Медитация осознанности: не только просветление

«Медитация стала бизнесом на миллиард долларов», — говорится в одной из статей Fortune. И, действительно, сегодня только ленивый не говорит про осознанность. Но что большинство понимает под этим термином? «Движение осознанности» зачастую делает акцент лишь на психологических преимуществах медитации и предлагает использовать ее для снятия стресса, снижения тревожности и т.д. Но влияние медитации этим не ограничивается. Обозреватель Nautil.us Брайан Галлахер собрал в одной статье несколько исследований, согласно которым во время медитации легко испытать и негативные ощущения — от чувства опустошения до паники и бредовых идей. Разбираемся вместе с ним, какую роль медитация играет в учении Будды и почему жителям XXI века стоит знать о разных категориях опыта, которые можно получить в медитативных практиках.

В последнее время все большее количество людей из «не буддийских стран» начинают практиковать медитацию и различные методы воздействия на собственный разум, зачастую стараясь таким образом разрешить широкий спектр собственных проблем.

Стоит ли нам осознавать, насколько популярна сегодня «осознанность»? Карл Эрик Фишер считает, что стоит. Фишер – профессор клинической психиатрии Колумбийского университета и практикующий психотерапевт, который интегрирует медитацию в свою практику и медитирует сам. Однако его все больше беспокоят некоторые популярные медитативные практики, которые делают акцент на спасение через ясный ум, что нивелирует подлинные преимущества медитации для человека. Недавние исследования в области психологии и психиатрии свидетельствуют о некотором негативном влиянии так называемой «осознанной медитации» в ряде случаев. Профессор отмечает:

«Нам необходимо прояснить, что мы подразумеваем под осознанностью, прежде чем лепить это слово на каждом постере в школе или над нашими рабочими местами. Ложное понимание осознанности может привести к идее, что мы всегда должны быть твердо ориентированы на то, что перед нами, сосредоточены на конкретном предмете или действии, а наш разум в этом время должен быть полностью очищен от любого рода мыслей. Это заблуждение и искажение смысла самого термина «осознанность». Ни в одной из существующих традиций она ни в коем случае не означает отказа от мыслей. В религии, светской практике или в клинической области осознанность означает «обратить внимание на настоящий момент».

В одних только Соединенных Штатах каждый год возникает не менее миллиона новичков, желающих испробовать на себе влияние медитации. «Медитация стала бизнесом на миллиард долларов», — говорится в одной из статей Fortune. Уиллоуби Бриттон, директор Лаборатории клинической и аффективной нейронауки Браунского университета, в научной статье 2017 года отмечает:

«В данный момент у нас есть более 20 специальных приложений для смартфонов, которые имеют обороты в миллиарды долларов благодаря термину «осознанность» и использованию так называемой медитативной индустрии, которая обслуживает более 18 миллионов практикующих, желающих как можно быстрее прийти к просветлению».

Первая причина для беспокойства — это упор современного «движения осознанности» на положительные, связанные в первую очередь со здоровьем, стороны повседневной жизни: например, для снятия стресса или снижения тревожности. Таким образом, медитация превращается в инструмент психической гигиены. Размышляя в таком ключе, Фишер отмечает:

«Большинство из нас тратят по крайней мере пять минут в сутки на то, чтобы почистить зубы. Таким образом, если мы можем уделить это короткое время нашим зубам, почему мы не можем сделать то же самое для нашего сознания».

Но это, как пишет Бриттон и ее коллеги, «лишь один из множества возможных эффектов медитации, которые были признаны и подтверждены во всех буддийских практиках как прошлого, так и настоящего».

В 2014 году проводилось исследование, в ходе которого Тим Ломас, преподаватель позитивной психологии в Университете Восточного Лондона, и его коллеги обнаружили, что четверть из тридцати мужчин, практикующих медитацию, испытывали тревожные эпизоды в процессе своей практики. Некоторые из них сталкивались с давящими мыслями и чувствами, у других усугублялась депрессия и беспокойство. Один из испытуемых, молодой парень, недавно начавший медитировать, опробовал передовой метод деконструкции самого себя без должной подготовки.

«Я лежал на полу, всхлипывал и чувствовал себя абсолютно разбитым, — рассказывает он. – У меня действительно было сильное чувство непостоянства без каких-либо видимых на то причин, без контекста, без проблеска позитивности. Сокрушительный опыт отчаяния был очень тяжелым. Вы просто чувствуете в какой-то момент, что вас нет, что вы – ничто. Это очень нигилистично и по-настоящему страшно».

Негативные переживания остальных были менее сильными. Один из опрашиваемых рассказал:

«Выполняя упражнения на осознанность, вы зачастую не любите себя… Вы просто осознаете – вообще-то я то еще дерьмо».

Ломас заключает:

«В нашей статье поднимаются важные вопросы, связанные с психологической защитой тех, кто практикует медитацию как в терапевтических целях, так и в группах».

Бриттон и ее коллеги в работе 2017 года попытались классифицировать и структурировать разнообразный медитативный опыт. Было опрошено шестьдесят практикующих, а также учителей буддийской медитации и клиницистов, которые используют терапию, включающую медитацию. В ходе этого исследования Бриттон и ее коллеги смогли выделить семь областей опыта, каждая из которых содержала по меньшей мере пять категорий изменений сознания, имеющих между собой значительные отличия. Также в ходе этого исследования было выявлено, что 43% женщин 57% мужчин (средний возраст — 48 лет), испытывают странные или напряженные ощущения при медитации. Исследователи подчеркнули:

«Чтобы лучше понять все типы опыта, многие из которых, как правило, недооцениваются в научных исследованиях и средствах массовой информации, наше исследование разновидностей созерцательного опыта преднамеренно отмечает и те практики, которые оказали неожиданное, трудное или тревожное влияние на испытуемых».

В когнитивной области, которая имеет 10 категорий, наиболее распространенными стали две: так называемые «изменение мировоззрения» (48%) и «бредовые, иррациональные или паранормальные убеждения» (47%). Наиболее распространенный опыт в перцептивной области получил название «галлюцинации, видения и иллюзии» (42%). Самый распространенный опыт из всех (82%) наблюдался в аффективной области, это «страх, беспокойство, паника и паранойя». Также отдельно были выделены следующие области: «соматическая», связанная с ощущениями тела, «волевая», связанная с постановкой целей и задач, область самоощущения и социальная. Половина испытуемых, опрошенных Бриттон и ее коллегами, отмечали «изменения в ощущении границ себя/другого и себя/мира» и «социальные нарушения».

Все это не было бы удивительным для людей, более глубоко знакомых с практикой медитации и ставящих своей целью стать архатом, то есть «совершенным человеком», следуя традиции буддизма Тхеравады (Как пишет Радж Прути, в джайнизме эквивалентом архата является арихант — покорителем ума, тот, кто «разрушает своих внутренних врагов — гнев, жадность, страсть …»). Если читателю интересно, примерно в часе езды от столицы Северной Кореи, Пхеньяна, в Китае, находится храм Шаньюань. Во дворе этого храма вас встретит громадное сооружение из 500 уникальных статуй архатов в натуральную величину, каждая из которых украшена красной росписью. Все эти статуи находятся вокруг огромной фигуры в несколько раз больше, чем они, в подобной одежде. Это фигура Сиддхартхи Гаутамы, Будды. Существует легенда, что когда Будда умер, или, правильнее сказать, нашел нирвану, примерно в 400 году до нашей эры, эти люди создали первый буддийский совет, чтобы записать его учение.

Чтобы стать архатом, необходимо следовать известному Благородному восьмеричному пути – «правильному взгляду», «правильному поведению», «правильному усилию» и т.д. Автор книги «Введение в буддийскую этику» Питер Харви пишет:

«Быть хорошим человеком – это не главное, это предпосылка. С добродетелью как необходимой основой для дальнейшего прогресса может быть предпринята попытка практики медитации. При соответствующем, верном применении это приведет к тому, что ум станет более спокойным, сильным, чистым и ясным».

Это создает цепь обратной связи. Ясность и спокойствие ума помогают добродетели, а опыт действий наилучшим образом со временем углубляет мудрость и навыки медитации.

«Каждый, развивая совершенную последовательность добродетель – медитация – мудрость, пусть переходит на более высокий уровень… арахатство», — продолжает Харви.

Сейчас может показаться, что упомянутый в начале статьи Фишер накручивает себя. Как он отмечает, часть восьмеричного пути, с которой он всегда боролся, «даже на подушке для медитации», это так называемое «верное усилие».

«Стремление ли это к состраданию своего рода, или стремление к счастью всех существ, или необходимость просто найти гармонию со своим дыханием и следовать своему сознанию: какова правильная сумма усилий? Держусь ли я крепко за действительность и правда ли пытаюсь удостовериться, что не пропускаю ни секунды? Или я расслабляюсь и позволяю своему разуму следовать туда, где он рано или поздно окажется?»

Но он пытается избегать оценок: «Есть баланс правильных усилий». Похоже, это означает, что ошибочно допускать превосходство одного пути над другим. Профессор заключает:

«Существует огромный спектр ответов, и вы почувствуете весь этот спектр на себе во время сеанса медитации».

Для Фишера главным прибежищем медитации стала Южная Корея, куда он отправился сразу после колледжа в качестве научного сотрудника. Этот опыт оказался для него бесценным, потому что там ему показали, что осознанность может быть объединена с психиатрией и нейронаукой. В этом и состоит его основной посыл. Тем не менее, он продолжал искать себя в каждодневной практике.

«Мне хотелось ударить себя и сказать, что я ужасен в медитации, никогда ничего не добьюсь и моя жизнь всегда будет дерьмом, — рассказывает он. — И я немного отпустил это».

Как ни странно, существование среди амбициозных жителей Нью-Йорка даже помогло ему:

«Их проблема, как правило, заключается в отношении к себе. Многие жители больших городов слишком строги к себе. Таким образом, не то чтобы я пытаюсь применять на всех свой собственный опыт, но я нахожу много общего с собственными пациентами, и думаю, смогу им чем-то помочь, основываясь также и на собственной практике медитации».


Подборка по теме

— Как выйти из колеса привязанностей и не удариться в мистику: современный подход к практике буддизма

«Просветление – это плохая идея»: почему нас не спасёт буддизм?

— Диалог Востока и Запада: как буддизм пришел в европейскую философию?


 

По материалам: The Problem with Mindfulness / Nautilus.us
Обложка: фрагмент картины Рене Магритта «Женщина-масон» (1950-е)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: