Сезонное аффективное расстройство: миф или реальность?

Последние исследования психологов пошатнули представления о том, что сезонное аффективное расстройство (САР) действительно существует. Публикуем перевод статьи из Scientifican American и развенчиваем мифы, которые за последние 30 лет сложились вокруг САР.

К марту некоторые из нас с удовольствием смотрят на небольшие сугробы на обочинах и радостно ждут, что весна вот-вот удивит нас своим приходом. Всё это связывается с выходом из так называемой «зимней хандры», в состояние которой каждого из нас могут вогнать эти длинные зимние дни и мёртвые деревья. Но в 1980-е годы исследования Национального института психического здоровья США привели к признанию формы депрессии, ныне известной как сезонное аффективное расстройство, если коротко — САР. Чтобы показать его более изнурительный характер, чем у простой «зимней хандры», сезонное аффективное расстройство было категоризировано как разновидность настоящей депрессии, характеризующаяся ежегодными повторениями. Упоминание САР в исследованиях и книгах достигло своего пика в 1990-х годах, и сегодня это явление считается расстройством, которое можно диагностировать (оно даже страхуется). Лечение варьируется от психотерапии до антидепрессантов и светотерапии (большие коробки, заполненные лампочками, становятся «соляриями» для вашего лица).

Тем не менее, недавнее исследование (1) ставит под сомнение существование сезонной депрессии как таковой. Каждый год Центры по контролю и профилактике заболеваний США (англ. Centers for Disease Control and Prevention, CDC) проводят большие кросс-групповые исследования среди населения. Несколько учёных решили использовать результаты CDC независимо, чтобы выяснить, насколько меняется количество случаев депрессии в зависимости от сезона. Версия исследования CDC 2006 года включала ряд вопросов, которые обычно используются для скрининга депрессии. Анализируя ответы, которые поступили от 34000 взрослых в течение года, исследователи могли бы обнаружить промежутки вспышки сезонного аффективного расстройства — например, увидеть всплески депрессии в зимнее время. Как отмечает один из исследователей, профессор психологии Стивен ЛоБелло:

«Честно говоря, мы изначально вовсе не ставили под сомнение диагноз [сезонное аффективное расстройство]. Цель заключалась в том, чтобы выяснить фактическую степень изменения количества депрессий в зависимости от сезона».

Могли возникнуть и другие модели. Например, обнаружиться общее увеличение числа зарегистрированных депрессивных симптомов в северных широтах — там, где наблюдается низкая освещенность, что приводит к циклу депрессии. В конце концов, свет вполне может быть ключом к этой проблеме. Разработка искусственной световой терапии для пациентов с САР опиралась на связь (2) между увеличением света и повышенным настроением. Для тех, кто живет с САР, и сезон, и широта должна иметь значение, так как депрессивные симптомы зависят от уровня света.

Меган Траффанстедт и доктор ЛоБелло в сотрудничестве с доктором Шейлой Мехта исследовали результаты опроса Центров по контролю заболеваемости для того, чтобы подтвердить связь между высокими оценками степени депрессии и отдельными сезонами или широтами. Исследователи также надеялись увидеть, действительно ли «высокие» широты в сочетании с зимним сезоном влияют на увеличение частоты депрессивных ответов больше, чем отдельно «высокие» широты или только зимний период. Количество часов солнечного света в данном месте и в конкретные даты были доступны благодаря Военно-морской обсерватории США, поэтому исследователи даже проанализировали связи между степенью депрессии и количеством часов солнечного света в день, когда был проведён опрос. Если свет отвечает за сезонное аффективное расстройство, значит, учитывание часов солнечного света должно быть чувствительным методом для обнаружения людей с САР среди населения в целом, как думали учёные.

Однако исследования CDC не показали никаких доказательств существования сезонного аффективного расстройства. Психологи были очень осторожны и внимательны, когда изучали САР-тенденции среди огромного количества людей, у которых ранее не было диагностировано сезонное аффективное расстройство, поэтому они повторно проанализировали ответы от группы людей, которые были классифицированы как «депрессивные» во время обследования. Опять никаких признаков САР. Нет сезонных или светозависимых увеличений, проявлявшихся в степени/размере депрессии. Мы могли бы задаться вопросом, а вдруг что-то пошло не так с телефонными опросами, но другие хорошо установленные тенденции появились в данных обследования — например, более высокий уровень депрессии у женщин и безработных. Колебания в депрессии, связанной с САР, либо отсутствовали, либо их невозможно было обнаружить.

Как и следовало ожидать, другие исследователи также задались вопросом, как САР разыгрывается в зависимости от сезона, и насколько оно распространено в странах, находящихся на разных широтах. Результаты получились неоднозначные (3), и эти исследования сталкиваются с двумя проблемами. Одна проблема заключается в задаваемых вопросах. Вопросы, которые, как правило, используются для скрининга САР, являются одновременно очень конкретными и наводящими. Представьте, что вы отвечаете на ряд вопросов о том, как ваше настроение, вес, аппетит колеблются в течение года, а затем заполняете таблицу, чтобы сравнить свои привычки в течение нескольких сезонов. Вам будет предложено рассмотреть, в какое время года вы набираете или теряете вес, спите и едите меньше. Используя эту стандартную оценку для САР, в конечном счёте вы сами можете прийти к выводу, есть ли у вашего настроения годовой цикл. Но телефонный опрос CDC не включал обычные вопросы для выявления САР, а опирался на восемь вопросов (4), обычно используемых для скрининга большой депрессии. Эти вопросы о темах, не включенных в стандартные САР-оценки: о безнадежности, отсутствии удовольствия в деятельности, проблемах с концентрацией внимания и беспокойстве за последние две недели, а не за прошлые пятьдесят две. Гораздо легче воспроизвести, что вы чувствовали в недавнем прошлом, чем вспомнить, как вы чувствовали себя в октябре прошлого года. Наши воспоминания могут запятнаться и поблекнуть за долгое время, особенно, если мы ожидаем, что нас будут спрашивать по шаблону.

Это вводит еще одну проблему традиционных исследований САР: ожидания. Даже слух о «зимней хандре» в популярной культуре может породить склонность к подтверждению своей точки зрения (confirmation biases), побуждая потенциальных пациентов (или исследователей) находить доказательства САР — существует оно или нет. Наши предубеждения всегда мешают работе (5), поэтому данные обследования, собранные без какого-либо упоминания о сезонных аффективных расстройствах, являются более безопасным выбором — во избежание предвзятости. Человеку, испытывающему больше эпизодов депрессии в зимний период, возможно, требуется терапия САР или ему нужно лечение, которое поможет справиться со стрессом, возникающим на выходных.

Другие исследования, в частности, проведенное в Норвегии (6), также ставят под сомнение методы, которыми измеряется сезонная депрессия. Если изменения в солнечном свете или других особенностях зимы способны спровоцировать сезонную депрессию, то почему норвежская зима с сильно укороченным днём (7) не возглавляет рейтинги исследований? Возможно, норвежская культура помогает предотвратить негативные последствия зимы, или всё же САР — не то, что мы думаем о нём.

Масштабный телефонный опрос относительно депрессии в США – ценная возможность отслеживать распространённость САР среди населения, но недостаток подтверждений проявления САР не доказывает того, что его не существует. Мы знаем, что свет сильно влияет на наше здоровье. Мелатонин и другие гормоны, безусловно, реагируют на свет, и есть часть мозга, которая принимает от глаз сигналы не для того, чтобы видеть, а для того, чтобы сохранять циркадный ритм. Вполне возможно, что сезонное аффективное расстройство является чрезвычайно редким и трудно обнаружимым заболеванием на уровне популяции -некоторые доказательства этого можно найти в опросе 1998 года (8), который проходил в США. Также возможно, что случаи САР являются расстройствами настроения, которые имеют мало общих симптомов с депрессией. Вполне понятно, что люди, которые считают, что они страдают САР, будут сомневаться в сказанном выше, особенно среди тех, кто видит улучшение после светотерапии. Если световые короба или световые козырьки способны облегчить расстройства настроения без каких-либо серьезных побочных эффектов, исследования световой терапии, а также других специфических методов лечения САР будут проводиться и дальше. Однако, на данный момент мы не можем вполне подтвердить, что стабильность национального настроения зависит от сезонного аффективного расстройства.

Ссылки на исследования и источники

1. Megan K. Traffanstedt, Sheila Mehta, Steven G. LoBello «Major Depression With Seasonal Variation»/ Clinical Psychological Science. January 19, 2016, doi: 10.1177/2167702615615867

2. Nussbaumer B., Kaminski-Hartenthaler A., Forneris C.A., Morgan L.C., Sonis J.H., Gaynes B.N., Greenblatt A., Wipplinger J., Lux L.J., Winkler D., Van Noord M.G., Hofmann J., Gartlehner G. «Light therapy for preventing seasonal affective disorder»/ Cochrane Database Syst Rev. 2015 Nov 8;11:CD011269. doi: 10.1002/14651858.CD011269.pub2.

3. Magnusson A. «An overview of epidemiological studies on seasonal affective disorder»/Acta Psychiatr Scand. 2000 Mar;101(3):176-84.

4. Kurt Kroenke, Tara W. Strine, Robert L. Spitzer, Janet B.W. Williams, Joyce T. Berry, Ali H. Mokdad «The PHQ-8 as a measure of current depression in the general population»/Journal of Affective Disorders. April 2009. Volume 114, Issues 1-3, Pages 163–173

5. Rick Nauert «Preconceptions Can Bias Perceptions»/PsychCentral.com. Режим доступа: http://psychcentral.com/news/2009/09/03/preconceptions-can-bias-perceptions/8154.html

6. May Trude Johnsen, Rolf Wynn, Trond Bratlid «Is there a negative impact of winter on mental distress and sleeping problems in the subarctic: The Tromsø Study»/BMC Psychiatry. DOI: 10.1186/1471-244X-12-225

7. Kari Leibowitz «The Norwegian Town Where the Sun Doesn’t Rise»/The Atlantic. Режим доступа: http://www.theatlantic.com/health/archive/2015/07/the-norwegian-town-where-the-sun-doesnt-rise/396746/

8. Dan G. Blazer, R. C. Kessler, Marvin S. Swartz «Epidemiology of recurrent major and minor depression with a seasonal pattern. The National Comorbidity Survey»/The British Journal of Psychiatry (Impact Factor: 7.99). 03/1998; 172(2):164-7. DOI: 10.1192/bjp.172.2.164

 

© Victoria Sayo Turner «Study Finds «Seasonal Affective Disorder» Doesn’t Exist»/ Scientific American.

Обложка: © Harry Todd, 1949; Getty Images / Hulton Archive.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: