Седиментация — экзистенциалистский вызов стереотипам



Насколько мы осознаем то, что делаем? Можно ли изменять стереотипы, которые скрытым образом влияют на наше поведение? Что такое седиментация? Профессор философии Кардиффского университета Джонатан Уэббер обращается к французскому экзистенциализму, чтобы разобрать концепцию седиментации, согласно которой мы не только можем обнаруживать неосознаваемые мотивации в нашем поведении, но и способны критически осмыслять свои позиции для улучшения нашей социальной жизни.

Есть ли смысл размышлять о том, что делать? Мы часто слышим, что именно интуиция и чутье управляют нашими суждениями и поведением, обоснование которых происходит позже. Но это утверждение упускает из виду один важный вопрос. Эксперименты показывают, что само осмысление формирует когнитивную систему, которая и будет определять будущие реакции. Чем больше мы размышляем над тем, почему что-то является хорошим или плохим, правильным или неправильным, привлекательным или непривлекательным, тем сильнее это отношение влияет на наши интуиции и чутье.

Аристотель бы не удивился. Его этика опирается на идею, что характер развивается именно таким образом. Однако Аристотель не объясняет, как на наше мышление и поведение влияют социальные стереотипы, которые мы, рассуждая логически, не разделяем. Мы сможем лучше понять этот процесс, если обратимся к идее седиментации, которую разработали три французских философа в середине XX века.

Морис Мерло-Понти ввел термин «седиментация» в своей книге «Феноменология восприятия» (1945). Он использует его для описания процесса получения информации о нашем теле и окружающей среде в форме, позволяющей нам действовать разумно без особого внимания, усилий или мышления. Мерло-Понти утверждал, что так же, как река накапливает частицы и откладывает их как осадочные структуры, направляющие ее поток, так и мы, живя своей жизнью, накапливаем информацию, которая постепенно и бессознательно превращается в ограниченное русло понимания, управляющее нашим поведением.

В своей работе Мерло-Понти показывает, как стереотипы, с которыми мы не согласны, влияют на наше поведение. Если процесс седиментации нечувствителен к тому, взаимодействуем ли мы с самим миром или с его репрезентацией, то стереотипы, регулярно встречающиеся в наших медиа, интегрируются в наше мировоззрение вместе со знанием о реальном мире. Мерло-Понти занимался прежде всего знанием и, как следствие, не разработал теорию седиментации целей и мотивов. Он предполагал, что они оседают сходным образом, но не исследовал эту идею обстоятельно.

Экзистенциалистские труды Симоны де Бовуар и Франца Фанона дают нам общую картину того, как легко наше поведение поддается влиянию собственных неоднократно одобренных мотиваций, с одной стороны, и социальных стереотипов, которых мы не одобряем, с другой. Де Бовуар наиболее полно формулирует свою версию седиментации в книге «Второй пол» (1949). Она обращает внимание на то, как мы формируем наши цели и ценности. Девочек и мальчиков воспитывают с различными ожиданиями и побуждениями, а значит, и постоянно поощряют мыслить и действовать в соответствии с определенным для них гендером. Девочки должны реагировать на свое окружение приятными и полезными способами, тогда как мальчиков поощряют исследовать и доминировать над окружающей средой.

Эти ожидания формируют цели и ценности, которые мы преследуем в детстве и юности. Де Бовуар утверждала, что такое многократное одобрение одних и тех же целей и ценностей встраивает их в наши когнитивные системы через седиментацию. Поскольку девочки и мальчики должны отвечать различным ожиданиям, мы создаем гендерно-специфические наборы целей и ценностей. Де Бовуар считала, что тот же процесс закрепляет в нашем мировоззрении гендерные стереотипы. Процесс седиментации через повторение затрагивает, вместе с нашими целями и ценностями, стратегии их достижения. Эти стратегии хранят информацию, помогающую нам ориентироваться в окружающем мире. И эта информация включает в себя гендерные стереотипы и ожидания, которые люди должны оправдать.

Таким образом, сами гендерные стереотипы оседают в нашем сознании вместе с целями и ценностями, которые заставляют наше поведение более-менее отвечать этим стереотипам. Именно потому, что сами стереотипы закрепились в мышлении, утверждала де Бовуар, они сохраняются в самом подходе к воспитанию следующего поколения. И по этой же причине сложно избежать регулярных проявлений этих стереотипов в мыслях и действиях, даже когда мы сознательно их отвергаем.


Читайте также

«Психология предрассудка»: Игорь Кон об истоках этнических стереотипов и предубеждений

«Я не знал, что он гей!»: как люди маскируют агрессивную предвзятость


Фанон предложил похожее объяснение истоков расовой идентичности в своей книге «Черная кожа, белые маски» (1952). Он описал рассказы и фильмы, общие для детей во Франции и французских колониях первой половины XX века, включая опыт собственного детства на острове Мартиника. Как правило, они показывали европейцев героями с многосторонним характером. Напротив, если африканцы и были представлены, то их изображали неполноценными и опасными персонажами.

Всех детей во Франции и французских колониях, независимо от цвета кожи, сознательно учили в школе считать себя французами, а потому — европейцами. Их учили европейской истории и литературе и поощряли развивать цели и ценности, созвучные этой европейской идентичности. Фанон считал, что сочетание такого образования с образами в рассказах и фильмах прививало идею европейского превосходства и африканской неполноценности у всех, кого воспитывали в таком духе.

Не случайно и де Бовуар, и Фанон, и Мерло-Понти разработали варианты идеи седиментации. Де Бовуар и Мерло-Понти были университетскими друзьями и на протяжении пятнадцати лет развивали собственные версии седиментации в постоянной дискуссии. Фанон создал свою версию во время учебы в Лионском университете, где он посещал лекции Мерло-Понти.

Де Бовуар и Фанон предложили принципиально экзистенциалистскую версию седиментации. Оседают именно выбранные нами побуждения, а с ними стратегии и информация для их осуществления. Но на наше мышление влияют не только осадочные идеи и цели. Рассматривая идеи других людей или благодаря критическому взгляду на наши собственные мысли, мы можем прийти к умозаключениям, противоречащим нашему осадочному мировоззрению. Это объясняет, почему бессознательные аспекты нашего поведения могут выявлять осадочные стереотипы, которые мы не одобряем. Но это также показывает нам, как можно взять под контроль интуиции и чувства, управляющие этими аспектами нашего поведения.

Если де Бовуар и Фанон правы в своем экзистенциализме, значит, мы не марионетки унаследованных идеологий. Мы можем логически обосновывать наиболее важные для нас позиции, равно как и менять нашу социальную среду к лучшему. И в том и другом случае мы способны к деятельному преображению застывшего мировоззрения, руководящего нашим поведением.

Статья впервые была опубликована на английском языке под заголовком «Sedimentation: the existentialist challenge to stereotypes» в журнале «Aeon» 14 декабря 2018 года.

Перевели Павел Шопин и Наталья Канашко.
Обложка: Эдвард Мунк, «Вечерняя Меланхолия».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: