«Так писал Тацит», или Как Римская империя научила нас, что роскошь опасна

Преподаватель философии в Оксфорде и автор Instagram-аккаунта Mini Philosophy Джонни Томпсон коротко рассказывает, как любовь людей к комфорту и легкой жизни на протяжении веков была орудием их завоевания — от Римской империи до времен Холодной войны, и размышляет, как наши отношения с Big Tech — большой пятеркой корпораций,в которую входят Amazon, Apple, Facebook, Google и Microsoft — работают по этому старому-доброму сценарию порабощения.

Римский писатель Тацит утверждал, что Римская империя порабощала завоеванных людей прекрасной жизнью, приучая их к роскоши. Сегодняшние технологии стали настолько повседневны и важны, что кажется невозможным от них избавиться. Это такая же клетка, как и роскошь. Зависимость от вещей дает им власть над нами. Нуждаться в чем-то, даже ради высшей цели, – значит ограничивать себя.

Пример: Филиппа решает уйти из соцсетей. Ее беспокоит привыкание и вообще фейсбук и инстаграм не приносят никакой пользы. Но как ей тогда общаться с тетей из Южной Африки? Что станет со всеми фотографиями? И как планировать праздник с друзьями?

Другой: Тревор хочет уехать из страны. Он не доверяет правительству, устал от людей и ненавидит плохую погоду. Зато здесь хорошее медицинское обслуживание. И ему очень нравится телевидение. И дороги неплохие.

Филиппа и Тревор – два примера того, как роскошь, технологии и легкость жизни могут заманить нас в клетку. Во многих отношениях это интересное явление насущно, но корнями восходит ко временам римского писателя Тацита и его идее, что блага цивилизации берут нас в рабство. Как получилось, что мы не заметили, что вещи, которые мы считали полезными для жизни, стали незаменимыми, неотделимыми от нас?

Скрытая опасность роскоши

Римская армия прославилась своей невероятной, невиданной до и после успешностью. В открытом бою их легион было невозможно победить. Но не только военный гений и острый меч построили Римскую империю. Легионы могли завоевать народ, но не покорить. Покорению способствовала любовь к роскоши и легкой жизни.

Тацит отмечал, что, к примеру, британцы были порабощены не цепями, а желанием пить хорошее вино и участвовать в изысканных пиршествах. Фактически, наместник Британии Агрикола сознательно стремился умиротворить это племенное общество воинов с помощью таких «восхитительных развлечений», как теплые ванны, тоги и образование.

«Наивные бритты называли эти вещи «цивилизацией», хотя на самом деле то была часть их порабощения»,  –  писал Тацит.

Комфорт и удобство превратили шумных раскрашенных воинов в благородных и безобидных мирных жителей. (Следует отметить, что Тацит мог преувеличивать. Британия никогда не была такой уступчивой к Риму, как Франция или Испания.)

Завоевание народа при помощи роскоши – тактика, используемая во все времена.

Столкнувшись с дефицитом торговли с Китаем, Британская империя наводнила свою страну дешевым опиумом, который завозила из Индии. Роскошный наркотик превратился в пристрастие, а британцы затем стали обменивать опиум на китайский фарфор, чай и шелк.

Холодная война также была выиграна благодаря роскоши. Когда дешевая американская продукция неизбежно попала в СССР, страна не справилась. Народ решил, что эти «роскошные» товары необходимы, поддавшись обаянию Америки, открыв свой рынок и место в жизни.

Но наиболее ярким примером являются сегодня наши отношения с Big Tech — большой пятеркой, в которые входят гиганты американских информационных технологий: Amazon, Apple, Facebook, Google и Microsoft. Медленно и верно эти компании подключают нашу жизнь к своим алгоритмам и платформам. Социальные сети созданы и откалиброваны так, чтобы вызывать привыкание. Сервисы, позволяющие экономить время или деньги, например, облачное хранилище, стали настолько универсальными, что возврат к тем временам, когда их не было, невозможен. Все чаще мы даже не знаем своих паролей – мы позволяем телефонам и приложениям генерировать и помнить их за нас.

Можно ли сойти с поезда?

Изначально новая технология является роскошью – до тех пор, пока она не станет настолько вездесущей, настолько важной, – что мы не сможем вернуться к состоянию ДО ее появления. Бывшее «желание» становится «потребностью».

Новелла Э.М. Форстера «Машина останавливается» представляет нам мир, в котором все аспекты жизни обеспечиваются «машиной». Есть кнопки «вызвать еду, музыку, одежду, горячую ванну, литературу и, конечно же, общение с друзьями». Насколько книга оказалась пророческой? Сегодня у нас программы по вызову такси, доставки еды, онлайн шоппинг и т.д. Наша семья и знакомые также подключены к машине.

Наряду с тем, что многие процессы теперь упрощаются, эти технологии нас ограничивают. Если верить Тациту, теперь мы порабощены вещами, которые когда-то считали роскошью. Задача философии – увидеть эти цепи без прикрас. И, исследуя свою жизнь, мы можем выбрать: носить их с удовольствием или начать долгий трудный путь избавления.

Статья впервые была опубликована на английском языке на портале BIG THINK под заголовком «Lessons from the Roman Empire about the danger of luxury» 9 апреля 2021 г. и переведена Марией Травниковой для журнала «Моноклер».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: