Дереализация действительности: прогулка со смартфоном в руке



С возникновением социальный сетей (social media) растёт количество коммуникационных каналов, ведущих к замкнутости и отрешённости от мира реального в сторону виртуального. В этом контексте многие социальные практики меняют свою роль. Например, традиционно прогулка воспринималась нами как практика, развивающая чувство настоящего и саморефлексию. Однако включение смартфона в нашу повседневность может нивелировать это и вести к ощущению дереализации и разъединения со значимой действительностью. Разбираемся с Юлией Филиппович, как это происходит, во что трансформируются старые практики взаимодействия с окружающим миром и почему уходит в прошлое беньяминовский фланёр, гуляющий по городу в поисках чего-то неожиданного и нового. 

Современная городская среда привлекательна для многих: будь то житель сельской местности, мигрант или человек, родившийся в городе. Каждый из них встречается с вызовами, которые бросает современный город, и вносит нечто инновационное [1]. Формы социальной жизни появляются и развиваются в материально реальном и социально воображаемом контексте городов. А.Лефевр указывал, что это происходит из-за постоянного и противоречащего процесса, который пронизан политикой и идеологией, созданием и разрушением, взаимодействием знаний, пространства и власти [2].

В социальной реальности XXI века происходят существенные изменения. Они обуславливаются включением в общественные процессы новых информационных технологий. В конечном итоге изменяется социальное взаимодействие людей. Это заметно в процессе восприятия окружения человеком и передачи/получении информации. Одним из аспектов современной жизни человека стало устройство, благодаря которому мы охватываем время и пространство, – смартфон.

С помощью социологического воображения, пользуясь термином Ч.Р. Миллса, мы попробуем разглядеть социальные практики, меняющие жизнь. В этой статье главной задачей является изучить роли прогулки и определить её значение в эпоху активного пользования смартфоном.

Когда информация в определённый исторический период становится основным ресурсом для каждого члена общества, возникает необходимость разграничивать деятельность во времени. Ускорение темпов жизни и объёмов информации, получаемой не только из реального окружающего мира, но и смартфона, оказывают сильное давление. Организация личного времени обуславливает потребность во взаимозависимости и генерирует новые социальные ритмы. Н. Эллиас считал [6], что ритм означает выражение огромного количества накладываемых друг на друга сетей, в которые он вовлекает социальные функции, и конкурентного давления, при котором он выталкивает каждое действие изнутри плотных и всесторонних сетей. Если раньше круг общения людей позволял обдумывать и оставаться наедине с собой для саморефлексии, то теперь досуговое трансформируется в одиночество со смартфоном в руках. Таким образом, смартфон является не только технологическим объектом, но становится культурным агентом, который определяет социальные формы связей и их временной союз.


Читайте также «Одинокие вместе»: Шерри Таркл о том, почему мы предпочитаем соцсети личному общению


Чем гуще сеть взаимозависимостей, в которую прогрессирующая дифференциация функций вовлекает индивида, чем обширнее поле, на которое эта сеть распространяется, придавая ему функциональное и институциональное единство, тем большие потери несёт индивид из-за спонтанных вспышек эмоций. Как же возможно охарактеризовать связи, построенные через смартфон? Каким может стать временной ритм? В этом контексте смартфон отсылает нас к мысли о скорости, связи и освобождении от физического пространства как знака современной роскоши [7].

Цифровой город в рамках pervasive computing [8], в частности, смартфон, даёт импульс социального высвобождения благодаря гиперкоммуникабельности, то есть увеличивается количество коммуникативных каналов. Возникают вопросы: каким образом меняется функция прогулки и её значение в повседневной практике индивида.

Современный городской житель оставляет в стороне антропологический опыт, связываясь одиночеством, автономией и потерей времени. Прогулка как один из опытов, напротив, укрепляет социальные связи и утверждает значимость индивида в своём круге общения, предлагает границы коммуникации.

Уходит в прошлое беньяминовский фланёр, гуляющий по городу в поисках чего-то неожиданного и нового. Общественные места утрачивают флёр и уже недостаточны, чтобы наполнить жизнь городского жителя. Большинство горожан скорее пойдут в наиболее разрекламированные заведения, давая понять о предпочтении другим заведениям.

«Индивидуальность слишком дорого обходится владельцам, они не выдерживают конкуренции с большими компаниями, так как потребители не готовы переплачивать за особую атмосферу заведения» [4].

Человеку хочется быть частью происходящих событий, но он теряется при мысли о том, что некоторые из них зависят от его собственной воли. Таким образом, по мнению Ф. Фукуямы, общество превращается в толпу одиночек. Последние поколения утрачивают семейные ценности и сожалеют об этом. Им необходима свобода развода и также важно приветливость семейных магазинов с низкими ценами [9]. Современных горожан преследует выгода, которая не подразумевает эмоциональной зарядки.

Ф. Жарриж указывал, что критика современной технологизации обращена не только на само абстрактное понятие, но на такие траектории развития, которые становятся частью социальных практик, открывая и закрывая определённые возможности. Несогласие с техническими изменениями не строится на отказе от самой техники. Напротив, оно выражается в противодействии социальному и политическому порядку, которым технология определяется [10]. Иными словами, это борьба против тотальной зависимости от технологий (“el tecnofatalismo”), что навязывает принятие автоматической установки инновативного.

Использование смартфона изменяет формы социальной жизни, которая увеличивает число социальных отношений. Возможность бесконечного соединения (“always on”) в тоже время требует сопротивления оставаться в стороне от виртуальной коммуникации. С появлением смартфона возникают такие феномены, как «боязнь упущенной выгоды» (fear of missing out), «фаббинг» (Phone Snubbing), «номофобия» (No Mobile Phone Phobia)[11].

Прогулка как способ (ре)креации и нахождение лицом к лицу с окружающим миром трансформируется в иную форму сопровождения и наблюдения за миром посредством смартфона.

М. Берман отмечает:

«…быть современным – значит находиться в среде, которая обещает приключения, власть, развлечение, карьеру, изменение нас самих и окружающего мира и которая может в мгновение ока уничтожить всё, что у нас есть, всё что нам знакомо, всё, что есть мы сами» [12, стр. 198].

Современный человек должен быть нервным. Если он что-то собой представляет, то ему следует быть нервным. В начале прошлого столетия во время прогулки слушание приравнивалось к прикосновению – способность слышать помогала человеку ориентироваться в пространстве, что обеспечивало безопасность на дороге. На улицах современного города горожанину приходится отгораживаться от невыносимого шума улиц. Он отвлекается на то, что принадлежит лишь ему, – смартфон.

Первые работы по изучению прогулки были предприняты в XIX веке У. Хэзлиттом и Г. Д. Торо. Л. П. Фарг и Ф. Гессель рассуждали о смешении городского и деревенского окружения. Р. Солнит предлагает современное видение о том, как мы представляем феномен прогулки с точки зрения рефлексии самого процесса.

В своей работе «Собираясь в путь» У. Хэзлитт [13] предлагает мысль, что в начале одинокой прогулки фундаментальным вопросом становится: «а что мы найдём в конце путешествия?» По мнению автора, нас ждёт внутреннее волнение и/или беспокойство. Когда мы совершаем прогулку, то скорее услышим внутренний голос, если будем находиться наедине с собой. Как, например, гуляя по городу, мисс Дэллоуэй, героиня одноимённой книги В. Вульф, почти не замечает прохожих. Она то и дело ныряет в прошлое, и лондонские пейзажи превращаются в узорчатый ландшафт её собственных мыслей. Г.Д.Торо в эссе «Прогулки» упомянул анекдот, где некий путешественник спросил служанку Уильяма Вордсворта, одного из самых заядлых пеших путешественников, показать его работы. Девушка указала на одну из комнат и ответила: «Это его библиотека, а его кабинет – природа».

В пространстве городской культуры архитектура как метрика и порядок культурного пространства задаёт чёткие внешние границы созерцания и действия. В основе прогулки лежит эстетический опыт далёкого и близости, их гармоническое соединение в размерном движении человека. Мы встречаем близость за тем, что вблизи. М. Хайдеггер пишет:

«Приведение к близости есть приближение. Приближение – существо близости. Близость приближает далёкое, а именно как далекое. Далёкое хранимо близостью. Храня далекое, близость истинствует в своём приближении. Приближая далёкое, близость утаивает саму себя – и остаётся по-своему самым близким <…>. Приближение – существо близости. Щадя вещь как вещь, мы поселяемся в близком. Приближение близости – собственное и единственное измерение зеркальной игры мира» [14].

В нынешнем веке под влиянием массового производства и консьюмеризма в основе лежит пресыщение. Темп жизни увеличился в связи с объёмами информации, но жить стало скучнее (появились ритуалы, например, прокручивание новостных лент за завтраком или по пути на работу, через которые проявляется интерес, но вряд ли запоминается содержимое). В конце XIX века скуку скрывали за наблюдением. Вальтер Беньямин описывал европейского фланёра так:

«Он превратил городские улицы в своё жилище, столик в кафе стал его письменным столом, а киоск с прессой – домашней библиотекой» [12, стр. 143].

В XXI веке, страдая от внутреннего опустошения, горожанин декорирует собственную душу не образами родной местности или воспоминаниями, а изображениями, увиденными на экране смартфона. Скорость жизни воспринимается как абстрактный процесс, который видимым становится лишь от нескольких деталей городского ландшафта (здание, тротуар, ворота). Получается так, что смартфон стимулирует живое восприятие, – увеличиваются стимулы и при этом уменьшается желание действовать. Реальность и наше пространственное восприятие преобразуются в театральный капустник, где воспроизводится «близящая близь», следуя терминологии немецкого философа Р. Сафрански [15].


Также по теме Потребление и отчуждение: 8 статей от философов, психологов и экономистов


Столетие назад Р. Вальзер открыл новый способ взаимоотношений с миром, когда сквозь рутинное на свет выскакивает бесконечное и уникальное многообразие встречного.

«Гулять, – отвечал я, – я должен непременно, чтобы ощущать себя живым и поддерживать связь с живым миром, ибо, потеряв это ощущение, я не смогу написать больше ни единой буквы, не смогу сочинить ни крошечного стихотворения, ни рассказа. Без прогулок я бы просто умер, и дело, которое я страстно люблю, погибло бы. Без прогулок и сбора впечатлений мне бы не о чем было писать, я бы не смог сочинить даже небольшой очерк, не говоря уже о большой новелле. Без прогулок я был бы лишён возможности наблюдать и проводить мои исследования» [16].

В этом столетии этот новый способ является путешествием через экран смартфона.

С возникновением многозадачности из-за большого потока информации и ускоренным темпом жизни появляется основание к более жёсткой самодисциплине. Максима Б. Франклина «время – деньги» весьма уместна. Время стало нематериальным капиталом и теперь смартфон охватывает все полезные социальные действия и связи, становясь эпицентром жизни человека. Однако немецкий социолог и теоретик культуры южнокорейского происхождения Бюн-чхоль Хан считает, что ещё нет никакого ускорения, есть асинхронизация, поскольку временная дисперсия лишает вероятности какого-либо ритма. Чувства неприкаянности и эфемерности относят нас к автоматизированному времени: “El espacio de la red no se transita paseando, caminando omarchando, sino surfeando o explorando. Estas formas de movimiento no tienen dirección. No siguen ningún camino«Пространство сети не подразумевает никакой неспешной прогулки, оно скорее предлагает дерзкое сёрфенгирование или же открытие. Подобные формы не представляют собой никакого намёка на направление. Здесь нет никакой тропы» – пер. автора.[17, стр. 63].

Процесс ускорения темпа жизни подразумевает важность поглотить большее количество её эпизодов за всё более короткий промежуток времени. В этой перспективе мы рассматриваем коммуникацию через смартфон, который питается временем. Изобилие медийного ландшафта, который находится на ладони городского жителя, разбивает внимание на бесчисленное количество стимулов, которые дают ощущение ускорения времени. В это же время появляется некое подражание «заппингу» (постоянное переключение с одной программы на другой при просмотре телевизора) как форме восприятия времени. Реальное время и постоянная передача информации с экрана смартфона приводят к дереализации городского пространства, – растворение наиболее важного и более реального пространства в пользу фрагментарности и разъединения со значимой действительностью. Во время путешествия, прогулки или похода в горы нас сопровождает смартфон, к которому постоянно обращено внимание. В этом контексте получается, что смартфон фрагментирует наши когнитивные способности и разрушает внимательность.Постоянно используя смартфон, мы перестаём видеть.

М. Кастельс, изучая проблемы социального порядка и власти и опираясь на анализ работ М. Вебера, Р. Парка и других классиков социологии, вывел ключевые характеристики новых форм городской жизни: размер, плотность и гетерогенность[3]. Плотность усиливает дифференциацию. Из-за ограниченности пространства городские жители находятся ближе друг к другу, что увеличивает потребность дистанцироваться друг от друга. Население города становится безразличным по отношению к окружению, если оно не относится к достижению индивидуальных целей.

Становясь беспристрастными к окружающим, одновременно индивиды переживают воздействия, которые способствуют одиночеству. Дж. Твендж считает, что у американских подростков, которые более трёх часов пользуются мобильными устройствами, на 35 % выше риск самоубийств, чем у тех, кто сидит в них менее одного часа в день. Риск самоубийства возрастает до 71 % среди тех подростков, которые сидят в социальных сетях более 5 часов в сутки. Кроме того, у «живущих в гаджетах» детей растёт угроза развития депрессии [5].

Прогулка делает вещи соразмерными в жизни человека его шагу и физической силе. Прогулка акцентирует внимание на переживании настоящего движения и эстетике восприятия в динамике. Ритм играет важную роль в процессе прогулки – он определяет ритм мыслительного процесса, а проделанный путь стимулирует или же отражает мысли в течение прогулки. Такой эффект создаёт созвучие между внутренней и внешней тропами, создающими тесное взаимоотношение.

Достаточно выйти на улицу и взглянуть на архитектурные детали, читать эмоции на лицах прохожих. Собирать мгновения, как это делал Кьеркегор. Однако бродить со словарём ни в коем случае нельзя.

«Невозможно читать книгу природы, постоянно отвлекаясь на толковые словари и в интересах других» [19,стр. 31-32].

Прогулка подразумевает наличие и/или развитие саморефлексии, умение уединиться с самим собой. Х. Арендт отмечает, что если мы теряем способность быть в одиночестве, то теряем способность мыслить. И, как следствие, рискуем остаться в толпе и быть «сметёнными». Для неё свобода привязана к частной сфере (“vita contemplativa”) и сфере общественно-политической (“vita activa”). Х. Арендт указала, что свобода подразумевает нечто большее, чем способность человека действовать на публике спонтанно и креативно. Это также способность думать и выносить суждения наедине, когда одиночество даёт человеку возможность обдумывать свои действия и развивать совесть, избегая какофонии толпы – чтобы, наконец, услышать собственные мысли[20].


Лекции по теме Тоталитаризм и банальность зла: лекции по философии Ханны Арендт


Можем ли мы находиться в одиночестве, позволяя себе отвечать на электронные письма и общаться в чате? Когда отвечаем на сообщения, создаётся иллюзия, что его отправитель рядом и мы же являемся перед собой такими, какими хотим быть. Мы становимся очевидцами событий, происходящих в мировом обществе через экран смартфона. Мы можем холодно относиться к ним, а можем сделать их частью нашей жизни.

Мы не обращаем внимание на окружение, которое тело ощущает при передвижении по городу. Оно скорее копирует это передвижение, увиденное на экране смартфона: мы идём фотографироваться в кафе, увиденное в чьём-то блоге, а не насладиться вкусом ароматного кофе. Если прогулка живёт территорией, что ограничивает коммуникацию, как и само время социального действия, то смартфон расширяет эти границы, – беседа растягивается на дни. Мы пребываем в непрерывном контакте с окружающим миром, забывая заглядывать внутрь, а именно в этом и заключается основная роль прогулки.

Список используемой литературы

  1. Jacobs J. (1969) The Economy of Cities. New York: Random House. 268 pp.
  2. Сойя Э. Как писать о городе с точки зрения пространства? // Логос. – 2008. –№3. – С.130-140 (англ. Writing the city spatially, 2003) URL: http://www.geogr.msu.ru/cafedra/segzs/uchd/plan/Writing%20the%20City %20Soja.pdf
  3. Castells M. The urban question: a Marxist approach. London: Edward Arnold. 1977. 502 pp.
  4. Вершинина И. А., Полякова Н. Л. Теоретические и методологические проблемы современной социологической урбанистики // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. –2013. – №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/teoreticheskie-i-metodologicheskie-problemy-sovremennoy-sotsiologicheskoy-urbanistiki (дата обращения: 24.04.2020).
  5. Twenge J. M. (2017). iGen: Why Today’s Super‐Connected Kids Are Growing Up Less Rebellious, More Tolerant, Less Happy and Completely Unprepared for Adulthood. New York, NY: Atria. 342 pp.
  6. Elias N. (2010). El proceso de la civilización. Madrid: Fondo de Cultura Económica. 552pp.
  7. Bauman Z. (2006). La globalización: consecuencias humanas. México:Fondo de Cultura Económica.
  8. McCullough M. (2005). Digital Ground. Cambridge: mit Press.
  9. Фукуяма Ф. Великий разрыв. / Ф. Фукуяма; Пер. с англ. под общ. ред. А.В. Александровой. – М: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. – 474, [6] с. – (Philosophy).
  10. JarrigeF. (2016). TechnocritiquesDu refus des machines à la contestation des technosciences. París: La Découverte.
  11. Cheeve, N., Larry R., Mark C. y Amber C. (2014). “Out of sight is not out of mind: The impact of restricting wireless mobile device use on anxiety levels among low, moderate and high users”. Computers in Human Behavior 37: 290-297.
  12. Юханнисон, К. История меланхолии. О страхе, скуке и чувствительности в прежние времена и теперь / Карин Юханнисон; пер. со швед. И. Матыциной. 4-е изд. – М.: Новое литературное обозрение, 2019. – 320 с. (Серия «Культура повседневности»)
  13. HazlittW.On Going a Journey. URL: http://www.blupete.com/Literature/Essays/Hazlitt/TableTalk/ GoingJourney.htm
  14. Хайдеггер М. Вещь / пер. В. В. Бибихина. URL: http://www.philosophy.ru/ library/heideg/th.html
  15. Safranski R. (2017). Tiempo: la dimensión temporal y el arte de vivir. Barcelona: Tusquets.
  16. Роберт В. Прогулка / Пер. с нем. М. Шишкина; Михаил Шишкин. Вальзер и Томцак: Эссе. – М.: Ад Маргинем, 2014. – 128 с.
  17. Han Byung-Chul (2015). El aroma del tiempo: un ensayo filosófico sobre el arte de demorarse. Barcelona: Herder.
  18. Симонова Л. А. «Прогулки одинокого мечтателя» Руссо и «Оберман» Сенанкура: к истории употребления слова «Романтический» во французской литературе // Вестник БГУ. Язык, литература, культура. –2012. –№11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/progulki-odinokogo-mechtatelya-russo-i-oberman-senankura-k-istorii-upotrebleniya-slova-romanticheskiy-vo-frantsuzskoy-literature (дата обращения: 10.04.2020).
  19. Hazlitt W., y Robert L. S. (2015). Caminar. Madrid: Nórdica Libros. Hazlitt y Stevenson
  20. Stitt J. Before you can be with others, first learn to be alone. URL: https://aeon.co/ideas/before-you-can-be-with-others-first-learn-to-be-alone

Об авторе: Филиппович Юлия Сергеевна, магистр, сотрудник кафедры социальной работы и БЖД Курского государственного медицинского университета.

Обложка: Марк Шагал «Прогулка» (фрагмент)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: