Монтень об иллюзии нашей оригинальности и коллекционировании информации

«Протоблогер» Мишель Монтень о «коллекционировании» информации, иллюзии нашей оригинальности и необходимости критически мыслить: Моноклер штудирует «Опыты».

«Я лишь составил букет из чужих цветов, а моя здесь только ленточка, которая связывает их».

Чтение — это не просто приобретение статического знания, но весьма активный акт, своеобразный толчок для размышлений и включения сознания. Это своего рода фундамент для творчества, процесс накопления и объединения знаний в какие-то новые образования, которые мы впоследствии воспринимаем как наши собственные идеи, нашу оригинальность. Эта особенность переработки информации хорошо рассмотрена Грэмом Уоллесом в его концепции четырёх этапов творчества. Но ещё задолго до современных представлений о механизмах мышления и творчества французский эрудит эпохи Возрождения и, как выразилась  редактор журнала BrainPickings Мария Попова, «протоблогер» Мишель де Монтень (1533 — 1592) сформулировал это универсальное качество ума, необходимое для формирования и восприятия идей. Мишель Монтень про коллекционирование информации ("Опыты")

В первом томе своих «Опытов» философ вскользь заметил:

«Компетентный читатель часто обнаруживает в чужих трудах мысли совершенства иного толка, нежели те, которыми хотел их наделить сам автор, и благодаря этому придает им более глубокий смысл и выразительность».

За пять сотен лет до заявления Марка Твена, что «по существу, все идеи – это секонд-хенд», и до того, как появился термин «curation» Накопление и коллекционирование информации, которое ярко проявилось в появлении таких платформ как Pinterest, Pocket, Scoop.it и др., Монтень признавался:

«Я лишь составил букет из чужих цветов, а моя здесь только ленточка, которая связывает их».

Но что делает размышление Монтеня столь острым в наше время, помешанное на коллекционировании, — акценты, которые он расставил в этой теме. Бесконечное накопление существующих идей, утверждает философ, — ничто без критического взгляда собирателя; жизненно необходимо пропускать эти идеи через мелкое сито, чтобы отделять семена от плевел, значимое от малозначительного, и вписывать их в свою систему знаний, перерабатывать их в нечто, что обогатит наше понимание мира. Монтень пишет:

«Мы берём чужие знания и мнения на веру, как ленивые и поверхностные ученики. Но необходимо уметь делать свои собственные выводы. В этом мы похожи на того, кто, нуждаясь в огне, пошел в дом соседа, чтобы одолжить, но, увидев у соседа огонь, сел погреться, забыв о своём доме. Что хорошего набить желудок мясом, если оно не усваивается, если оно не приносит нам пользы, не питает и не поддерживает нас?»

Сальвадор Дали "Мишель де Монтень", 1947 г.

Портрет Мишеля Монтеня. Сальвадор Дали , 1947 г.

Три столетия спустя Генри Торо — ещё один глубокий и часто цитируемый мыслитель — высказал аналогичную точку зрения об опасности бездумного интеллектуального обезьянничанья и пересказывания идей тех, кто был до нас, что создаёт лишь видимость, симулякр истины и иллюзию вашей оригинальности. С другой стороны, глубокая рефлексия и попытка расширить существующие идеи и взгляды отличается от всего этого, — это путь, на котором мы внимательнее рассматриваем мнения собеседников, развиваем критические способности и маленькими шажками приближаемся к истине. Тот же Монтень отмечает:

«Аристотель обычно приводит множество чужих мнений и взглядов, чтобы, сопоставив с ними свою точку зрения, показать нам, насколько он пошёл дальше и в какой мере он приблизился к вероятной правде, — об  истине не следует судить на основании чужого свидетельства или полагаясь на авторитет другого человека. Поэтому Эпикур тщательнейшим образом избегал в своих  сочинениях ссылаться на них. Аристотель — царь догматиков, и тем не менее мы узнаём от него, что чем больше знаешь, тем больше у тебя поводов к сомнению.

Монтень не отрицает оригинальность как таковую, он лишь говорит, что в большинстве случаев за кажущейся оригинальностью стоит простое цитирование и перебирание давно известных истин. Весьма актуальные размышления, больше в духе постмодернизма, чем эпохи Возрождения.

Проблема в другом: даже в XXI веке не теряет своей популярности аргумент в стиле «всё равно ничего нового не придумать», который обычно используют в качестве слабого оправдания, демонстрирующего нежелание мыслить и открывать для себя неизвестное. Возможно, отсюда и растут ноги бездумного репостинга в соцсетях, не предполагающего даже простого комментария по теме. Однако сегодня, когда мир приобрёл совершенно иные черты, и мы поняли, насколько нам необходим выход за периметр невежества, любое нежелание мыслить приводит к безнадёжному отставанию от летящего со скоростью света времени. В конце концов, ещё сотни книг нужно положить в нашу антибиблиотеку антизнаний, чтобы с уверенностью заявлять, что наш мозг не способен создать ничего нового. Пожалуй, об этом стоит подумать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

2 комментария

  1. в восторге, встретив в тексте «симулякр» :Р

  2. Ну без симулякров теперь никуда)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: