«Наконец-то вас что-то беспокоит»: дазайн-анализ и сирийские мистики

Красота, которая размыкает нас: наш обозреватель Эльвира Харрасова рассказывает, как открыла для себя дазайн-анализ, какие нашла пересечения этой концепции с идеями сирийских мистиков и почему привычная для нас сконцентрированность на себе, имеющая самые разнообразные формы — от чувства вины до бесконечного самокопания — ведет к застреванию в собственном «Я» и не дает выйти из этого эгоцентричного круга, чтобы увидеть мир.

Одна мысль цепляется за другую, выходит из замка в замок и перевоплощается в новую форму. И если за что-то зацепился край твоего ума, то долго еще пальцы будут удерживаться на краешке идеи в виде синхроничностей, случайных связей-фраз, до тех пор, пока она уверенно не перекинет ногу через край и не окажется до конца оформленной.

Тема статьи начала всходить год назад, когда еще не понимая, что слабая флуктуация через год сложится в текст, я записала во время зарождающейся депрессии в дневнике следующее:

«Нужно не забыть об этой записи, так как она в минуты “кризисов” может снова спасти от крови в голове и эмоциональной нестабильности.

Найдя так много фигур в истории, философии и литературе, не стоит забывать о них и присваивать их тексты лишь поверхностно.

“Как мало мы (я) знаем (знаю)”, — постоянная мантра, которая освежает не хуже стакана огуречной воды после шаурмы.

Так вот, при будущих моих приступах следует незамедлительно обратиться к этим авторам:

Веселовский (его научный стиль, через который не так просто продраться, отрезвляет и дает стимул к собственным научным текстам); 

 — Джон Рид (любая историческая проза, исследования, дневниковые записи)

Умберто Эко; 

Любой философский трактат до XX века;

Эрнст Юнгер (просто глыба XX века);

Мифология.

Список можно продолжить, это те авторы, которые пришли на ум сейчас. Именно они помогают перешагнуть через настроение “схлопнуть все”».

Ручка была отложена, в тот вечер я взяла томик Юнгера “Сердце искателя приключений. Фигуры и каприччо”, грусть отпустила в момент, когда стала перечитывать один абзац по 2-3 раза, чтобы хоть как-то распутать этот витиеватый язык. Когда сталкиваешься с чем-то намного больше себя, с человеком, который при помощи языка или любым другим способом смог построить целый мир, то забываешь о своих мелких чаяниях. Тогда мне показалось, что я нашла уникальное лекарство от хандры. Но, оказалось, что не такое уж оно и уникальное.

Отвечают сирийские мистики

Записала и на полгода забыла, пока не наткнулась на подкаст «Отвечают сирийские мистики» от Arzamas. Ведущий вместе со специалистом по сирийским мистикам Максимом Калининым говорили о чувстве вины, о том, как с ним бороться. В разговоре эксперт ссылался на рассуждения христианского писателя-аскета Исаака Сирина.

Ведущий и гость покаялись в своих грехах перед близкими (жёнами, детьми, родственниками), а потом перешли к вопросу, а отчего, собственно, человек испытывает чувство вины. И пришли к выводу, что дело не в том, что люди на своих хороших намерениях пытаются доползти до святости, используя в качестве весла чувство вины, а в том, что люди слишком много о себе думают.

Перенесем прожектор на импровизированную сцену. Представьте, вы начинаете кукситься, забиваетесь в кокон вины, стыда, смущения, и тут в темноте появляется фигура сухонького старца с длинной белой бородой [Сирин] и говорит:

“А с чего это ты поставил себя в центр вселенной?!”, — и начинает громко рыдать. Конечно, это все шутовство. Давайте перейдем к тексту первоисточника. Цитаты взяты из книги Сирина “О божественных тайнах и о духовной жизни”. Что же он предлагает делать?

«Не уповай на познание себя, чтобы не <оказаться> тебе оставленным в руках демонов и чтобы не ввергли они тебя в сети ухищрений своих, и чтобы не окружили они тебя мучениями, и чтобы не <впал> ты в смятение, так чтобы не знать даже, где ты находишься».

Конечно, цитаты из текстов VII века могут казаться устаревшими, идти вразрез с тем, что происходит с современным человеком, которого призывают к познанию себя, и в особенности с тем, что говорит нам за закрытой дверью психолог: сосредоточиться на себе, своих проблемах, эмоциях и желаниях.

Но в текстах Сирина мы находим его ответы на два главных жизненных вопроса: “Кто виноват” (ты сам) и “Что же делать?” — разбираемся вместе.

Сирин говорит о том, что да, человеку приходится постоянно бороться с собой, он не может прекратить борьбу, в первую очередь потому, что мир такой, он уже запрограммирован на то, что ты родишься и чуть ли не с первого дня будешь воевать. И здесь, как считает писатель-аскет, лучше просто принять этот факт. Стратегия “мучительное самокопание” с вечными попытками сделаться лучше приведет к застреванию в текстуре “Я-Я-Я”. Человек в этом сценарии превращается в шального пса, пытающегося поймать себя за хвост, хвост вроде бы уже в пасти, но вот схватить крепко его невозможно.


Читайте также Против святости: почему не стоит стремиться к моральному совершенству


Что же делать? Раз ты не можешь себя перекроить, то остается направить свою мысль в другую сторону, например, начав восхищаться произведениями искусства, восторгаться тем, что узнал за день, тем, что размыкает тебя, отвлекает от мучительной рефлексии, которая заставляет бегать по кругу. Стоит начать испытывать восторг от узнаваемого, как от тебя отлетает эгоцентризм, забываешь и про вину, и про стыд.

“От трех причин происходит поток непрекращающихся слезСудя по контексту, именно слезы счастья восторга здесь и имеет в виду Сирин — прим. авт. у человека.

<Во-первых>, от изумления исполненными тайн прозрениями, которые на всякий миг открываются уму, слезы льются в изобилии без воли <человека> и без принуждения: в <прозрения> эти вглядывается он видением ума, когда охватывает его восхищение познанием тех <предметов>, которые духовно открываются уму в прозрениях. И слезы те тогда текут сами по себе, и не устает <человек> от силы наслаждения, охватывающего ум, который пребывает в таком видении. Эти вещи, то есть таинственные и духовные прозрения, Отцы называли образом манны, которую вкушали чада Израиля, и питием из камня, который есть Христос”.

Формула не такая и сложная для усвоения: перестань обращать свои глаза внутрь себя, дай возможность векам расслабиться и наблюдать за происходящим, познавать и восторгаться.

И на этом можно было бы закончить, ведь мысль нашла подтверждение у сирийских мистиков, можно сложить эти две мысли и гордо носить их бок-о-бок в чемоданчике, но каково было мое удивление, когда я наткнулась на подобный способ врачевания души уже в дазайн-анализе. Оговорюсь, что дазайн-терапия — это не классический, а современный психотерапевтический подход, который только начинает то тут, то там проявляться в нашей стране.

Вас что-то беспокоит? Ну наконец-то!

В мае был один из тех вечеров, когда захотелось послушать очередную умную лекцию, чтобы немного отвлечься от тревожности и затянувшегося карантина. На этот раз выбор остановился на философе Александре Дугине. Нашла ролик с интригующим названием “Кто по-настоящему болен в современном мире. Главная ошибка психологов”.

Я очень удивилась, когда философ начал в утрированной форме пересказывать, как может проходить встреча пациента и терапевта в рамках дазайн-анализа (это метод, разработанный Людвигом Бинсвангером и Медардом Боссом на основе философии Мартина Хайдеггера).


Также по теме

Видеолекторий: философия Мартина Хайдеггера в шести лекциях

Миропроект и личность: основные положения экзистенциального анализа Л. Бинсвангера


И снова вместе перенесемся на импровизированную сцену. Кабинет терапевта, друг напротив друга стоят два коричневых кожаных кресла с ровными спинками и такими же ровными подлокотниками, посередине просторного кабинета ковер с красными и черными геометрическими рисунками. Мужчина-пациент немного расстроен, он явно смущен, что ему пришлось обратиться к психотерапевту, ему стыдно, он начинает думать, что с ним что-то не так.

На все жалобы терапевт достаточно спокойно объясняет посетителю, что ощущать беспокойство в современном мире — это нормально. Что нет никакой нормы, а возможно, и правда мир сошел с ума.

Приведу диалог клиента и терапевта, смоделированный Дугиным:

— Вас что-то беспокоит?

— Да, доктор, беспокоит.

— Ну слава Богу! Наконец-то вас что-то беспокоит. Когда вас ничего не беспокоило, вы были невменяемы, вы были абсолютно ненормальны.

— Доктор, я хочу покончить с собой. Я никому не нужен.

— Вот это правильно. Конечно, вы никому не нужны. Вы ещё ничего не добились.

Такой расклад приводит человека в ужас, вместо поданого вовремя платочка для слёз, тебе говорят: “ты смертен”, “у тебя все плохо, но за окном мир, а он еще хуже”, “любовь нужно по-настоящему заслужить”. Здесь человека сталкивают с философским пониманием жизни и смерти, а не пытаются заглушить боль таблеточками счастья или сочувствием его печальному детству. По замыслу, человек после этого как будто просыпается, в лучшем случае, берёт на себя ответственность за свою жизнь, в суперпозитивном сценарии, ощущает “пассионарный толчок, становясь писателем и качком”.

Что помогает человеку выздороветь, по Дугину или дазайн-анализу? И снова находим знакомые мотивы:

«Это культура, философия, религия, искусство, способность к расшифровке смыслов, обряды, ритуалы, религиозные обычаи, историческое знание. Вся жизнь духа общества и есть терапия».

◊ ◊ ◊

То, что здесь написано, это только ловкое манипулирование словами, идеями и желание поделиться своим опытом. Да, статья появилась лишь потому, что идея проросла осенним вечером во время бдения на даче, я нашла в информационном поле то, что позволило мне подтвердить свою гипотезу. Я рада,что этот способ работает не первый век, помогая восхититься миром и ненадолго прервать самокопание.

Не призываю никого садиться за книги и шлифовать историю. Постигать красоту окружающего можно разными способами, в том числе чтением, но не в первую очередь им. В конце концов, на улице еще остатки золотой осени, почему бы не собрать гербарий?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

2 комментария

  1. Странные ощущения вызывает эта статья, противоречивые. Не хочется быть снобом, но вот этот момент, например: «Что же делать? Раз ты не можешь себя перекроить, то , восторгаться тем, что узнал за день, тем, что размыкает тебя, отвлекает от мучительной рефлексии, которая заставляет бегать по кругу. Стоит начать испытывать восторг от узнаваемого, как от тебя отлетает эгоцентризм, забываешь и про вину, и про стыд.»
    Скорей всего так это и есть, но что-то смущает.
    «Стоит начать испытывать восторг» — в том состоянии о котором идёт речь это ведь и есть самое сложное, ввести себя в координально другое настроение своими собственными силами.
    «остается направить свою мысль в другую сторону, например, начав восхищаться произведениями искусства» — Возможно ли намеренно взять и в один начать восхищаться произведениями искусства? Особенно будучи в угнетенном состоянии.
    Сложно перенаправить, хотя и дойти до этой мысли не так просто.
    Как быть человеку, который восхищен не только произведениями искусства, но и более простыми, «будничными» вещами, при этом испытывая какие-то тяжелые чувства как вина, или схожие с ними?
    Каким образом в самом деле искоренить причину этих тенденций к обвинению, чрезмерному копанию в себе и других? Лежит ли этот вопрос исключительно в плоскости внимания и его переключения для полного решения вопроса.
    Спасибо за статью.

  2. iowyh, спасибо за комментарий!

    «Возможно ли намеренно взять и в один начать восхищаться произведениями искусства?», «…Восторгаться тем, что узнал за день…».

    Формулировка, возможно, достаточно высокопарна, но это скорее художественное допущение.

    Если переходить к сути, то вы правы, тут вопрос переключения внимания и воможности для человека не сколько «восторгаться искусством», а сфокусироваться на радости от узнавания чего-то нового. Зачастую мы знакомимся с чем-то поверхностно, присваиваем это не до конца, а тут именно процесс углубления во что-то, удивления: «Надо же, и такое бывает».

    Простой пример. Когда совсем грустно и беспомощно, вина накрывает, открываешь книги Эрнста Юнгера, начинаешь читать хоть с любого абзаца и его текст — насыщенный, яркий, ни на что непохожий заставляет тебя останавливаться на каждом предложении, удивиться, что это написал реальный человек. Идёшь глубже, знакомишься с его биографией, и тут совсем перестаешь себя жалеть, потому что его жизнь — это в стократ лучшая история, чем можно вычитать в любой книге.
    И в этот момент, как мне кажется, возникает размыкание.

    Такое возможно провернуть со многим, но для этого нужно учиться всматриваться и радоваться открытию.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: