Потребление и отчуждение: философы, психологи и экономисты о жизни в «матрице»


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 


Идеология процветания, массовый рынок и отчуждение: обновили подборку ключевых статей и выступлений об обществе потребления, в которых Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Виктор Франкл и современные мыслители – от Бодрийяра до Жижека – разбираются, как и когда люди предпочли не «быть», а «обладать», попав в замкнутый круг «работа-растрата», в какой момент даже наши тела трансформировались в товар, оцениваемый по навязанным стандартам, и к чему за последние 50 лет привела система, основанная на стимулировании потребления и погоне за материальными благами.

Массовый рынок и общество потребления

© Элиотт Эрвитт, 1950-е гг.

«И нет меры счастью и отчаянию нашему»: Эрнест ван ден Хааг об отчуждении и стандартизации

В своей знаменитой статье (1966 г.) социолог Эрнест ван ден Хааг перечисляет особенности массовой культуры и вскрывает механизмы стандартизации и отчуждения, с помощью которых массовый рынок подчиняет индивида.

Как образовывался массовый рынок? Что такое «образцовые нормы жизни» и как они влияют на нас? Как «средний человек», этот идеальный представитель безликой толпы, становится звеном массового производства, навсегда попадая в замкнутый круг «работа-потребление»? И почему в этой стандартизованной жизни, наполненной готовыми шаблонами на любой случай, мы чувствуем беспокойство и неудовлетворённость, не зная до конца, чего же на самом деле мы хотим? Над этим скромным кругом вопросов размышляет Эрнест ван ден Хааг, пытаясь разобраться, осталось ли в мире массовой культуры место для настоящего искусства, настоящей жизни и настоящего человека, который, как уверен ван ден Хааг, скучает сегодня сам по себе.

Одномерный человек: как мы потеряли свободу выбора?

Как демократия и капитализм забрали право на индивидуальное мышление? Что произойдёт, если несвободные СМИ окажутся под запретом? Существует ли сегодня свобода выбора? И почему решение материальных проблем привело к духовной катастрофе? Здесь мы обращаемся к философскому труду «Одномерный человек» (1964 г.) немецкого социолога Герберта Маркузе и разбираемся в том, что такое «неототалитаризм».

На рынок должно быть выброшено столько псевдосредств, что ты в них запутался, а в мозгах твоих не должно быть критериев, по которым ты отберешь подлинное от неподлинного, нужное от ненужного. Ты должен быть лишен инструментов выбора, у тебя не должно быть учителей, все учителя должны быть скомпрометированы, а разница между учителем и шарлатаном полностью стерта (С. Кургинян).

 

Культ тела в обществе потребления: Жан Бодрийяр о превращении красоты в товар 

Небольшой фрагменты из работы Жана Бодрийяра «Общество потребления» (1970 г.), в которой философ, социолог, неустанный исследователь современного человека и общества потребления Жан Бодрийяр размышляет о том, когда нарциссический культ тела пришел на смену «устаревшей» идеологии души, как культивирование красоты и эротизма помогает превращать тело в объект инвестирования, приносящий доход, и почему трансформация тела в товар ведёт нас к ещё большему отчуждению от самих себя, чем даже его эксплуатация в качестве рабочей силы.

…Потребителю вменяется обязанность наслаждаться, он становится предприятием по наслаждению и удовлетворению. Он как бы обязан быть счастливым, влюбленным, расхваливающим (расхваленным), соблазняющим (соблазненным), участвующим, эйфоричным и динамичным. Это принцип максимизации существования через умножение контактов, отношений, через интенсивное употребление знаков, объектов, через систематическое использование всех возможностей наслаждения.

 

«Человек одинок»: Эрих Фромм о мире потребления и подлинном бытии

В эссе «Человек одинок» (1966 г.) Эрих Фромм размышляет об одиночестве человека в мире всеобъемлющего потребления, о рассогласовании между двумя полюсами человеческого существования — «быть и обладать», а также о неиссякаемом стремлении человека к преодолению рутины и осмыслению важнейших явлений бытия, которое раньше находило свое выражение в искусстве и религии, а сегодня принимает формы интереса к преступным хроникам, любви к спорту и увлечения примитивными любовными историями.

Под отчуждением я понимаю такой тип жизненного опыта, когда человек становится чужим самому себе. Он как бы «остраняется», отделяется от себя. Он перестает быть центром собственного мира, хозяином своих поступков; наоборот — эти поступки и их последствия подчиняют его себе, им он повинуется и порой даже превращает их в некий культ. В современном обществе это отчуждение становится почти всеобъемлющим. Оно пронизывает отношение человека к его труду, к предметам, которыми он пользуется, распространяется на государство, на окружающих людей, на него самого. Современный человек своими руками создал целый мир доселе не виданных вещей. Чтобы управлять механизмом созданной им техники, он построил сложнейший социальный механизм. Но вышло так, что это его творение стоит теперь над ним и подавляет его. Он чувствует себя уже не творцом и господином, а лишь слугою вылепленного им голема. И чем более могущественны и грандиозны развязанные им силы, тем более слабым созданием ощущает себя он — человек. Ему противостоят его же собственные силы, воплощенные в созданных им вещах, силы, отныне отчужденные от него. Он попал под власть своего создания и больше не властен над самим собой. Он сотворил себе кумира — золотого тельца — и говорит: «Вот ваши боги, что вывели вас из Египта»…

 

«Коллективные неврозы наших дней»: Виктор Франкл о фатализме, конформизме и нигилизме 

Текст лекции «Коллективные неврозы наших дней», которую психиатр Виктор Франкл прочел 17 сентября 1957 г. в Принстонском университете и в которой он размышляет о том, какие коллективные неврозы преследуют людей эпохи автоматизации, как врожденная воля к смыслу замещается волей к власти и удовольствиям или вовсе вытесняется постоянным увеличением темпа жизни и почему проблема поиска смысла не может ограничиться простым продолжением рода.

Адлер познакомил нас с важным фактором формирования неврозов, который он назвал чувством неполноценности, но для меня очевидно, что сегодня чувство бессмысленности играет не менее важную роль: не чувство того, что твое бытие менее ценно, чем бытие других людей, но чувство того, что жизнь вообще больше не имеет смысла. Современному человеку угрожает утверждение бессмысленности его жизни, или, как я называю его, экзистенциальный вакуум. Так когда этот вакуум проявляется, когда этот, столь часто скрытый вакуум заявляет о себе? В состоянии скуки и апатии. И сейчас мы можем понять всю актуальность слов Шопенгауэра о том, что человечество обречено вечно качаться между двумя крайностями желания и скуки. Действительно, скука сегодня ставит перед нами — и пациентами, и психиатрами — больше проблем, чем желания и даже так называемые сексуальные желания.

 

Парадоксы выбора и превратности свободы: Барри Шварц о ловушках XXI века

Cчастье без свободы или свобода без счастья? Психолог, автор книги «Парадокс выбора. Почему «больше» значит «меньше»» Барри Шварц в своем выступлении на TED (2004 г.) предлагает присмотреться к тому разнообразию, которое нас сегодня окружает, и задуматься — а действительно ли то, что мы имеем, делает нас счастливыми и как свобода выбора в XXI веке превратилась в тюрьму завышенных ожиданий.

Рост числа человеческих возможностей не приводит ни к чему иному, кроме как к росту ожиданий того, насколько хороши эти возможности могут быть. И этот рост приводит к тому, что люди становятся менее удовлетворенными результатами, даже если эти результаты хороши.

 

Эрих Фромм: «Если вы спросите людей про рай, они скажут, что это большой супермаркет»

Архивная запись интервью с Эрихом Фроммом (1958 г.), в котором немецкий психолог рассказывает о болезнях общества XX века, проблемах личности, с которыми она сталкивается в эпоху потребления, отношениях людей друг к другу, истинных ценностях и тех опасностях, которые поджидают нас в эпоху войн и политических манипуляций.

…основной способ отношений между людьми такой же, как люди относятся к вещам на рынке. Мы хотим поменять собственную личность или, как иногда говорят, «наш личностный багаж», на что-то. Сейчас это не касается физического труда. Работник физического труда не должен продавать свою личность. Он не продаёт свою улыбку. Но те, которых мы называем «белыми воротничками», то есть все люди, которые имеют дело с цифрами, с бумагой, с людьми, кто манипулирует — используем лучшее слово — манипулирует людьми, знаками и словами. Сегодня они должны не только продавать свои услуги, но, вступая в сделку, они должны более или менее продавать и свою личность. Конечно, есть исключения.

 

«Анализ экономической реальности»: Тим Джексон о вынужденном потреблении и иллюзии процветания

Экологический экономист Тим Джексон препарирует экономическую реальность, в которой мы живем, наглядно показывает, как мы попадаем в ловушку бесконечного потребления, и объясняет, почему экономика роста ведет человечество не к процветанию, а к гибели и можем ли мы изменить этот сценарий (2010 г.).

Мы обожаем что-нибудь новенькое — новые вещи, — безусловно, да, но также новые идеи, новые приключения, новый опыт. Но материальная сторона нашего интереса тоже присутствует. Поскольку в любом обществе, которое когда-либо изучали антропологи, материальные вещи работают, как своего рода язык, язык вещей, язык символов, которым мы пользуемся чтобы рассказать друг другу о себе, например, насколько мы значительны и важны. Откровенное потребление во имя статуса берёт своё начало в языке новшеств. И совершенно неожиданно здесь появляется система, замыкающая экономическую структуру с логикой социума — экономические структуры сошлись в одной точке с понятием, кто мы есть как люди, и это запустило механизм роста. И работает он не только в экономике; он неустанно перекачивает материальные ресурсы через систему, запущенную нашей ненасытной жаждой, питаемой, на самом деле, нашим страхом. Адам Смит 200 лет назад говорил о нашей мечте жить, не стыдясь себя. Быть не хуже других — в его время это означало иметь льняные рубашки, сегодня вам по-прежнему нужна рубашка, но вам ещё требуется гибридный автомобиль, HD-телевизор, возможность пару раз в год отдохнуть, нетбук и iPad, список можно продолжать и продолжать — практически неистощимый поток товаров порожден этим страхом. И даже если мы не нуждаемся в этих товарах, мы вынуждены покупать, потому что если мы перестанем покупать, — система рухнет. И чтобы приостановить крах за последние два-три десятка лет, мы увеличили приток денег в систему, раздули систему кредитов и заёмов, чтобы люди могли и дальше покупать. И, конечно же, это значительно усугубило кризис.

 

«Счастье? Нет, спасибо»: Славой Жижек о том, почему нам не стоит гнаться за благополучием

Счастье, оптимизм, благополучие — понятия, которые преследуют современного человека на каждом шагу. Но что стоит за этой тенденцией: наше искреннее желание улучшить свою жизнь или скрупулезная работа разных структур по формированию наших стереотипов и потребностей? Перевели статью знаменитого философа современности Славоя Жижека (2018 г.), в которой он размышляет, почему достижение счастья — опасное занятие в эпоху, когда существуют Big Data и такие компании, как Cambridge Analyticа, а спецслужбы финансируют исследования в области позитивной психологии, и почему образ новых форм социального контроля гораздо опаснее старого доброго тоталитаризма двадцатого века.

После скандала в Cambridge Analytica эти события и тенденции были широко освещены за пределами либеральных медиа. Их можно связать с последними достижениями в биогенетике (устройство человеческого мозга и т.д), которые предоставляют пугающий образ новых форм социального контроля и делают старый добрый тоталитаризм двадцатого века довольно примитивной и неуклюжей машиной доминирования. Чтобы охватить весь объем этого контроля, необходимо выйти за рамки связей между частными корпорациями и политическими партиями (как в случае с Cambridge Analytica) и перейти к взаимопроникновению компаний по обработке данных, таких как Google или Facebook, а также органов государственной безопасности. Ассанж был прав в своей ключевой книге о Google Julian Assange, When Google Met WikiLeaks, New York: OR Books 2014, которую так странно игнорировали: чтобы понять, как наша жизнь регулируется сегодня и почему это регулирование мы воспринимаем как свободу, нужно сосредоточиться на теневых отношениях между частными корпорациями, которые контролируют открытые и секретные государственные учреждения. Нас должно шокировать не китайское, а наше общество. Мы принимаем те же правила, полагая, что они сохранят нашу полную свободу, а средства массовой информации просто помогают нам осуществить наши желания, в то время как в Китае люди полностью осознают, что их желания находятся под контролем. Самым большим достижением нового когнитивно-военного комплекса стал новый метод контроля — прямое и очевидное угнетение больше не нужно: индивидами гораздо лучше руководить, когда они продолжают ощущать себя свободными и автономными агентами собственной жизни…но все это хорошо известные факты, и мы должны сделать шаг вперед.

Обложка: Vintage Everyday

«Моноклер» – это независимый проект. У нас нет инвесторов, рекламы, пейволов – только идеи и знания, которыми мы хотим делиться с вами. Но без вашей поддержки нам не справиться. Сделав пожертвование, вы поможете нам остаться свободными, бесплатными и открытыми для всех.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: