Когда начинается будущее: проблема идентичности и мотивации

Социолог Дафна Ойзерман из Университета Южной Калифорнии рассказывает, что связывает идентичность и мотивацию, как умение сопрягать образ «себя будущего» с настоящим моментом помогает нам справляться с трудностями, почему стоит планировать будущее в днях, а не в годах, и каким образом использование символа пути укрепляет наше ощущение идентичности и помогает нам достигать своих целей

Ответ на вопрос «Когда начинается будущее?» имеет значение, поскольку для людей характерна фокусировка на ситуации «прямо сейчас». Это не недостаток. Неспособность сосредотачиваться на возможностях и проблемах настоящего момента может быть опасна. С эволюционной точки зрения все окружающие люди произошли от предков, которые концентрировали внимание на настоящем моменте и, следовательно, не становились пищей для хищников, которые могли бы повстречаться на их пути, пока они строили планы на будущее.

В то же время будущее часто фигурирует в наших мыслях. Большая часть повседневной жизни имеет смысл в значительной степени из-за того, что настоящее несет в себе предположение о том, каким оно может впоследствии стать. Домашние дела имеют смысл лишь как шаг к «будущему себе», иначе они воспринимались бы как поденная работа, от которой нужно уклоняться. Получение хороших оценок, поддержание здоровья или пенсионные сбережения, как правило, предполагают действия, совершенные в настоящем, которые будут иметь своё продолжение в отдаленном будущем. Тот факт, что мы стараемся преодолевать невзгоды, больше связан с тем, как «будущее Я» будет чувствовать себя в ситуации «здесь-и-сейчас», чем с ощущениями «настоящего Я», и именно это позволяет двигаться дальше, невзирая на неудачи.

С помощью серии школьных экспериментов и коротких исследований моя лаборатория доказала, что наше ощущение того, когда начинается будущее, на самом деле, может быть изменено с помощью включения того, что мы называем «мотивацией на основе идентичности» (identity-based motivation). В наших силах сделать так, чтобы будущее ощущалось реальным, чтобы оно стать частью «настоящего я». На самом деле, однажды активированное ощущение будущего может спровоцировать как немедленные изменения в поведении, так и изменения, которые будут действовать в течение долгого времени.

Во время исследования мы первоначально работали с учащимися из семей с низким доходом, разделив их на две группы: тестовую и контрольную. Во время эксперимента ученики принимали участие в небольших групповых мероприятиях, которые предполагали анализ и рассмотрение их учебно-академических идентичностей и стратегий. Эти идентичности и стратегии настоящего момента были связаны с такими же в следующем году, а также со взрослой идентичностью. Студенты из контрольной группы ходили в школу, как и всегда, и испытывали обычные трудности в обучении. Они также должны были думать о своём будущем, о том, когда и кем они будут, но без постороннего вмешательства и целенаправленного структурирования этих мыслей.

До эксперимента ребята из этих двух групп не отличались ни по одному из критериев, которые мы рассмотрели: поведение, оценки, посещаемость и выполнение домашних заданий. Однако после 12-недельного эксперимента у школьников из тестовой группы, которые учились интегрировать мысли о будущем с настоящим моментом, улучшились отметки и показатели посещаемости, они стали уделять больше времени на выполнение домашней работы и достигли более высоких результатов при выполнении стандартных тестов. Мы обнаружили, что ученики, которые осваивали своё взрослое «будущее Я» и учились связывать его с «Я-настоящим», имели более высокий уровень достижений. Они научились рассматривать трудности не как нечто невозможное, а как важные элементы достижения целей, и смогли увидеть школьные занятия с точки зрения своего продвижения в жизни.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Какова ваша история? Психологическая сила нарратива


Последующие исследования со студентами из университета показали то же самое. Здесь студентами управляли через визуализацию. Некоторых из испытуемых просили думать о себе в контексте обучения, которое позволило бы им получить оценки и результаты, которых они желали; других просили думать об университете, который приносил бы им разочарования и неудачи. Позже студентов случайным образом просили рассмотреть желательные или нежелательные версии их самих в будущем. Как и ожидалось, создание связи между настоящими обстоятельствами и возможной будущей идентичностью имело немалое значение. Студенты были более сосредоточены на процессе обучения и рассматривали трудности в занятиях в качестве неотъемлемой части пути к успеху, если их направляли на то, чтобы рассматривать вариант их наилучшей идентичности в наиболее благоприятной университетской среде.

В другой группе исследований принимали участие студенты колледжей, которым нужно было представить свою будущую идентичность в течение ближайших 4-х лет, с учебными и социальными событиями, которые шли бы так, как они могли идти. Тогда мы должны были записать то, что ученики представляли, на листах бумаги. Некоторые из этих листов были предварительно напечатаны с изображением контейнера или с рисунком пути; другие листы были абсолютно белыми. Мы обнаружили, что, когда студенты представляли желаемый образ себя учащегося в будущем и писали об этом на странице с изображением пути, они начинали лучше учиться, чаще обращаться за помощью и получать более высокие оценки на экзаменах.

Рисование в воображении пути от «себя-настоящего» к «себе-будущему» вызывает чувство реального путешествия. Люди идут по дороге, как бы совершая конкретное действие, в то время как понятие «будущее» является абстрактным, а его потребности и требования неясными. Когда у нас были студенты, которые писали о «себе-будущих» на листках с изображением пути, положительный эффект от этой образности с точки зрения фактического успеха в школе был очень силен.

Но почему положительное влияние на академические успехи обнаружилось только среди участников, которые воображали себя потенциальных в контексте пути? Мы предположили, что это преимущество появилось благодаря тому, что мы знаем о путешествиях и дорогах. Действительно, участники говорили, что они лучше знают, как совершить путешествие, чем как планировать свое будущее.

Мы также обнаружили, что фантазии, которые содержали в качестве элемента персональное представительство, — это ключевой фактор. Чтобы прийти к этому выводу, мы дали некоторым студентам листы бумаги, на которых был изображен человек, идущий по дороге, и другие листы, на которых был изображен поезд, следующий по пути вниз. «Ходоки» привели к хорошим результатам, но среди тех, кого просили представить себе пассивный опыт на «поезде колледжа», никакого эффекта не наблюдалось.

Совсем недавно мы задались вопросом, может ли соединение образа «я-будущего» с «я-настоящим» воздействовать на еще более далекие цели, как, например, сбережения на пенсию. Во-первых, мы попросили студентов колледжа и взрослых людей представить себя в каждой из трех ситуаций: подготовка к дню рождения, экономия денег на свадьбу и подготовка к презентации своей работы (для студентов – к сдаче экзаменов в конце семестра). После представления каждого сценария участникам предлагали написать, сколько времени осталось до предполагаемого события. Половина участников измеряла время меньшими единицами, а другая половина — большими единицами времени. Так, на вопрос о подготовке к дню рождения половина участников сделали исчисление в днях, а половина – в месяцах. Относительно свадеб половина испытуемых измеряла месяцами, а другая — годами.

Эти исследования показывали, что люди чувствуют будущее, что они готовятся к нему более плотно, когда они думают о нем в меньших единицах времени. Мы также изучили обратную ситуацию: когда сроки будущих событий ясны, но совершенно неясно, когда нужно начинать подготовку к нему. Мы протестировали три различных сценария: экономия на обучение вашего маленького ребенка, когда он достигнет 18-ти лет, экономия для вашего собственного выхода на пенсию в 30 лет или сбережения для выхода на пенсию в 40 лет. Опять же мы обнаружили, что «мышление днями» помогает людям чувствовать себя ближе к своему будущему и они реже чувствуют, что их нынешняя и будущая идентичность не связаны. Это ощущуение конвертируется в большую готовность обеспечивать «себя будущего».

Люди планировали начать откладывать деньги на высшее образовании своего ребенка на год позже, когда измерение шло годами, а не днями, а также на свою собственную пенсию от двух до 2,5 лет раньше, когда речь шла о днях. В среднем, люди начинали что-то делать в четыре раза быстрее, когда думали днями, а не годами.

Это важно, потому что, хотя планы не всегда работают, люди склонны недооценивать значение комплексных интересов. Эти дополнительные годы важны не только для того, как много денег удастся отложить, но осознания связи времён.

Исследования дают ясный ответ: несмотря на то, что будущее начинается позже, путь к успеху, который соединил бы будущее и настоящее, требует немедленного и постоянного действия.

По материалам: «When does the future begin? A study in maximising motivation»/AEON.

Полный текст исследования: Neil A. Lewis Jr., Daphna Oyserman. When Does the Future Begin? Time Metrics Matter, Connecting Present and Future Selve. Psychological Science April 23, 2015.

Обложка: Simpleinsomnia/Flickr.com.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: