Необихевиоризм: возможно ли запрограммировать поведение человека?

Есть ли у нас свобода воли? Возможно ли запрограммировать поведение человека до мельчайших нюансов и подавить в нём творческое мышление? И что произойдёт, если методы необихевиоризма возьмут на вооружение правительства тоталитарных государств? Знакомимся с трудами ведущего американского необихевиориста XX века Берреса Фредерика Скиннера и разбираемся в том, может ли оперантное научение быть гуманным.

Пожалуй, Фредерик Скиннер является одной из самых противоречивых фигур XX века. Одни воспринимают его как гения, разработавшего нюансы науки о поведении, другие — как символ фашизма и антигуманного отношения к личности.

В своих экспериментах Скиннер отошёл от традиционного бихевиоризма — направления в психологии, объектом изучения которого становилось поведение человека, а не его сознание. Бихевиористы считали, что любое живое существо так или иначе откликнется на какой-либо стимул, будь то физический удар или слово. При этом субъективные переживания не отменялись, но ставились в подчинённое положение.

Скиннер же стал основоположником необихевиоризма: развил ключевые идеи своих предшественников и доказал, что в общей цепочке «стимул — реакция» есть и промежуточные факторы, каждый из которых влияет на поведение живого существа.

В 1971 году «Time» назвал его одним из влиятельнейших психологов в мире. А в 1975 году он был самым известным учёным в США.

Несмотря на это, его биография до сих пор окутана мифами. Например, в сети можно найти информацию о том, что объектом исследований психолога стала его дочь, которую он поместил в специальный ящик и в течение двух лет вырабатывал в ней те или иные реакции на стимулы. Согласно этому мифу, после 30 лет Дебора Скиннер подала в суд на отца и, проиграв его, покончила с собой. На самом деле, дочь ученого оказалась не только жива, но и глубоко предана своему отцу. Об этом свидетельствует телефонный разговор между ней и журналистской Лорин Слейтер, опубликованный в книге «Открыть ящик Скиннера».

Вполне вероятно, что дурная слава ученого связана с тем, что в 1960 году в интервью, данном Ричарду Эвансу, он признался, что методы его работы можно сравнить с фашистскими. Кроме того, он сообщил, что эти методы могут быть использованы в тоталитарных режимах, так как они ставят под сомнение существование свободы воли.

В своей работе Скиннер исходил из идеи, что мышление «не играет существенной роли и даже не существует». Он считал, что психология должна сосредоточить свои силы на конкретных видах поведения, поддающихся изменению. Психолог приложил немало усилий, чтобы экспериментально доказать, что практически любые реакции и виды поведения могут быть вызваны регулярным или нерегулярным поощрением.

Свои опыты ученый проводил в знаменитых «ящиках Скиннера». Они представляли собой большие коробки, изолированные от звука и света, в которые помещали испытуемых животных. В ящике находился датчик, фиксирующий реакцию животного на стимулы. Чаще всего в распоряжении подопытных был только рычажок, нажатие на который давало надежду на пищу. Например, в рамках одного из экспериментов Скиннер помещал голодных голубей в пустые ящики. Через определенные промежутки времени птицам выдавалась еда. При этом появление корма не было связано с поведением голубей. Но птицы запоминали, что они делали перед тем, как получить корм. И очень скоро подопытные голуби крутили головами по или против часовой стрелки, тыкали клювом в определенной угол ящика и совершали иные, несвойственные им обычно действия, в надежде получить еду. Так Скиннер показал, что то, что раньше считалось независимым откликом, на самом деле может являться условным рефлексом. Позднее Скиннер назовет подобные способы программирования поведения теорией оперантного научения, а ученикам профессора удастся с помощью этого метода обучить кроликов складывать в копилку монеты, а свинью пользоваться пылесосом.

В 1948 году психолог издал утопический роман «Уолден два», в котором описал всемирную общину, управляемую психологами-бихевиористами. Этим и другими произведениями он пытался доказать миру возможность использования методов социальной инженерии. Скиннер утверждал, что если бы людьми управляли не политики, а доброжелательно настроенные психологи-бихевиористы, то мир мог бы стать счастливей.

Но мир не был готов принять теорию, отрицающую свободу воли. После публикации книги «За пределы свободы и достоинства» один из критиков заметил:

«В ней говорится о приручении человечества при помощи всеобщей школы собачьего послушания».

Несмотря на острую общественную реакцию, Скиннер продолжал изучать возможности контроля поведения. Работать с конкретным рефлексом ему казалось недостаточным. Он мечтал научиться программировать любое существо так, чтобы рефлексы превращались в более сложное, изначально свободное движение (например, исполнение танца).

Проводя опыты на крысах, он осознал, что животные начинают нажимать на рычаг, зная, что получат за это корм. Выработав рефлекс, он начал менять регулярность выдачи поощрения, что помогло ему открыть универсальные, до сих пор не опровергнутые законы поведения. После обучения той или иной реакции, крысы лишались регулярного поощрения. Корм появлялся лишь после трёх, десяти, двадцати нажатий на рычаг. При этом иногда подкрепление происходило через равные промежутки времени, а иногда и вовсе отсутствовало. Записывая временные показатели, Скиннер получил количественные данные, помогающие проанализировать процесс обучения и предсказать его исход.

Данный эксперимент показал, что лишенные надежды на корм крысы все равно продолжали жать на рычаг, ведь через какое-то время еда все-таки появлялась. Так Скиннер сделал удивительное открытие — редкое подкрепление вызывает не угасание, а активацию рефлекса. По мнению психологов, этим частично можно объяснить поведение людей в деструктивных союзах: многие из нас терпят унизительное к себе отношение, подкрепляясь нерегулярным позитивным поощрением, дающим надежду.

Казалось бы, подобный холодный расчёт лишает человечество прав на независимость. Но вопреки этому, выводы Скиннера изначально не несли в себе зла. Исследовательница его трудов, журналистка Лорин Слейтер замечает:

«Мир Скиннера обещал абсолютную свободу, полученную благодаря её противоположности: конформизму».

Однако, несмотря на успешные эксперименты Скиннера, его работа и сегодня имеет немало противников. Например, профессор Гарвардского университета Джером Каган, современник ученого, утверждает, что Скиннер всего лишь продолжил работу И. Павлова, и что его выводы никак не объясняют таких явлений, как возникновение метафор, оригинальных идей, креативного мышления, чувства вины и стыда. При этом психоанализ и другие школы частично эти явления объясняют.

Другие оппоненты замечают, что в человеческом мозге заключены две ответственные за обучение системы — базальные ганглии и фронтальная кора. Скиннер работал преимущественно с первым отделом. Между тем, именно фронтальная кора отвечает за творческое мышление и нестандартные идеи. Получается, что запрограммировать человека можно и нельзя одновременно. К счастью, некоторые процессы не поддаются оперантному научению, что развенчивает мифы о возможности использовать данный метод в тоталитарных государствах с целью всеобщего контроля.

И хотя создание всемирной управляемой общины остаётся утопией, методы Скиннера активно используются в психиатрии. В середине XX века их применяли для лечения острой шизофрении: больные начинали самостоятельно одеваться или принимать пищу, получая поощрение в виде сигарет. Позднее метод использовали для лечения фобий и панических расстройств.

Таким образом, «ящики Скиннера» смогли стать частью реальности. Сегодня психиатры могут предсказывать поведение больного и лечить аномалии с помощью положительного подкрепления. Таким же образом поведение людей можно менять в любой сфере — будь то регуляция правил дорожного движения или приучение ребенка ко сну в одиночестве. Однако сегодня методы ученого не позволяют программировать поведение от и до, и вопрос свободы воли остается открытым.

Обложка: Б. Ф. Скиннер / © Ken Heyman-Woodfin.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

  • Витя Пепелов

    Сторонники Фромма его сильно не любят, я думаю))))))))

    • Elena Tulina

      Сам Фромм прошелся по нему в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности». Там целая глава. Интересно, почитайте)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: