«Нарциссический абьюз»: кого нарциссы выбирают себе в жертву


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными.


Как работает абьюзивный цикл и кого нарциссы выбирают в качестве партнеров: публикуем главу из книги Шахиды Араби «Нарциссический абьюз».

Тема нарциссизма неисчерпаема. Кто они, нарциссы? Как и почему формируется нарциссическое расстройство личности (НРЛ)? Всегда ли нарциссическая травма ведет к полноценному «развертыванию» расстройства или может существовать как отдельная часть психики, включающаяся в определенных межличностных обстоятельствах?

Однако, кажется, не менее важно разобраться не только с причинами и особенностями НРЛ, но и с тем, как нарциссы ведут себя в отношениях, кого и для чего выбирают в качестве своей «жертвы» и что делать тем, кто столкнулся с нарциссическим абьюзом. Книга «Нарциссический абьюз» (изд. МИФ) психолога Шахиды Араби — о тех и для тех, кто оказался в отношениях с настоящим нарциссом, не может из них выйти или, выйдя, не может прийти в себя и залечить многочисленные раны, полученные в этих отношениях. Это полноценное руководство, в котором, с одной стороны, представлена исчерпывающая, основанная на последних исследованиях в этой области информация о нарциссическом расстройстве личности, нарциссических чертах и типичных тактиках манипуляции, используемых нарциссами, с другой стороны, охвачен огромный круг тем, касающийся нарциссического абьюза в отношениях — описан стандартный цикл абьюза, биохимия травматической привязанности, ее последствия для мозга и психики и связь с развитием признаков кПТСР у тех, кто оказался с нарциссом в отношениях. Кроме того, книга наполнена огромным количеством искренних и жутких историй жертв нарциссического абьюза, которые показывают нам, насколько разрушительным он может быть и насколько важно говорить о нем.

«Дофаминовой привязанности способствует чудовищный когнитивный диссонанс, когда мы придерживаемся противоречивых убеждений относительно абьюзера, появившихся под влиянием нашей физиологической связи с ним, а также его фальшивой маски и периодических проявлений доброты. Доктор Джозеф Карвер говорит о силе когнитивного диссонанса в своей статье «Любовь и стокгольмский синдром» (Love and Stockholm Syndrome, 2004), где он характеризует его как механизм выживания в «абьюзивной, контролирующей обстановке». Мы способны оправдывать, преуменьшать и даже отрицать абьюз из‑за когнитивного диссонанса, не желая отказываться от своей изначальной убежденности в том, что нарцисс добрый, любящий, заботливый человек, постоянно вспоминая и романтизируя ранние этапы отношений. Добавьте к этому агрессию, которая побуждает наш мозг «включить внимание», а также приятные воспоминания, к которым мы возвращаемся снова и снова, и мы получим адскую биохимическую связь».

«Выученная беспомощность идет рука об руку с замиранием, которое мы переживаем, когда находимся в абьюзивных отношениях, а также с изменениями в мозге вследствие травмы . Если мы не способны бить или бежать, чтобы выйти из абьюзивной ситуации, то в организме накапливается стресс. Эмоциональная боль удерживает нас на месте и лишает сил, мешает вырваться из тюрьмы гормонов стресса, которые работают без перерыва и продолжают генерировать сигналы еще долгое время после того, как угроза исчезнет (Walker, 2013, Van der Kolk, 2015) … Травма может влиять на такие области мозга, как гиппокамп, миндалина, мозолистое тело и лобные доли (Hart & Rubia, 2012; Dannlowski et al ., 2012). Более того, травма изменяет ключевую нейронную систему, участвующую в реакции на стресс, — гипоталамо‑гипофизарно‑адренокортикальную систему, и ее хроническая активация изнашивает определенные области мозга, приводя к аномалиям гиппокампа и лимбической системы (Perry, 2000). Гиппокамп и миндалина — ключевые области мозга, отвечающие за память, эмоции и возбуждение, лобные доли занимаются планированием, это когнитивный центр нашего мозга, а мозолистое тело помогает слаженной работе двух полушарий. Неудивительно, что после любого абьюза нам тяжело планировать, запоминать и контролировать эмоции. Наш мозг буквально выведен из строя в результате стресса, вызванного травмой, нарушена связь между рациональным и эмоциональным».

Наконец, в книге перечислены виды терапии и различные техники самопомощи для оказавшихся в этой ловушке. Но до терапии и разнообразных техник, направленных на ум, тело и дух, Шахида предлагает сделать несколько первых необходимых шагов к исцелению от нарциссического абьюза: увидеть способы манипуляции нарцисса, отказаться от привычки проецировать на абьюзера свои нравственные принципы и способность к эмпатии, доверять своему восприятию реальности, а не той искаженной видимости, которую абьюзер навязывает вам через газлайтинг и проецирование, найти поддержку у близких людей и, конечно, полностью прервать контакт или свести его к минимуму.

«…По каким эмоциональным и психологическим причинам жертвы остаются в абьюзивных отношениях? Общество считает, что сразу после эпизода насилия перед жертвами встает простой выбор: уйти или остаться в абьюзивных отношениях . Однако, как мы говорили, жертвы страдают от когнитивного диссонанса, деструктивных привычек в результате периодических подкреплений, симптомов ПТСР, травматической привязанности, травм от абьюза — недавнего или пережитого в детстве, от стокгольмского синдрома, переживания собственной ничтожности и состояния выученной беспомощности — и это еще не весь список. Хотя это кажется иррациональным, уйти из длительных абьюзивных отношений даже сложнее, чем оставить заботливого, любящего и позитивного партнера».

В общем, мастрид для всех, кто оказался в этой ловушке или когда-то сталкивался с ней. Мы же выбрали главу, в которой автор рассказывает о фальшивом «я» нарцисса, цикле абьюза, особенностях и достоинствах тех людей, которых нарциссы выбирают себе в пару, а также о том, почему шаблоны нормальных отношений не работают в отношениях абьюзивных.

Фальшивое и истинное «я» нарцисса

Нарцисс общается с людьми только с одной целью — получить нарциссическое топливо, то есть внимание и восхищение людей, которых он коллекционирует, как трофеи. Таким топливом может быть все, что даст нарциссу дозу похвалы или любой эмоциональной реакции на его уловки. Ему необходимы эти источники, поскольку он страдает от постоянной скуки, отсутствия глубоких эмоций и неспособности наладить искренние отношения с людьми, обладающими эмпатией.

Нарцисс склонен видеть в вас внешнее продолжение себя будто сумку или предмет мебели, — а не сложного, многогранного индивида со своими потребностями, желаниями и стремлениями. Искренние люди, лишенные нарциссических черт, стремятся общаться с окружающими на глубоком эмоциональном уровне, а нарциссы боятся и презирают эмоциональную близость, ведь она раскроет их истинное «я», а не ту фальшивку, которую они демонстрируют миру.

Поскольку нарциссы лишены эмпатии, они не способны понимать потребности и чувства окружающих . Они довольно неплохо изображают эмоции, будучи восхитительными хамелеонами, которые подстраиваются под предполагаемые желания и нужды других людей. Они делают это, чтобы получить желаемое — гарем, аудиторию, нарциссическое топливо в виде внимания, похвалы и поверхностных отношений, удовлетворяющих их потребность в восхищении, — и при этом избегают настоящей эмоциональной близости. Это фальшивое «я» сборная солянка из разных личностей, качеств и черт, которые набираются у нарцисса после многих лет подражания другим, а также благодаря информации из любых источников, какие только попадутся им под руку.

Нарцисс обладает так называемой холодной, или когнитивной, эмпатией. По мнению исследователей, нарциссы понимают рассудком, почему человек переживает те или иные эмоции, что позволяет им стратегически анализировать, как получить желаемое от своих жертв, но им не хватает аффективной эмпатии, чтобы не вредить людям. Некоторые даже получают садистское возбуждение от боли, которую они причиняют окружающим: не зря исследования показывают, что нарциссы и психопаты испытывают позитивные эмоции, когда видят печальные лица (Wai & Tiliopoulos, 2012). Они могут изображать раскаяние и лить крокодиловы слезы, но лишь в том случае, если это единственный способ избежать ответственности за свои поступки.

Благодаря этой фальшивой маске нарциссам удается на раннем этапе отношений заманить своих жертв ложным чувством эмоциональной близости и защищенности. Большинство нарциссов обаятельны, харизматичны, великолепны; нередко от них исходит магнетическое притяжение — смесь ложной невинности и соблазнительного очарования доброты и несдержанности. Многие мои клиенты и читатели отмечают, что именно беззаботное, бесшабашное настроение нарциссов привлекло их внимание. Нарциссы нередко кажутся хладнокровными и смелыми в общении с окружающими, хотя также бывают отрешенными и эмоционально отстраненными.

Неудивителен результат одного исследования: женщины с романтическим настроем и желанием выйти замуж предпочитают нарциссических личностей — из‑за их обаяния, социального статуса и способности обеспечивать семью (Haslam and Montrose 2015). Такие женщины могли сталкиваться с нарциссами и раньше, однако все равно выбирали их в качестве спутников жизни! Несмотря на всю деструктивность в отношениях, нарциссы многим кажутся желанными романтическими партнерами и обладают талантом выглядеть уверенными и уникальными, тем самым привлекая потенциальных любовников.

Окружающим людям нарциссы могут представляться невероятно щедрыми, душевными и человечными. Как правило, их жестокий характер во всей красе видят только самые близкие (то есть жертвы нарциссов). Как и социопаты и психопаты, нарциссы прячутся за своим очаровательным, соблазнительным, обаятельным поведением, чтобы приманить жертву и избежать ответственности, если грозит разоблачение: в конце концов, кто поверит жертве, если преступник у всех на глазах?

Именно так нарциссы поддерживают свой сказочный образ. Цикл насилия с периодами страсти и холодности не был бы таким травматичным, не будь нескончаемых сомнений в истинном характере нарцисса — сомнений, которые подпитываются каждый раз, когда мы видим его «хорошую» сторону и начинаем гадать, не привиделось ли нам дурное. На самом деле в период страсти мы видим лишь маску нарцисса, а в холодный период — его настоящее «я».

Своим притворством нарцисс может обмануть кого угодно, даже блестяще образованных, успешных, уверенных и привлекательных личностей. Многие блестящие умы бывают одурачены нарциссами просто потому, что не могут представить, как кто‑то намеренно манипулирует и причиняет боль окружающим. Давайте честно: никто не хочет верить, что близкий, любимый человек стремится причинить вам вред, — легче поверить в лживую маску, ведь истина слишком страшна, чтобы смотреть ей в лицо.

Нужно много времени и усилий, чтобы разрешить когнитивный диссонанс, который порождается данным типом отношений, разобраться с противоречивыми убеждениями, чувствами и мыслями относительно абьюзивного партнера, способного так быстро менять маски (Carver, 2004). Требуется четко осознать реальное положение дел вместо отрицания, преуменьшения и рационализации жестокого обращения, которые неизбежны в ходе формирования травматической привязанности к абьюзеру.

Первый факт, который должны признать выжившие, заключается в том, что нарциссы не испытывают искренней эмпатии к жертве, они злятся или используют газлайтинг (Это такой метод манипуляции, когда один человек убеждает другого, что его мысли, восприятие или убеждения ошибочны — Riggs and Bartholomaeus, 2018), когда их призывают к ответу, и не берут ответственности за свои действия, если это не приносит им пользы. Самые сильные эмоции у нарцисса вызывает так называемая нарциссическая рана: он испытывает ярость и отчаяние, когда слышит критику или видит реальную или воображаемую угрозу своему превосходству и вседозволенности (Krizan & Johar, 2015). Поэтому нарцисс из кожи вон лезет, чтобы защитить свое фальшивое «я», и любые попытки вызвать у него угрызения совести обречены на провал. Вот почему вы никогда не выиграете в битве с нарциссом он всегда будет защищать собственную лживую личину.

Почему нарциссам сходит с рук подобное притворство? Дело в том, что у нарциссов бывает множество фальшивых «я», и они проявляют их в разных контекстах с разными людьми, чтобы получить свое топливо (похвалу, внимание, деньги, секс и так далее). Они также мастерски владеют газлайтингом и проекцией (В психологии проекция — защитный механизм; проецировать означает приписывать кому‑то или чему‑то собственные мысли, мотивы, чувства. Прим. ред.) и с помощью этих методов убеждают общество в том, что их жертвы — сумасшедшие, а жертвам внушают, что их восприятие реальности не соответствует истине.

Нарцисс применяет газлайтинг по отношению к вам, чтобы вы сами убедили себя: все, что вы чувствуете, слышите, видите и ощущаете, — ложь. Нарциссический партнер может с помощью манипуляций внушить вам, что его обидная реплика на самом деле всего лишь шутка, а его измена ничего не значит. Многие нарциссы — патологические вруны и переписывают реальность ежедневно, чтобы она соответствовала их потребностям и скрывала манипуляции.

Неудивительно, что жертвы нарциссического абьюза нередко чувствуют себя крайне изолированными, а свои переживания — обесцененными. Нарциссу легко убедить окружающих в том, что они разумные, рациональные люди: всякого, кто посмеет усомниться в их самовосприятии, патологические нарциссы назовут сумасшедшим. Именно этим словом они описывают любую обоснованную эмоциональную реакцию жертвы на их подозрительное и непоследовательное поведение. Это газлайтинг в своей простейшей форме, но со временем он перерастает в сложный вид психологической пытки, когда жертва начинает сомневаться в собственном восприятии явного эмоционального насилия и не может доверять тому, что раньше казалось совершенно реальным.

Кого нарциссы выбирают себе в жертву

В поисках нужного им топлива нарциссы могут выбрать себе в жертву любого человека, главное — чтобы тот обладал эмпатией. Даже если вы безгранично красивы, умны, успешны, симпатичны, сильны и обладаете блестящим чувством юмора, вас все равно может одурачить нарцисс, социопат или психопат, потому что эти люди мыслят по‑другому и используют тактики манипуляции, превосходящие наши самые смелые фантазии. Специалисты в области психического здоровья, которые плохо разбираются в нарциссическом абьюзе, особенно психотерапевты, работающие с парами, попадаются на эту удочку каждый день: индивиды с высокой эмпатией часто становятся жертвой нарциссов, ведь те пользуются их сочувствием и добросердечием, чтобы продолжить токсичный цикл отношений.

Писательница и жертва абьюза Хейли Роуз Хорзепа в своей статье «Почему умные женщины встречаются с абьюзивными мужчинами» (Why Do Smart Women Date Abusive Men) пишет: каждый, кто понимает динамику абьюзивных отношений, знает, что интеллект тут совершенно ни при чем. Она подчеркивает, что даже самые умные люди остаются в абьюзивных отношениях из‑за своей уязвимости, обостренной старыми травмами и утратами.

Вопреки типичному стереотипу о жертвах абьюза, некоторые исследования указывают, что работающие женщины вдвое чаще становятся жертвами жестокого обращения со стороны интимного партнера, чем неработающие. По сути, женщины, выбирающие себе психически нестабильных партнеров, могут быть весьма независимыми личностями и вести активный образ жизни (Franklin & Menaker, 2012). Это доказано множеством публичных личностей, ставших жертвами домашнего насилия, — умными, талантливыми, успешными женщинами. Хотя и принято считать, что у таких людей заниженная самооценка, но на самом деле абьюзер вполне способен опустить ниже плинтуса даже человека с высокой самооценкой и железобетонной уверенностью в себе (и мы скоро обсудим, как это происходит).

Я вовсе не предлагаю игнорировать или обесценивать тех, кто в результате отношений с нарциссом стал чувствовать себя зависимым или созависимым, но наши стереотипы о жертвах абьюза явно устарели, их давно пора искоренить, чтобы охватить более широкий спектр людей самого разного происхождения и образования и с совершенно иными чертами личности, чем принято думать.

Нарциссы выбирают нас не потому, что мы похожи на них, а потому, что мы привносим свет в их тьму. Независимо от своей уязвимости, мы обладаем такими потрясающими качествами, как эмпатия, сопереживание, эмоциональный интеллект и искренняя уверенность, которых они с их хрупким эгоцентризмом и фальшивой маской никогда не смогут обрести.

Хотя жертвы абьюза, пережившие эмоциональную травму еще в детстве, безусловно, больше предрасположены к повторной травме, важно понимать: у некоторых не было никаких травм в нежном возрасте, но они встретились с нарциссом, социопатом или психопатом, попались на крючок, а затем подверглись эмоциональному насилию. Я получаю сообщения от жертв абьюза со всего мира с разным опытом психических травм. Никто не защищен от этой скрытой, коварной агрессии.

Повторю еще раз. Выжившие могут быть из самых разных социальных слоев, и многие из них сильные, умные, талантливые, успешные. Эмпатия и уязвимость — вот что ставит их под удар. Любые накопленные травмы, которые вынуждают их нарушать собственные границы и создают проблемы с самооценкой, безусловно, добавляют уязвимости, но это никак не связано с интеллектом или силой личности, зато во многом зависит от природы психической травмы, которую жертвы пережили в абьюзивных отношениях или вне их.

Абьюзивный цикл: идеализировать, обесценить, отвергнуть, уничтожить, вернуть

Абьюзивный цикл с нарциссическим партнером начинается с идеализации на раннем этапе отношений (медовый месяц), за которой следует абьюзивный инцидент или целая их серия, прежде чем цикл возобновится, на этот раз с периодическими подкреплениями, которые сочетают обесценивание жертвы с элементами чрезмерного внимания и восхищения.

Нарциссический абьюзер сначала идеализирует своего партнера, льстит ему сверх меры, балует вниманием, забрасывая сообщениями и подарками, рассказывает секреты и личные истории, чтобы создать особую близость, побуждая в ответ поделиться собственными сокровенными страхами и желаниями. Позже он воспользуется вашей откровенностью как оружием и будет бить по самым больным местам, чтобы психологически контролировать вас.

Именно во время медового месяца токсичный партнер заманивает вас в ловушку, вы влюбляетесь так, что жить без него не можете. На этапе идеализации вы на седьмом небе от счастья: чувствуете себя красивой, любимой, обожаемой, уверены, что встретили родственную душу, — как мы говорили, это техника бомбардировки любовью. В это время нарцисс копирует ценности и интересы своей жертвы, чтобы внушить ей: он тот, кого она ждала всю жизнь.

Последующее обесценивание в сочетании с периодической бомбардировкой любовью приучает жертву ходить на цыпочках, надеясь, что медовый месяц еще вернется, но на деле ее ждет очередной абьюзивный инцидент, который лишь усилит цикл травмы. Нарцисс играет на потребности жертвы в валидации и одобрении, а также на ее чувстве собственной ничтожности, которое он внушил ей во время абьюзивного цикла, чтобы усилить зависимость.

Подобные абьюзеры уделяют вам минимальное внимание ровно столько, сколько нужно, чтобы держать вас рядом и заставить мечтать о возвращении к этапу идеализации. По мере того как эмоциональная агрессия усиливается, жертва все больше привыкает к ней и все сильнее вкладывается в абьюзивные отношения — в силу биохимических и травматических привязанностей, которые мы обсудим во второй главе.

Хотя продолжительность цикла не ограничена по времени, рано или поздно жертва будет отвергнута, особенно если она осознает планы нарцисса или сама уйдет от него. Впрочем, иногда нарциссу удается манипуляциями вернуть свою жертву обратно или быстро заменить ее другим источником топлива.

Паттерн моих отношений с нарциссическим абьюзером выглядел примерно так же, как и у многих других жертв: период восхитительной чрезмерной идеализации, тот самый медовый месяц, когда меня тщательно обрабатывали, осыпали комплиментами, льстили, ставили на пьедестал, а затем следовали инциденты обесценивания, чередующиеся с идеализацией. Многие скрытые нарциссы выстраивают целую стратегию обесценивания своей жертвы — они могут оставлять важные подсказки и тревожные сигналы даже в период идеализации, прекрасно понимая, что вы все равно ни о чем не догадаетесь: их грубость сочтете за неловкую откровенность или конструктивную критику и приметесь доказывать, что вы вовсе не такая плохая.

Нарциссы действуют скрытно, исподтишка и удивительно коварны в том, что касается обесценивания своих жертв. Они бьют по самым больным местам, а также по самым большим достижениям. Немного того, немного другого: если вы скажете им, чего больше всего боитесь, рано или поздно они обязательно съязвят на эту тему. Если скажете, чем вы больше всего гордитесь, они найдут способ обесценить ваши достижения и убедить, что в них нет ничего особенного, — потому что, как вы понимаете, только нарцисс имеет право быть особенным и уникальным.

Это обесценивание может быть завуалировано в виде обидных шуток или жестокой честности, хотя в действительности это вербальные оскорбления, обзывательства, высокомерный сарказм, неожиданная холодность, открытые или скрытые унижения и нездоровое сравнение с другими, необходимые, чтобы вызвать у вас ощущение никчемности. Обесценивание также может быть неприкрытым и отвратительным. Как показывает мой личный опыт, во время более откровенных, явных приступов обесценивания иногда начинается вербально и эмоционально оскорбительный спор, который может длиться часами; за ним следует притворное раскаяние, когда нарцисс на мгновение возвращает свою фальшивую обаятельную маску, чтобы привлечь жертву обратно.

Такой цикл повторялся снова и снова, пока не наступало временное отвержение, когда абьюзер бросал меня, устроив приступ нарциссической ярости, или игнорировал, если я хотела обсудить с ним наши проблемы. А затем он снова возвращался, используя тактику обратного притяжения, притворяясь, что изменился, но на самом деле для того, чтобы вернуть себе контроль (подробнее мы обсудим такое поведение в разделе «Обратное притяжение»). Окончательное отвержение наконец дало мне возможность прекратить общение с абьюзером и разорвать цикл.

Жертвам тяжело вырваться из нарциссического цикла абьюза из‑за огромного количества газлайтинга, проецирования и психологических манипуляций. Абьюзер способен убедить своего партнера в том, что оскорбления, которые сыплются на него, — иллюзия, заставляя его самого отрицать или минимизировать абьюз. Нарцисс может даже убедить жертву в том, что она сама во всем виновата, проецируя на нее собственные недостатки или представляя ее сильные стороны как слабости.

И тогда жертва приходит к ошибочному выводу, что абьюзивные инциденты — всего лишь недопонимание, а настроение ее партнера меняется из‑за того, что она сама ведет себя неправильно . К сожалению, в случае с нарциссами и асоциальными личностями их намерения и патология, скрывающаяся за абьюзивными действиями, намного коварнее, деструктивнее и глубже, чем нам кажется.

Жертвы абьюза живут в постоянном ожидании — они ждут, когда их абьюзивный партнер изменится, когда его доброта сменится жестокостью, ждут очередного удара или потрясения, стараясь уклониться от него, ждут подходящего момента, чтобы положить конец этим отношениям. И лишь перестав ждать и уйдя от токсичного партнера, они смогут осмыслить, от чего именно сбежали, и начнут постепенно обретать себя. Уйти тяжело, еще тяжелее исцелиться, но это более чем возможно при правильных ресурсах и поддержке.


Читайте также

Нарциссизм и страх близости: что такое эмоциональная недоступность

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию

Трагедия нарцисса: подборка


Источник: «Нарциссический абьюз»

Обложка: «Doppelganger», Sebastian Bieniek, 2018


«Моноклер» – это независимый проект. У нас нет инвесторов, рекламы, пейволов – только идеи и знания, которыми мы хотим делиться с вами. Но без вашей поддержки нам не справиться. Сделав пожертвование или купив что-то из нашего литературного мерча, вы поможете нам остаться свободными, бесплатными и открытыми для всех.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Подписаться
Уведомить о
guest

1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Вова
Вова
3 месяцев назад

Очень хорошая статья, спасибо!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: