Этносфера сегодня: Уэйд Дэвис о том, как исчезают культуры и языки

Продолжаем публиковать лучшие лекции TED: сегодня мы выбрали выступление, в рамках которого антрополог и журналист National Geographic Уэйд Дэвис разъясняет, что такое «этносфера», рассказывает об исчезающих культурах и языках и объясняет, почему этот процесс – катастрофа для всего человечества.

Уэйд Дэвис "Этносфера: как исчезают культуры" (лекция TED с русской озвучкой)

По подсчётам учёных, наш вид существует приблизительно 150000 лет, при этом знакомый нам индустриальный мир был создан всего лишь 300 лет назад. Нам кажется несомненным тот факт, что настоящий прогресс в истории человечества связан именно с этими последними тремя веками: за это время произошли существенные научно-технологические достижения в области электричества и химии, наука сделала огромный скачок в знаниях об окружающем мире, кроме того, мы вошли в эру высоких технологий и виртуальной реальности, которые, в конце концов, еще сильнее изменят наши представления о действительности, человеке и природе сознания (это уже происходит — подробнее об этом можно посмотреть в лекциях Татьяны Черниговской о мозге). С учетом всего сказанного нам кажется очевидным превосходство западноевропейской культуры над всеми остальными, а ассимиляция других культур – несомненным благом. Однако так ли это на самом деле?

Антрополог и журналист National Geographic Уэйд  Дэвис (Wade Davis) убеждён в обратном: по его мнению, наша эпоха войдёт в историю человечества  не своими научными и технологическими прорывами, а будет рассматриваться как период, когда мы активно поддерживали, либо пассивно принимали масштабное разрушение биологического и культурного многообразия планеты — этносферы, которая, по мнению Дэвиса, представляет собой несомненное богатство человеческого вида.

Все эти народы учат нас тому, что можно существовать иначе, иначе мыслить, иначе ориентироваться на Земле. И если задуматься, эта идея вселяет надежду. Вместе взятые, разнообразные культуры мира образуют оболочку духовной и культурной жизни, которая охватывает планету и является настолько же важной для благополучия планеты, как и живая оболочка Земли, известная как биосфера. Эту живую культурную оболочку можно рассматривать как некую этносферу, которую можно трактовать как сумму всех мыслей и мечтаний, мифов, идей, побуждений, интуитивных озарений, которые породило человеческое воображение с тех пор, как возник разум. Этносфера — это великое наследие человечества. Она символизирует все, чем мы являемся и чем можем стать как вид, обладающий удивительной любознательностью.

Чтобы заострить внимание на проблемах этносферы, Дэвис приводит статистику, согласно которой за последние несколько десятилетий количество языков в мире уменьшилось вдвое. А что такое язык народа? Это его культура. Почему-то, когда под угрозой исчезновения оказывается популяция большой панды или амурского тигра, мы начинаем трубить в трубу и поддерживать всяческие кампании по сохранению этих видов, от которых зависит популяционное разнообразие и, следовательно, успешная эволюция. Однако, несмотря на то, что сокращение культур – не меньшая трагедия, это не вызывает у нас подобных чувств и порывов. Между тем, цивилизация — и есть сумма существующих на Земле культур, и для нее одинаково важны культы коги, риуталы вуду и европейские традиции. Уменьшение же количества культур – это упрощение и уплощение цивилизации, теряющей своё многообразие.

Биосфера подверглась жестокому разрушению, и так же разрушается этносфера — и, возможно, даже с гораздо большей скоростью <…> . Даже самый страшный сценарий того, что может случиться с биологическим разнообразием, гораздо лучше наиболее оптимистичного сценария развития культурного многообразия. Об этом свидетельствует, в первую очередь, исчезновение языков. Когда на свет появился каждый из присутствующих здесь, на планете существовало 6 000 языков. А ведь язык — это не просто словарный состав или правила грамматики. Язык — это искра человеческого духа. Это проводник, при помощи которого душа каждой культуры переносится в материальный мир. Каждый язык является результатом многовекового развития мышления, отражением менталитета, философией, экосистемой духовных возможностей. А сейчас, когда мы находимся здесь, в Монтерее, из этих 6 000 языков не менее половины уже не передаются следующим поколениям. На этих языках больше не обучают детей, а это означает, что, если ничего не изменится, то они уже мертвы.

Рассказывая о разнообразии культур и тех изменениях, которые происходят сегодня в мире, Уэйд Дэвис предлагает своим слушателям отправиться  в путешествие по этносфере — совершить небольшой экскурс в этнографию, чтобы  понять, насколько велика потеря, связанная с постоянным исчезновением древних культур. Он приводит десятки примеров, которые заставляют нас задуматься о том, что, возможно, наш западный миф процветания и прогресса – не самое большое достижение для тех, кто живёт на земле.

Что это означает? Что ребенок из Анд, которому привили представление о том, что гора — это дух Апу, который вершит его судьбу, станет совершенно другой личностью и будет иначе относиться к этому ресурсу или месту, чем ребенок из Монтаны, которому с детства внушили, что гора — это куча камней, и на ней можно разрабатывать месторождения. Неважно, является ли гора обиталищем духа или скоплением породы. Интересно то, что эта метафора определяет отношение личности к миру природы <…>. Проблема заключается и не в технологиях как таковых. Индейцы сиу не перестали быть индейцами сиу, когда отказались от лука и стрел, также как американец остается американцем, перестав использовать лошадей и экипажи. Не изменения или технологии угрожают целостности этносферы. Ей угрожает власть. Грубое стремление доминировать. Какую страну ни возьми, понимаешь, что речь идет не о культурах, обреченных на исчезновение. Это динамично развивающиеся народы, уничтожаемые вполне конкретными силами, к которым они не в состоянии приспособиться. Это и безжалостная вырубка лесов на родине пенанов — кочевого народа Юго-Восточной Азии из штата Саравак — народа, который свободно жил в лесах до того, как поколение назад их поработили и вынудили заниматься проституцией на берегах рек, где вода настолько загрязнена илистыми наносами, что кажется, она переносит половину Борнео в Южно-Китайское море, где японские грузовые суда стоят налегке, ожидая, когда они смогут заполнить трюмы свежими бревнами из леса. В случае с яномами причиной являются болезни, принесенные после открытия золотых месторождений.

Размышляя об уничтожении культур, Уэйд Дэвис приводит слова знаменитого антрополога Маргарет Мид (Margaret Mead), которая незадолго до смерти озвучила своё опасение:

Двигаясь к единому бесформенному мировоззрению, мы не только увидим, как все возможности человеческого воображения сужаются до одной узкой модальности. Однажды мы проснемся и не будем помнить, что были и другие возможности.

Лекция Уэйда Дэвиса на площадке TED – это окно в другой мир, в котором мировоззрение людей не подчинено идеологии выгоды и производства и где пока живы эти «другие возможности», о которых у нас ещё есть шанс узнать что-то новое.

Оригинал: Wade Davis, «Dreams from endangered cultures»/TED.
Обложка:Wikipedia.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: