«Игра в бисер» Германа Гессе: прививка от элитаризма?



Духовная культура — сфера избранных или достояние каждого? Филолог, автор некоммерческого проекта «Пушкин в VK» Яна Павлова коротко рассказывает о романе Германа Гессе «Игра в бисер» и размышляет, действительно ли элитаризм — бесплодная концепция и может ли истинная духовность существовать в каких-либо рамках.

«Игра в бисер» — причудливая вязь философского трактата и романа воспитания, созданная гением мировой словесности, Германом Гессе, который получил Нобелевскую премию по литературе в 1946 году. Роман повествует о далёкой и прекрасной стране Касталии, которая сосредоточила в себе деятелей мировой культуры и науки. Действия разворачиваются в 25 веке. Главный герой книги — великий Мастер игры Йозеф Кнехт, чьё жизнеописание стало основой сюжетной канвы произведения.

Роман открывается описанием прошлого — страшной эпохи фельетонизма, профанирующего культуру и науку. В этом мире люди со страстью поглощали второсортные сочинения, поверхностно усваивая знаки культуры без погружения в контекст:

«Излюбленным содержанием таких сочинений были анекдоты из жизни знаменитых мужчин и женщин и их переписка, озаглавлены они бывали, например, … «Любимые блюда композитора Россини», или «Роль болонки в жизни великих куртизанок».

Это был мир, в котором «маститых химиков или виртуозов фортепианной игры заставляли высказываться о политике, любимых актёров, танцовщиков, гимнастов, лётчиков или даже поэтов — о преимуществах и недостатках холостой жизни», а подлинные упражнения в знаниях были заменены отгадыванием кроссвордов, отупляющих ум, а не оттачивающих его. Фельетонизм — это XX и XXI века, то время, в котором живём мы.

Согласно гуманисту Гессе, эпоха фельетонов должна окончиться, а культурный кризис — быть преодолён. Для будущего писатель создает модель великой Касталии — государства вне государств, где живут высоконравственные, образованные, влюблённые в истинное знание люди. Почти все из них — учёные, и каждый принадлежит Ордену. Эти рыцари духа — монахи, давшие обет не покидать Касталию и трудиться во имя истины в пределах её стен.

У касталийцев есть два главных занятия: воспитание будущих членов Ордена в особых элитных школах и игра в бисер, которая призвана объединять различные области знаний с помощью единого для всех метаязыка:

«Правила, язык знаков и грамматика Игры представляют собой некую разновидность высокоразвитого тайного языка, в котором участвуют самые разные науки и искусства, но прежде всего математика и музыка».

Игра в бисер оперирует символами и напоминает «орган, чьи клавиши и педали охватывают весь духовный космос». Играя на нем, касталийцы могли «воспроизвести всё духовное содержание мира». Каждая игровая партия была «последовательным соединением, группировкой и противопоставлением концентрированных идей из многих умственных и эстетических сфер». Ближе всего к столь расплывчатому определению может быть игра в ассоциации: вы начинаете беседу с роли Юлия Цезаря в истории мира, а заканчиваете тем, что человечество, смотря в небо, видит мёртвые звёзды, потому что свет звёзд идёт до Земли чрезвычайно долго, в то время как самого небесного тела может уже и не существовать. Игра в бисер позволяла учёным в процессе состязания отследить цепочки превращений и скрытые связи между событиями, которые на первый взгляд не имеют ничего общего.

Суть Игры — в её элементах, в этих самых «концентрированных идеях». Литературоведу Александру Генису они представляются «выпаренными иероглифами культуры», из которых касталийцы выкладывают узоры, подчинённые предложенной теме.

«Можно, скажем, представить партию, развивающую сквозь века и культуры мотив юродства — от греческих киников, дзенских учителей и хасидских цадиков к Ивану Грозному, Хлебникову, Жириновскому и девицам из Pussy Riot, изгонявших Путина из модного храма».

Александр Генис

Главная проблематика романа — место культуры в обществе. Герман Гессе обособляет «высокую» культуру и делает её доступной лишь избранным: эта идея воплощена в Касталии, которая, кстати, финансируется внешним миром и существует исключительно на эти деньги. Ставя культуру в такое положение, Гессе тут же задаёт вопрос, может ли научное и культурное наследие мира существовать вне людей, которым должно служить. Ответ на этот вопрос скрыт в биографии великого Йозефа Кнехта.

Будучи учредителем игры в бисер (одна из высших возможных должностей), Кнехт спустя долгие годы служения самовольно покидает Касталию, нарушая тем самым клятву, данную при вступлении в Орден, а также всевозможные традиции своей страны. Объясняет он свой уход так:

«.. жизнь в Касталии, и даже на таком высоком посту, может иногда не удовлетворять человека, означать для него неволю и плен».

Но разгадка кроется глубже, и мы можем найти её в стихотворении, сочиненном Йозефом Кнехтом, когда он был студентом:

Переступить пределы!

 

Пристанищ не искать, не приживаться,
Ступенька за ступенькой, без печали,
Шагать вперед, идти от дали к дали,
Все шире быть, все выше подниматься.

Что есть Касталия, как не ограниченный мирок внутри огромного, естественного мира, кажущегося ее обитателям враждебным и чужим? Могут ли наука и культура благостно влиять на мир, если они заключены в оковы и не вырываются за границы страны мудрецов?

«… мир с его жизнью был бесконечно больше и богаче, чем представление, которое могли себе составить о нем касталийцы, он был полон становления, полон истории, полон попыток и вечно новых начал, он был, может быть, хаотичен, но он был родиной всех судеб, всех взлетов, всех искусств, всякой человечности, он создал языки, народы, государства, культуры, он создал и нас и нашу Касталию и увидит, как все это умрёт, а сам будет существовать и тогда».

Переступить пределы — вот в чём задача великой Касталии, на которую она не способна. За долгие годы существования этой страны ни один член Ордена не вырвался на волю, ибо считал эту волю «чем-то отсталым и неполноценным», и только Йозеф Кнехт решился на такой шаг.

Великий Мастер Игры отправился во внешний мир, в имение своего студенческого товарища, чтобы стать личным учителем его сына. Стремясь завоевать доверие мальчика, который любил купаться в холодном горном озере по утрам, бывший касталиец почти без раздумий бросился в воду вслед за учеником и погиб, оставив неизгладимый след в душе несостоявшегося ученика.

Своей жертвой Йозеф Кнехт доносит до нас мысль, что культура — достояние всего мира, а не отдельной его части, не элиты и Ордена. Чтобы стать чем-то большим, она должна культивироваться повсеместно, не только среди избранных; в противном случае культура обречена или на быструю и верную смерть Мастера Игры, или на выживание в Касталии, прочно защищённой от внешнего мира. Вот от чего предостерегает нас Гессе: мировое наследие, сосредоточенное в одном месте, превращается в пустые стекляшки, которыми играют учёные мужи. Возможно, чтобы избежать обесценивания культуры, Касталия должна исчезнуть и возродиться уже во внешнем мире, в многочисленных Йозефах Кнехтах, самозабвенно обучающих истинному знанию не избранных монахами юных талантов, а простых детей.


Подборка по теме

— Общество масок: Джон Фаулз и его роман «Волхв»

— От Софокла до Лема: философия абсурда в художественной литературе

— Философский фикшн: 10 художественных произведений от выдающихся мыслителей


 

Список источников

1. «Игра в бисер», Герман Гессе

2. «Касталия: правила игры в бисер», Александр Генис / URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/10/26/52086-kastaliya-pravila-igry-v-biser

3. «Русская Касталия», Дмитрий Быков / URL: https://iz.ru/news/366755

4. «Герман Гессе и его роман «Игра в бисер», Е. Маркович / Гессе Г. Игра в бисер. — М., 1969.

Обложка: Hesse / © Circulo de Lectores — Barcelona, 1991

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: