Радикальный феминизм: как довести политическое движение до абсурда?

Радикальный феминизм: борьба за права человека или подмена понятий? Когда и как феминизм принял агрессивные формы, ведущие к обратному сексизму? Снизит ли уровень насилия замена патриархата на матриархат? Чего добиваются радикальные феминистки, и к чему ведет популяризация мужененавистнических настроений? Разбираемся.

Сложно представить, что всего лишь чуть более века назад женщина представляла собой «одушевленный предмет», наделенный ограниченным списком функций. Вне зависимости от её воли, интеллекта, желаний и мечт с рождения любая девушка находилась в прямой зависимости от отца, опекунов, братьев или мужа и неизбежно примеряла на себя одобряемые в социуме роли, например, матери или супруги. Отказ от традиционных моделей поведения грозил социальной гибелью — отсутствием средств и осуждением в обществе. При этом изменить существующий порядок вещей было практически невозможно, так как женщина не имела прав на высшее образование вообще или в большинстве сфер, не могла голосовать и участвовать в другой политической деятельности, самостоятельно выбирать себе супруга, задумываться о карьерных перспективах. Более того, рамки действующих тогда патриархальных норм были сильны настолько, что максимально ограничивали её и в быту. Например, по данным Карен Юханнисон, исследовавшей историю понимания психических патологий в Европе, считалось, что отправившаяся в одиночное путешествие женщина находится на грани помешательства.

«Женские путешествия такого рода, с одной стороны, более опасны, с другой, иначе расцениваются обществом. Побеги представительниц слабого пола считаются проявлением истерии и одновременно доказательством морального и нравственного падения. … Побеги женщин считались случайными и неорганизованными действиями и противопоставлялись целеустремленным мужским путешествиям».

Стену социального рабства пробила так называемая первая волна феминизма, когда в XIX-начале
XX вв. многие женщины объединились и массово выступили за возможность иметь те же права, что и мужчины. Болезненная борьба закончилась победой суфражисток (тех, кто выступал за получение прав собственности и права голосовать).

В течение последующих 60-ти лет женская эмансипация продолжила набирать обороты: девушки получили право на высшее образование и получение «мужской» работы.

Агрессивный и радикальный феминизм

Американский пропагандистский плакат, 1943 г. / ©  Дж. Говард Миллер

В разных странах процесс избавления от патриархальных норм был вызван различными причинами. Например, в СССР «освобождение от кухонного рабства» было связано с повсеместной индустриализацией и нехваткой рабочей силы. При этом в обществе были живы представления о «женском предназначении», что заставляло девушек брать на себя двойную нагрузку — забота о детях и домашнем хозяйстве по-прежнему оставались сугубо женскими обязанностями. Представление о том, что этим мог бы заниматься мужчина, казалось странным и непонятным. Позднее такой тип гендерных отношений исследователи назовут типично-советским.

Несмотря на то, что феминистки смогли добиться колоссального прорыва, в Европе и СССР оставалось множество законодательно закреплённых норм и общественных стереотипов, нарушающих базовые права женщин и превращающих их жизнь в драму. Так, девушки не могли распоряжаться собственным телом — фактически не имели права на сексуальное самовыражение и аборты. Решением именно этих проблем занялись активистки феминизма второй волны, зародившегося в 60-х годах XX века. Кроме того, они выступали за право на развод, равную оплату труда и привлечение насильников к реальной ответственности.

Ключевым требованием феминисток в то время стало получение права на личный выбор. Безусловно, общество, не готовое к радикальным переменам, негативно относилось ко всем предлагаемым инициативам. Однако феминизм второй волны решил большую часть поставленных перед ним задач.

С начала 90-х годов XX века и по сей день работает так называемый феминизм третьей волны. После того, как многие права и возможности были закреплены законодательно, феминистки начали работу практически на метафизическом уровне. Сегодня активистки пытаются объяснить опасность гендерного программирования, проработать вопрос гендерной идентификации, и, наконец, изжить патриархальные стереотипы из коллективного сознания. Ведь несмотря на то, что на бумаге женщины и мужчины стали во многом равны, социум все равно упорно приписывает и тем и другим традиционные модели поведения. Так, в общественном сознании «идеальный» мужчина по-прежнему обязан быть успешным карьеристом, обеспечивающим свою семью, а «идеальной» женщине традиционно приписывают роль матери, примерной супруги, домохозяйки и сексуального объекта.

Более того, несмотря на многочисленные победы феминисток, некоторые законы требуют существенных доработок и остаются социально опасными. Например, стоит вспомнить узаконенную декриминализацию домашнего насилия, повлекшую рост серьезных бытовых конфликтов, или сложность привлечения к ответственности за сексуальное насилие. Эти и другие проблемы сейчас решает третья волна феминизма.

Интересно, что за десятки лет феминизм прошел путь от полного отрицания до абсолютного тренда, который оставил след в мировом кинематографе, литературе, фотографии, искусстве, общественном сознании, вышел на повестку дня в СМИ. Сегодня сложно представить хотя бы неделю без новостей о той или иной феминистической деятельности. В отличие от ещё недавнего времени, 90-х годов, любое публичное сексистское высказывание стало оборачиваться скандалом, а в медиа появились призывы к отказу от замалчивания насилия и любых видов дискриминации.

Но несмотря на явные преимущества, перед общественностью неожиданно встала новая, малопредсказуемая проблема — обратный сексизм. Популяризация так называемого радикального (агрессивного) феминизма привела к росту мужененавистнических настроений. Представители данного движения не верят в то, что изменения могут быть достигнуты законодательным образом. Они призывают к реконструированию сексуальности и максимальному отстранению от мужчин. Отдельные представители радфема (лесбийского феминизма) и вовсе считают, что гетеросексуальность способствует поддержке патриархальной системы. В связи с этим некоторые активистки принимают нетрадиционную ориентацию только по политическим причинам.

Между тем, ранее именно радикальный феминизм помог женщинам приобрести значительную часть репродуктивных, сексуальных, социальных и других прав. Однако сегодня высказывания радикальных феминисток нередко можно назвать экстремистскими, социально опасными и даже близкими к идеологии фашизма. На просторах сети все большее количество людей открыто заявляет о ненависти к мужчинам и недоверии к ним только по признаку пола. Многие женщины пропагандируют мнение о потенциальной опасности любого мужчины, закрывая глаза на его личность. Довольно большое количество девушек публично призывает к насилию над мужчинами. Более того, в СМИ появляются новости о попытке вытеснить мужской пол из общественного поля. Например, недавно представительницы радфема отказались слушать лекцию по истории феминизма только потому, что ее ведет мужчина.

В одном из самых популярных сообществ в «ВКонтакте» более 25 тыс. подписчиков ежедневно читают и кормят аудиторию постами об ущербности всего мужского пола. Участники группы призывают к игнорированию любых мужских проблем, высмеивают мужское поведение и пропагандируют презрение к маскулинности. Обратная дискриминация по половому признаку маскируется под защиту женских прав.

Радикальный феминизм в целом и отдельные его направления, такие как культурный феминизм, стремятся к созданию матриархата. При этом возникает опасность возникновения реальной обратной гендерной дискриминации. В словаре гендерных терминов, составленном Зоей Шевченко, сказано:

«Приведенные примеры свидетельствуют о нахождении радикального феминизма вне современного гендерного дискурса. Акцентируя внимание эпатажными теориями и методами исключительно на женском вопросе, радикальная феминистская философия собственноручно маргинализирует себя».

Несмотря на благие намерения, радфем игнорирует существование реальных мужских проблем, таких как необходимость следовать гендерным ролям, социальную незащищённость отцов-одиночек и пр. Кроме того, защищая матриархат, фактически активистки движения отзеркаливают негатив патриархальной системы и просто пытаются сделать угнетенной мужскую группу населения. Очевидно, что «подмена патриархата матриархатом не является решением женской проблемы».

Многие задаются вопросом о том, нужен ли вообще феминизм сегодня, когда, казалось бы, большинство вопросов гендерного неравенства решены. Да, нужен. До тех пор, пока в мире существуют принудительные браки, женское обрезание и подобные калечащие здоровье традиции, высокий уровень изнасилований, законы о декриминализации побоев, абсурдные социальные представления о роли мужчин и женщин — борьба за права человека должна продолжаться. Однако сегодня можно говорить об опасной тенденции, развитие которой может стать абсолютной копией патриархальной системы наоборот.

Для решения проблем и предотвращения дискриминаций по половому признаку нужно учиться договариваться и пытаться изменять законы таким образом, чтобы современное общество пришло к действительно эгалитарным (т.е. равноправным) отношениям.

Обложка: © Wikimedia Commons

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: