауфмана и публикует этот краткий экскурс в психологию с зарисовками несчастной, но содержательной жизни и счастливого, но бессмысленного существования.

Люди могут напоминать других существ в их стремлении к счастью, но поиск смысла жизни является тем, что делает нас человеком.

— Рой Баумейстер.

Стремление к счастью и смыслу – два центральных мотива в жизни каждого. Множество исследований (1) в области позитивной психологии показывают, что счастье и смысл, на самом деле, являются основными составляющими хорошего самочувствия. Эти два понятия сильно коррелируют (2) и часто подпитывают друг друга. Чем больше смысла мы находим в жизни, тем счастливее мы чувствуем себя, и чем больше мы испытываем счастья, тем более мы воодушевляемся на поиск новых смыслов и целей.

Но не всегда.

Возросшее количество исследований по этой теме (3) показывает, что между стремлением к счастью и поиском смысла жизни могут быть как компромиссы, так и разногласия. Вспомнить хотя бы «парадокс родительства»: молодые люди часто сообщают, что были бы счастливы иметь детей, но родители, которые живут с детьми, как правило, дают очень низкую оценку своей удовлетворенности и ощущения счастья. Создается впечатление, что воспитание детей может негативно сказаться на счастье, но увеличить смысл. Или посмотрим на революционеров, которые на протяжении нескольких лет могут терпеть жестокость и насилие ради великой цели, что в конечном счёте приводит их к большему удовлетворению и ощущению смысла своей жизни и жизни других.

В своей восхитительной книге «Смыслы жизни» («Meanings of Life») Рой Баумейстер использует подобные примеры, чтобы доказать: люди стремятся не только к счастью, но и к обретению смысла жизни. Об этом же говорил выдающийся австрийский психиатр Виктор Франкл, когда описывал свой трагический опыт жизни в концлагере во время Холокоста, и утверждал, что людям свойственна «воля к смыслу» (по этому поводу можно также посмотреть публичную лекцию доктора философских наук Наталии Кузнецовой о теориях счастья — от Аристипа и Эпикура до Канта и Шопенгауэра. — Е. Т.).

В последние годы ряд экспериментов подтверждает эти тонкие различия между счастьем и смыслом. В рамках одного из исследований (4) Баумейстер и его коллеги обнаружили, что такие факторы, как ощущение связи с другими, ощущение продуктивности, нахождения не в одиночестве и отсутствие скуки способствовали появлению как ощущения счастья, так и смысла происходящего. Тем не менее, ученые также нашли некоторые важные различия в нашем отношении к этим сторонам человеческого бытия:

  • Определение своей жизни как лёгкой или трудной было связано с ощущением счастья, а не смысла;
  • Здоровое состояние чаще связывают со счастьем, а не со смыслом;
  • Хорошее настроение также вызывало счастливые переживания, а не ощущение смысла;
  • Нехватка денег больше влияла на ощущение счастья, чем на ощущение смысла;
  • Люди, чья жизнь была наполнена смыслом, соглашались, что «отношения дороже достижений»;
  • Помощь нуждающимся людям была связана с вопросом смысла жизни, не счастья;
  • Глубокие размышления крепко связаны с осмысленностью, а не со счастьем;
  • Счастье было больше связано с позицией получателя, а не дарителя, в то время как осмысленность больше коррелировала с позицией дающего, а не получающего;
  • Чем больше люди ощущали, что их деятельность была совместима с важными для них темами и их ценностями, тем больший смысл они вкладывали в свою активность;
  • Видение себя мудрым, творческим и даже тревожным было связано с вопросами смысла и не имело никакого отношения к счастью (в некоторых случаях даже показывало отрицательную связь).

Похоже, что счастье больше связано с удовлетворением потребностей, получением того, что вы хотите, и общим хорошим самочувствием, в то время как наделение чего-либо смыслом связано с уникальной внутренней работой человека – поиском и освоением собственной идентичности, самовыражением и осмыслением своего прошлого, настоящего и будущего опыта.

Подтверждение этой идеи можно найти в недавно вышедшем лонгитюдном исследовании (5) Джо Энн Айб о влиянии счастья и создании смысла. Её работа преодолевает некоторые ограничения предыдущих исследований из этой сферы, например, опору на опросники участников и оценку счастья и смысла в определённый момент времени.

Эйб анализирует меру счастья и ощущение присутствия смысла в жизни людей, основываясь на еженедельных журналах, которые писались в течение одного семестра. Участникам была предоставлена свобода писать, о чём им хочется, с детальным анализом их мыслей и чувств. Таким образом, данное исследование позволило людям анализировать свои эмоции и осмысливать свой опыт на протяжении времени.

После этого журналы были проверены с помощью компьютерной программы (6), анализирующей текст, которую разработал Джеймс Пеннебейкер с коллегами. Счастье оценивалось по частоте слов, описывающих положительные эмоции (смеяться, рад и т.д.).

Со смыслом немного сложнее. Существует точка зрения (7), что «смысл» состоит по меньшей мере из двух компонентов: когнитивной обработки, включающей осмысление и интеграцию опыта, и компонента цели, который является более мотивационным и включает активное преследование долгосрочных целей, таких как поиск собственной идентичности и преодоление узких эгоистических интересов. Эйб оценивала когнитивный компонент смысла, анализируя частоту причинных слов («например», «потому что», «причина») и слов, связанных с пониманием («например», «понять», «осознать»). Целевой компонент смысла оценивался с помощью анализа частоты использования местоимений третьего лица, которые могли бы указывать на отдаленные перспективы и планы на будущее этого третьего лица.

Что нашла Эйб? Во-первых, результаты показали, что частота положительных эмоций была очень мало связана с оценкой адаптивного поведения испытуемых на стадии реализации их планов (время которого варьировалось от полугода до 7 лет). По факту, положительная эмоциональность была чаще связана с подавлением эмоций впоследствии. Этот вывод согласуется с другими исследованиями, показывающими, что даже если создание смысла связано с отрицательными эмоциями на раннем этапе, это может способствовать большей гибкости и благополучию в долгосрочной перспективе.

Это открытие также демонстрирует потенциальную темную сторону безмятежного счастья. В то время как счастье способно заставить нас чувствовать себя хорошо в данный момент, со временем избегание негативных мыслей и чувств может остановить рост личного развития. В конце концов, для развития личности необходим весь спектр эмоций (8, 9). Существуют также исследования, которые показывают, что долго длящееся счастье порождает в конце концов повышенное чувство одиночества (10) и снижение ощущения благополучия (11).

В противоположность этому, измерения смысла (когнитивных процессов и целей), так или иначе присутствующего в текстах, показали положительную связь с большей адаптированностью экспериментируемых. В частности, склонность к когнитивной обработке коррелировала с твёрдостью характера (страстью и упорством в достижении долгосрочных целей), а самодистанцирование было прочно связанно с благодарностью и хорошим самочувствием и отрицательно — с подавлением эмоций. Более того, взаимодействие между когнитивной обработкой и самодистанцированием дополнительно связаны со степенью адаптации. Есть основания полагать, что создание смысла наиболее влияет на адаптацию, если о будущих перспективах мыслить в категориях третьего лица (он сделает, у него получится и т.д.).

Это исследование уточняет некоторые положения активно формирующейся науки смысла (3). При изучении смысла и его сходства и различия со счастьем важно использовать различные методы. В дополнение к письменному самоанализу и написанию журналов другие исследователи используют аналоги оценок (12) и геномные методы (13). Чтобы получить более полную картину, мы должны смотреть на общие данные, которые мы получаем с помощью всех этих методов.

Хотя это исследование было сфокусировано на различиях между счастьем и смыслом, следует отметить, что оптимальное состояние человека часто зависит от обоих факторов. Как отметил Тодд Кашдан с коллегами, «годы исследований психологии благополучия показали, что люди чаще счастливы, когда они вовлечены в значимые занятия и деятельность, приносящую благо». Действительно, когда мы вовлечены в работу, которая соответствует нашим лучшим сторонам (нашему лучшему «Я»), мы часто отмечаем самые высокие уровни удовлетворенностью жизнью.

На мой взгляд, дальнейшее исследование сходства и различия между счастьем и смыслом может внести существенный вклад в наше понимание заветной точки эмоционального благополучия: этой кажущейся магической комбинации счастья и смысла, основанной на значимости и благе, которая в конечном счёте может привести нас к лучшей жизни. Это было бы действительно значимо.

 

Об авторе:

Скотт Барри Кауфман — психолог, автор книг, руководитель научного направления Института воображения при университете Пенсильвании.

Ссылки на исследования

1. Martin E. P. Seligman . Flourish: A Visionary New Understanding of Happiness and Well-being (2012 г.).

2. Todd B. Kashdan, Robert Biswas-Dienerb & Laura A. Kingc «The Reconsidering happiness: the costs of distinguishing between hedonics and eudaimonia». Journal of Positive Psychology: Dedicated to furthering research and promoting good practice Vol. 3, Issue 4, 2008, p. 219-233

3. Paul T. P. Wong «The Human Quest for Meaning: Theories, Research, and Applications (Personality and Clinical Psychology)»

4. Roy F. Baumeistera, Kathleen D. Vohsb, Jennifer L. Aakerc &Emily N. Garbinsky «Some key differences between a happy life and a meaningful life». Vol. 3, Issue 4, 2008, p. 219-233.

5. Jo Ann A. Abe «A longitudinal follow-up study of happiness and meaning-making». Journal of Positive Psychology: Dedicated to furthering research and promoting good practice (2015).

6. «The Psychological Meaning of Words: LIWC and Computerized Text Analysis Methods». Journal of Language and Social Psychology 2010, 29: 24.

7. Paul T. P. Wang «A Decade of Meaning: Past, Present, and Future»

8. Todd Kashdan (Author), Robert Biswas-Diener (Author), Jeff Cummings (Reader) «The Upside of Your Dark Side: Why Being Your Whole SelfNot Just Your «Good» SelfDrives Success and Fulfillment»/ Audiobook.

9. Jo Ann A. Abe. «Differential Emotions Theory as a Theory of Personality Development». Emotion Review, November 18, 2014.

10. Mauss, I. B., Savino, N. S., Anderson, C. L., Weisbuch, M., Tamir, M., & Laudenslager, M. L. (2011, September 12). The Pursuit of Happiness Can Be Lonely. Emotion. Advance online publication. doi: 10.1037/a0025299

11. Iris B. Mauss, Maya Tamir, Craig L. Anderson, Nicole S. Savin «Can Seeking Happiness Make People Happy? Paradoxical Effects of Valuing Happiness». Emotion. 2011 Aug; 11(4): 807–815.

12 Tyler F. Stillman1, Nathaniel M. Lambert2, Frank D. Fincham2, and Roy F. Baumeister «Meaning as Magnetic Force: Evidence That Meaning in Life Promotes Interpersonal Appeal». Social Psychological and Personality Science 000(00) 1-8.

13. Barbara L. Fredrickson, Karen M. Grewen, Kimberly A. Coffey, Sara B. Algoe, Ann M. Firestine, Jesusa M. G. Arevalo, Jeffrey Ma, Steven W. Cole «A functional genomic perspective on human well-being». PNAS.

По материалам: «The Differences between Happiness and Meaning in Life«, Scientific American.

Обложка: Семейная вечеринка, Италия, 1983. Leonard Freed/Magnum.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

  • Сергей Юшин

    О счастье много говорят и пишут. Сочинили даже систему индексов и определяют их в разрезе стран мира. Понятно,
    что индексы считают по статистике, которая, как известно, — одна из форм лжи. Следовательно, «счастье» следует сделать объектом исследования. Но Платон предупреждал, что не побуждает к исследованию то, что не вызывает одновременно противоположного ощущения. В данном случае исследовать следует дихотомию «счастье-несчастье». При этом можно начать от Геродота, который поведал историю спора Солона с Крезом: Солон уехал в Египет к Амасису, а затем — в Сарды к Крезу. В Сардах Крез оказал Солону радушный прием в своем дворце. А потом на третий или четвертый день слуги по приказанию Креза провели гостя по царским сокровищницам и показали ему все огромные царские богатства. После осмотра и любования всем, что заинтересовало гостя, Крез обратился к Солону с таким вопросом: «Гость из Афин! Мы много уже наслышаны о твоей мудрости и странствованиях, именно, что ты из любви к мудрости и чтобы повидать свет объездил много стран. Теперь я хочу спросить тебя: „Встретил ли ты уже счастливейшего человека на свете?“». Царь задал этот вопрос в надежде, что гость объявит его самого счастливейшим человеком. Солон же нисколько не желал льстить Крезу и сказал правду: «Да, царь, я видел самого счастливого человека. Это — афинянин Телл». Крез очень удивился такому ответу и с нетерпением спросил: «Почему это ты считаешь Телла самым счастливым?». Солон ответил: «Этот Телл жил в цветущее время родного города, у него были прекрасные и благородные сыновья, и ему довелось увидеть, как у всех них также родились и остались в живых дети. Это был по нашим понятиям зажиточный человек. К тому же ему была суждена славная кончина. Во время войны афинян с соседями он выступил в поход и при Элевсине обратил врагов в бегство, но и сам пал доблестной смертью. Афиняне же устроили ему погребение на государственный счет на месте гибели, оказав этим высокую честь».
    Рассказ Солона о великом счастье Телла возбудил дальнейшее любопытство Креза, и царь спросил его: «Кто же самый счастливый после Телла?», совершенно уверенный, что уж по крайней мере на втором месте Солон укажет его. Но Солон сказал: «После Телла самые счастливые — Клеобис и Битон. Родом из Аргоса, они имели достаточно средств к жизни и к тому же отличались большой телесной силой. Помимо того, что оба они были победителями на атлетических состязаниях, о них рассказывают еще вот что: у аргосцев есть празднество в честь Геры Аргосской. Их мать, жрицу богини, нужно было обязательно привезти на повозке в святилище богини. Однако быки их не успели
    вернуться с поля. Медлить было нельзя, и юноши сами впряглись в ярмо и потащили повозку, в которой ехала их мать. 45 стадий пробежали они и прибыли в святилище. После этого подвига, совершенного на глазах у всего собравшегося на праздник народа, им суждена была прекрасная кончина. И божество дало ясно этим
    понять, что смерть для людей лучше, чем жизнь. Аргосцы, обступив юношей, восхваляли их силу, а женщины — их мать за то, что она обрела таких сыновей. Мать же, возрадовавшись подвигу сыновей и народной молве о них, стала перед кумиром богини и молилась даровать ее сыновьям Клеобису и Битону, оказавшим ей столь великий почет, высшее благо, доступное людям. После этой молитвы и жертвоприношения и пиршества юноши заснули в самом святилище и уже больше не вставали, но нашли там свою кончину. Аргосцы же велели поставить юношам статуи
    и посвятить в Дельфы за то, что они проявили высшую доблесть». Когда Солон объявил этих юношей на втором месте по счастью, Крез в гневе сказал ему: «Гость из Афин! А мое счастье ты так ни во что не ставишь, что даже не считаешь меня наравне с этими простыми людьми». Солон отвечал: «Крез! Меня ли, который знает, что всякое божество завистливо и вызывает у людей тревоги, ты спрашиваешь о человеческой жизни? За долгую жизнь много можно увидеть и многое пережить. Пределом человеческой жизни я считаю 70 лет. … И из всех дней, приходящихся на 70 лет, нет ни одного совершенно похожего на другой: каждый день несет новые события. Итак, Крез, человек — лишь игралище случая. Я вижу, что ты владеешь великими богатствами и повелеваешь множеством людей, но на вопрос о твоем счастье я не умею ответить, пока не узнаю, что жизнь твоя окончилась благополучно. Ведь обладатель сокровищ не счастливее человека, имеющего лишь дневное пропитание, если только счастье не сопутствует ему и он до конца жизни не сохранит своего богатства. Поэтому многие даже очень богатые люди, несмотря на их богатство, несчастливы, и, наоборот, много людей умеренного достатка счастливы. Богатый, но несчастливый человек имеет лишь два преимущества перед счастливцем умеренного достатка, а этот последний превосходит его во многом: один в состоянии легче удовлетворять свои страсти и скорее перенесет тяжкие удары судьбы, а другой хотя и не может одинаково с ним терпеть невзгоды, но все же превосходит его в следующем: именно, что счастье оберегает его, так как он человек, лишенный телесных недостатков и недугов, беспорочный, счастливый в своих детях и благообразный. Если же, кроме того, ему еще предназначена судьбой блаженная кончина, то это и есть тот, о ком ты спрашиваешь, — человек, достойный именоваться блаженным. Но пока человек не умрет, воздержись называть его блаженным, но называй его лучше удачливым. Однако одному человеку получить
    все эти блага зараз невозможно: так же как и никакая земля не производит всего, что необходимо, но одна — только одно, а другая — другое; самая же лучшая земля — это та, что обладает наибольшими благами. Так и ни одно человеческое тело не производит все из себя, потому что одно достоинство у нас есть, а другого не хватает. Но тот, что постоянно обладает наибольшим количеством благ и затем счастливо окончит жизнь, тот, царь, в моих глазах, в праве называться счастливым. Впрочем, во всяком деле нужно иметь в виду его исход, чем оно кончится. Ведь уже многим божество на миг даровало блаженство, а затем окончательно их погубило».
    Эти слова Солона былине по душе Крезу, и царь отпустил афинского мудреца, не обратив на его слова ни малейшего внимания. Крез счел Солона совершенно глупым человеком, который, пренебрегая счастьем
    настоящего момента, всегда советует ждать исхода всякого дела.
    … персы овладели Сардами и самого Креза взяли в плен живым. … Пленного Креза персы отвели к Киру. А Кир повелел сложить огромный костер и на него возвести Креза в оковах, а с ним «дважды семь сынов лидийских». … А Крез, стоя на костре, все же в своем ужасном положении вспомнил вдохновенные божеством слова Солона о том, что никого при жизни нельзя считать счастливым. Когда Крезу пришла эта мысль, он глубоко вздохнул, застонал и затем после долгого молчания трижды произнес имя Солона. Кир услышал это и приказал переводчикам узнать у Креза, кого это он призывает, и те, подойдя, спросили его. Крез некоторое время хранил молчание, но затем, когда его заставили говорить, сказал: «Я отдал бы все мои сокровища, лишь бы все владыки могли побеседовать с тем, кого я призываю». Так как ответ Креза был непонятен, то переводчики опять стали настаивать, чтобы пленник объяснил свои слова. Наконец, в ответ на настойчивые просьбы Крез рассказал о том, как однажды прибыл в его царство афинянин Солон. Он осмотрел все царские сокровища и презрел их. Крез передал затем Киру, как все сказанное Солоном сбылось. Солон ведь говорил это не столько о самом Крезе, сколько вообще о человеческой жизни, и именно о людях, которые сами себя почитают счастливыми. Так рассказывал Крез, а костер между тем загорелся и уже пылал. А Кир, услышав от переводчиков рассказ Креза, переменил свое решение. Царь подумал, что и сам он все-таки только человек, а хочет другого человека, который до сих пор не менее его был обласкан счастьем,
    живым предать огню. К тому же, опасаясь возмездия и рассудив, что все в человеческой жизни непостоянно, Кир повелел как можно скорее потушить огонь и свести с костра Креза и тех, кто был с ним. Однако попытки потушить костер оказались тщетными.

    Итак, счастье и несчастье всегда ходят рядом, как добро и зло. И об этом говорят религии, философы, писатели и поэты, социологи и экономисты.

    Религии:

    Мудрый библейский Соломон учил, что «все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир».

    Махабхарата: «Осиливает жизнь деятельный, а ленивый не подкрепляется счастьем»; «Ведь в соделанном и
    несоделанном (человек) сам себе свидетель: Счастья — в хорошем деле, в худом — несчастья».

    Августин Блаженный: «есть довольно большое различие в том, как пользуются люди тем, что называется счастьем,
    или тем, что — несчастьем. Ибо добрый ни временными благами не превозносится, ни временным злом не сокрушается; а злой потому и казнится этого рода несчастьем, что от счастья портится»

    Философы:

    Фалес: «Как легче всего переносить несчастье?» — “Если видишь, что врагам приходится еще хуже”. «Кто счастлив?» — “Кто телом здоров, натурой богат, душой благовоспитан”.

    Анаксагор представлял себе счастливого не богачом и не государем, когда сказал, что не удивился бы, если бы
    большинству какой-нибудь счастливец показался странным. Большинство ведь судит по внешним благам, такие только и чувствуя.

    Платон: «законодатель должен стремиться к тому, чтобы его государство было наилучшим и счастливейшим. Это отчасти исполнимо, отчасти нет»; «мы лепим в нашем воображении государство, как мы полагаем, счастливое, но не в отдельно взятой его части, не так, чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом; а вслед за тем мы рассмотрим государство, ему противоположное».

    Аристотель: «счастливое же или несчастливое стечение обстоятельств бывает тогда, когда исход дела хороший или
    плохой»; «счастлива будет жизнь у занятого деятельностью сообразно добродетели».

    Сенека: «счастье богачей смотрит на улицу; а тот, кого мы избавили и от толпы, и от фортуны, счастлив изнутри; «несчастнее всех счастливцы»; «Человек, не имеющий понятия об истине, никоим образом не может быть назван счастливым»; «счастлив тот, кто способен правильно рассуждать; счастлив тот, кто доволен настоящим,
    каково бы оно ни было, и не ропщет на свою участь; счастлив тот, кого разум учит мириться со всяким положением, какое только может выпасть на его долю»; «Жить счастливо и жить согласно с природой — одно и то же».

    Цицерон: «счастливая жизнь — это, когда на душе покой и нет никаких обязанностей». «не равно несчастны тот, кто
    заботится о государстве, и тот, кто жаждет погубить его».

    Марк Аврелий: «во всем, что наводит на тебя печаль, надо опираться на такое положение: не это — несчастье,
    а мужественно переносить это – счастье»; «где живешь, там можно счастливо жить»; «помни, а еще о том, как мало надо, чтобы жить счастливо».

    Дж. Локк: «Может ли кто-нибудь по природе быть счастлив в этой жизни?— Нет, не может».

    Гельвеций: «большую часть несчастий на земле приносит невежество, которое более пагубно, чем интерес»; «желать скрыть ошибки государственного управления под покровом молчания — значит противиться успехам законодательства и, следовательно, счастью человечества»; «счастье не является уделом высокого положения; оно зависит исключительно от счастливой гармонии между нашим характером и тем положением и обстоятельствами, в которые поставила нас судьба. С отдельным человеком дело обстоит как с отдельными народами: наиболее счастливыми из последних не всегда являются те, которые играют самую большую роль в мире»; «счастливый человек не волнует мир своими интригами; довольный самим собой, он мало занимается другими и не вступает на
    путь честолюбия; науки заполняют часть его времени, он живет в неизвестности, и именно эта неизвестность обеспечивает его счастье. Иначе обстоит дело с интриганами: ему приходится дорого расплачиваться с украшающими его титулами».

    Гегель: «В идеале счастья заключены два момента: во-первых, всеобщее, которое выше всех особенностей; но так как содержание этого всеобщего опять-таки лишь всеобщее наслаждение, то здесь вновь выступает единичное и особенное, следовательно, конечное и приходится возвращаться к влечению».

    Кант: «если нечто не соответствует ни продолжительности жизни, ни ее периодам, ни большинству людей,
    если, наконец, оно подвержено случайности и лишь с трудом может приносить пользу, то оно не принадлежит к счастью и совершенству человеческого рода».

    Лао-цзы: «Благополучие создаётся уважением, а несчастье происходит от насилия».

    Мо-цзы: «Счастье нельзя просить, несчастья нельзя избежать, если сам поступил плохо, трудился не усердно».

    Литераторы:

    Вергилий: «Счастливы те, для кого уж возводятся крепкие стены!»

    Шекспир: «Мгновенный переход от скорби к счастью дается не легко». «Несчастья начались, готовьтесь к новым».

    Байрон: Гораций нас учил не удивляться: Nil admirari (ничему не удивляться) — вот наука счастья, которою пытались заниматься безрезультатно многие»; «Не странно ль: там, где мир счастливый разлит повсюду, — там бурливой, разгульной страстью все кипит. Порок и злоба там царит, как будто светлых духов рая прогнала бесов шайка злая и захватил их дикий рой на небесах престол святой…».

    Гете: «Тот счастливей всех, будь царь он или нищий, кто обрел благую долю под родимым кровом»; «Кто не запятнан, только тот счастлив».

    Шиллер: «Где счастье для народа, лучше видит он сам, его спасает здравый смысл»; «Да, счастлив тот, кто мирно
    землю пашет и безмятежно средь своих живет».

    Сервантес: «Со всем тем надобно тебе знать, Панса, — заметил Дон Кихот, — что нет такого несчастья, которого не
    изгладило бы из памяти время».

    Фонвизин: «А разве тот счастлив, кто счастлив один?»

    Пушкин: «Кто счастье знал, уж не узнает счастья. На краткий миг блаженство нам дано»; «Нас мало избранных, счастливцев праздных, пренебрегающих презренной пользой, единого прекрасного жрецов»; Петр I говаривал: «Несчастия бояться — счастья не видать».

    Достоевский: «Счастливые ведь люди, которым запирать нечего?»

    Бунин: «Он счастлив. Чем? Только тем, что живет на свете, то есть совершает нечто самое непостижимое в мире».

    А.Н. Островский: Бальзаминов. Ну вот всю жизнь и маяться. Потому, маменька, вы рассудите сами, в нашем деле без счастья ничего не сделаешь. Ничего не нужно, только будь счастье. Вот уж правду-то русская пословица говорит: «Не родись умен, не родись пригож, а родись счастлив»; «Огудалова. И притворяйся, и лги! Счастье не пойдет за тобой, если сама от него бегаешь»; «Лариса. Для несчастных людей много простора в божьем мире».

    Некрасов: «счастье скоротечное изменчиво и зло!»; «Я сам узнал по опыту: нет счастья под луной!»; «В чем счастие, по-вашему?»

    Л.Н. Толстой: «мне пришла мысль, что счастье не зависит от внешних причин, а от нашего отношения к ним, что человек, привыкший переносить страдания, не может быть несчастлив»; «человек не может быть иначе счастлив,
    как пользуясь настоящим и не помышляя о будущем»; «А как я мог быть хорош и счастлив, ежели бы шел по той дороге, которую, вступая в жизнь, открыли мой свежий ум и детское, истинное чувство! Не раз пробовал я выйти из грязной колеи, по которой шла моя жизнь, на эту светлую дорогу. Я говорил себе: употреблю все, что ость у
    меня воли,— и не мог. Когда я оставался один, мне становилось неловко и страшно с самим собой. Когда я был с другими, я забывал невольно свои убеждения, не слыхал более внутреннего голоса и снова падал».

    Чехов: «Вершинин: «Через 200-300, наконец 1000 лет – дело не в сроке настанет новая, счастливая жизнь. Участвовать в этой жизни мы не будем, конечно, но мы для нее живем теперь, работаем, ну, страдаем, мы творим ее – и в этом одном цель нашего бытия и, если хотите, наше счастье».

    Маяковский: «Я счастлив, что я этой силы частица, что общие даже слезы из глаз. Сильнее и чище нельзя причаститься великому чувству по имени — класс!»

    А. Гайдар: «Счастье! Вот оно, большое человеческое счастье, когда ничего не нужно объяснять, говорить, оправдываться и когда люди уже сами все знают и все понимают».

    Социологи:

    Мальтус: «разрушительные препятствия к размножению населения по своей природе весьма разнообразны. К ним относятся все причины, стремящиеся каким бы то ни было образом, при помощи порока или несчастья, сократить естественную продолжительность человеческой жизни»; «Богатство и могущество нации имеют какое-либо значение лишь в том случае, если они содействуют умножению счастья всех людей, составляющих эту нацию»; «умеренная
    роскошь, равномерно распространенная между всеми классами общества, а не чрезмерная роскошь небольшой группы людей, необходима для счастья и благоденствия народа»; «надеждою, что прогресс счастья и добродетели будет идти такими же быстрыми шагами, как естественные науки, успех которых постоянно возрастает, покрывая блеском нашу эпоху. Но мы смело можем надеяться, что эти науки прольют свой свет на другие области знаний и окажут содействие тем улучшениям, которые составляют предмет наших желаний, если только мы сами не будем препятствовать такому исходу»; «Я верю, что цель Творца заключается в том, чтобы земля была населена; но я думаю, что Он желает, чтобы она заселилась породой здоровой, добродетельной и счастливой, а не больной, порочной и несчастной».

    Экономисты:

    А. Смит: «самые большие несчастья суть вовсе не те, которые труднее всего перенести. Небольшую неудачу нередко бывает труднее перенести пред обществом, чем самое жестокое бедствие. Первая не возбуждает никакого сочувствия, между тем как второе, хотя оно и вызывает чувство, достаточно слабое в сравнении с действительным страданием человека, все же порождает весьма живое сострадание и, по крайней мере, помогает перенести его.
    Всякому порядочному человеку несравненно тягостнее показаться в обществе покрытым грязью или лохмотьями, чем покрытым ранами и кровью».

    Сисмонди: «увеличение богатства не есть цель политической экономии, а только средство для доставления счастья
    всем»; «богатство может способствовать всеобщему счастью в такой же мере, в какой оно служит признаком всех материальных человеческих наслаждений, только в том случае, когда его рост соответствует росту населения, а распределение его совершается в такой пропорции, которую нельзя нарушить без крайней опасности»; «для всеобщего счастья необходимо, чтобы доход рос вместе с капиталом, чтобы население не росло быстрее дохода, которым оно должно существовать, чтобы вместе с населением росло и потребление, чтобы воспроизводство продуктов соразмерялось одинаково и с капиталом, который их производит, и с населением, которое их потребляет»; «подвинут вперед социальную науку, самую важную из наук, потому что это – наука о счастьи человека»; «Наука об управлении ставит или должна ставить себе целью счастье людей, соединенных в общество. Она ищет средств, чтобы обеспечить им самое высокое благоденствие, совместимое с их природой; в то же время она стремится к тому, чтобы по возможности большее количество индивидуумов принимало участие в этом благоденствии»; «Законодатель … должен заботиться, как о достижении человеком той степени счастья, которой он
    в состоянии достигнуть, так и о справедливом участии всех в этом счастьи»; «Законодатель не исполнил бы своей задачи, если бы он, с целью обеспечить всем наслаждение в равной мере, сделал невозможным совершенное развитие нескольких выдающихся личностей, если бы он никому не дал возможности возвыситься над своими ближними, если бы он никого не выдвинул вперед, как образец для человечества, как руководителя в открытиях, которые принесут пользу всем»; «различные блага, неравномерно распределенные между членами общества, охраняются тогда, когда из этого неравенства проистекает польза для всех. Дать возможность некоторым лицам
    достигнуть наиболее выдающегося положения и извлечь из этого пользу для всех, предохранить в равной степени всех граждан от страданий и препятствовать тому, чтобы никто не был обижен игрой страстей или погоней за прибылью своих сограждан, все это одинаково входит в состав науки об управлении, так как все это одинаково важно для счастья нации»; «законодатель должен иметь в виду не равенство положений, а счастье во всяком положении. Не при помощи разделения собственности он доставит это счастье: этим он уничтожит усердие к труду; между тем как труд должен быть единственным источником всякой собственности, а стимулом для него служит, именно, только это неравенство, которое беспрестанно возобновляется трудом».

    Рикардо: «в одном случае зло происходит от дурного управления, от неуверенности в положении собственности и
    от недостатка образования во всех слоях народа. Чтобы последний стал счастливее, надо только улучшить систему управления и обучения, и тогда капитал будет увеличиваться быстрее, чем население. В другом случае население растет быстрее средств, требующихся для его содержания. Всякое напряжение трудолюбия, поскольку оно не сопровождается уменьшением нормы прироста населения, только увеличит зло, ибо производство не может поспевать за населением».

    А выводы пусть каждый делает сам!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: