«Продуктивность не твоя подруга»: почему не стоит зацикливаться на производительности



«Вам не нужны причины и оправдания для свободной жизни». Научный сотрудник Фонда имени Александра фон Гумбольдта, PhD Павел Шопин на страницах Organize! поразмышлял, почему от культа производительности в целом больше вреда, чем пользы как для отдельного индивида, так и для общества, как государственное насилие и имперская агрессия Германии XX века выросли из одержимости продуктивностью и почему приравнивание производительности к мере человеческого достоинства – это вульгарный бихевиоризм, который играет на руку лишь привилегированным слоям населения.

Не так давно в социальных сетях я наткнулся на «антикапиталистическое любовное послание», которое уверяло читателей, что ценность жизни превосходит производительность. Подобная критика экономической деятельности как меры человеческого достоинства вызовет отклик у многих. Материальное производство влияет на то, кто вы есть, но оно не объясняет и не опровергает вашего бытия. Ни один капиталистический расчет не может воздать должное человеку. Вам не нужны причины и оправдания для свободной жизни, и производительность вам не друг.

Культ производительности нанес большой ущерб природе и доставил много страданий обществу, потому что те, кто ставит получение прибыли выше человеческой жизни и экологии, сеют хаос в мире и подвергают других угнетению и издевательствам. Их усердный труд приносит горькие плоды.

В своем эссе «Производительность опасна» Винсент Бевинс предполагает, что государственное насилие и имперская агрессия Германии XX века выросли из одержимости продуктивностью. В своей лекции «Еврейская площадь 1010» Тимоти Снайдер напоминает нам о том, что нацисты использовали концепцию производительности для обесчеловечивания евреев, которых «отправили из Варшавского гетто на смерть, после выполнения расчета, согласно которому количество потребляемых калорий превышало стоимость производимой ими работы». Производительность применяется как полицейская дубинка против человечества:

«Это примета индустриального мира: люди, лишенные всего человеческого, оцениваются только как объекты, выполняющие физическую работу».

При капитализме большинство из нас не равноценны продуктам нашего труда, так как их присваивает класс владельцев средств производства. Наши действия, гуманные по своей сути, служат капиталистической цели обеспечения экономического роста, который продолжает угнетение человека человеком и ускоряет разрушение экологии.

Богатые лицемерно поклоняются производительности и используют ее как орудие подчинения людей и ресурсов, ведь именно они пожинают плоды массовой эксплуатации. В подобной несправедливой и неустойчивой системе люди отчуждаются от результатов своего труда, а их собственная ценность теряется в процессе производства.


Читайте также Потребление и отчуждение: 8 статей от философов, психологов и экономистов


Капиталистическая экономика приручает и монетизирует производительность труда. Когда рабочий играет по правилам, которые порождают жесткую конкуренцию и защищают власть имущих, сам его творческий порыв подчиняется капитализму и его гнусным целям. Так богатые угнетают и дисциплинируют бедных. Авторитаризм и другие социальные искажения приводят к извращенному взгляду на человечество в отношении его производительного потенциала и фактического производства.

Приравнивание производительности к человечности и собственному достоинству – это своего рода вульгарный бихевиоризм, который играет на руку привилегированным слоям населения. Действия формируют человеческую природу, а сам по себе бихевиоризм не является злом или заблуждением. Проблема возникает в тот момент, когда мы характеризуем человека только через аспекты жизни, которые могут быть количественно измерены и интегрированы в экономический процесс, разрушающий не только окружающую среду, но и социальные связи. Человеческое поведение, не приносящее прибыли, теряет признание и видимость, в то время как токсичная производительность выходит на первый план.

По мнению бихевиористов, человеческая природа зависит от того, что люди делают или не делают. С этой точки зрения, производительность определяет человека. Хотя действия людей играют значимую роль, не стоит на этих основаниях умалять или преувеличивать их человечности. Поведение делает нас людьми в сложном и многогранном смысле, но крайне важно осмыслить человечность, не опираясь только на показатель производительности. Человечность должна быть всеобъемлющим понятием, применимым ко всем людям в обществе.

Каждое живое существо имеет значение и важность, которые нельзя свести к их пользе для экономики. Стоит людям преодолеть это эксплуататорское видение общества и окружающей среды, и человеческое бытие перестанет быть исключительной привилегией. Людям следует научиться жить в гармонии друг с другом и природой. Права человека не должны приводить к разрушению жизни на Земле, когда горстка богатых потакает своим фантазиям, добиваясь справедливости и свободы лишь для себя.

Посадку и вырубку деревьев можно считать за производительность. Современная экономика вносит в это уравнение ошибочную асимметрию, поскольку вырубка лесов считается гораздо более выгодной, чем лесовосстановление. В одной системе ценностей о производительности можно судить положительно (получаем прибыль), а в другой становятся очевидными отрицательные последствия (вред для окружающей среды).

Когда речь идет об экологическом кризисе, сохранение окружающей среды и новые энергетические технологии требуют иного вида производительности. Посадка лесов и строительство зеленых электростанций не нейтральный вариант. В текущей экономической модели не оценивается их воздействие на окружающую среду.


Читайте по теме Третья промышленная революция, или как спасти планету от надвигающейся экологической катастрофы


Нам стоит по всей строгости судить тех, кто добывает и сжигает ископаемое топливо и управляет экономикой, основанной на нестабильном росте. Экономическая производительность измеряется не только получаемым изобилием, но и ответственностью за глобальные разрушения – от углеродного следа до ядерных отходов.

Продуктивность может быть обратной стороной потребления и способствовать его росту. Некоторые бизнес-модели основаны на создании спроса на товары. Является ли производство и потребление обогащающей или разрушительной деятельностью, зависит от отношений между человеком и окружающей средой. В эксплуататорской и добывающей экономике производство и потребление – это эксплуатация других людей и уничтожение природы.

Далеко не всегда вознаграждается то, что приносит наибольшую пользу нам и окружающей среде. От исторического наследия до инвестиционных банкиров, наша культура и экономика жертвуют человечностью и природой в пользу богатства и тирании.

В своей книге «Бессмысленные работы» (2018) Дэвид Гребер утверждает, что в мире масса абсурдных рабочих мест. Вместо того, чтобы осуждать их наличие, мы могли бы поставить под сомнение разумность создавшей их экономической системы, показав, что она нарушает естественные отношения между человечеством и производительностью. Когда люди увидят глубокую пропасть между человеческой и экономической ценностью, они поймут, что любая работа в таких условиях теряет смысл.

Исключительная сосредоточенность на производительности неизбежно приводит к неправильным действиям. Когда люди могут делать все, что им заблагорассудится, они не наносят себе непоправимого ущерба. Люди, вынужденные производить необходимое количество товаров в условиях эксплуататорской экономики, начинают подрывать успехи других из-за своей неумелости или извращенной мотивации. В ситуации, когда личные предпочтения и само желание работать не имеют значения, наш труд не приносит ничего, кроме хаоса и опустошения. Наш принудительный вклад не только сводит на нет усилия других, но и значительно превосходит их, ведь разрушать гораздо легче, чем что-то конструктивно изменять. Это непроизвольное разрушение – не отклонение от нормы, а сама сущность капиталистического производства.

Понимание того, что человеческая ценность не равна производительности, и что производительность имеет катастрофические последствия, не означает, что лучше вообще ничего не делать. Напротив, эти идеи должны мотивировать общество к организации, чтобы свергнуть существующую систему беспощадной эксплуатации и наладить более гармоничные отношения среди людей, а также между человечеством и окружающей средой.

Об авторе

Павел Шопин, постдокторский научный сотрудник Фонда имени Александра фон Гумбольдта в Институте славистики и унгарологии Берлинского университета имени Гумбольдта. Он имеет степень доктора философии в области германистики Кембриджского университета.

Статья впервые была опубликована на английском языке под заголовком «Productivity is not your friend» в журнале «Organise!», номер 92, 2019.

Переводила: Эльвира Харрасова
Обложка: Чарли Чаплин в «Modern Times» 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: