Интеллектуальная скромность — новая сила нашего времени?

Основатель цифрового журнала Alaxon Якоб Бурак о том, как технологии усиливают нашу иллюзию мудрости и всемогущества, а обтекаемые конструкции приложений и сайтов работают против нас, и почему во времена всеобщей самоуверенности все больше начинает цениться интеллектуальная скромность, которая основывается на стремлении к истине и готовности к новому.

«Если бы у меня было немного смирения, я был бы идеальным», — сказал в момент самовлюбленной эйфории медиамагнат Тед Тернер где-то в 90-е годы. Но Тед Тёрнер с тех пор стал более скромным, а сегодняшняя плеяда tech-предпринимателей часто демонстрирует подобную же самонадеянность.

Зачем скромничать? В конце концов, Аристотель говорил: «Все люди от природы стремятся к знанию». С тех пор как мы  более приземленно смотрим на вещи и продолжаем игнорировать ограниченность нашего знания, интеллектуальная скромность стала частным случаем скромности. Интеллектуальное смирение, интеллектуальная скромность — признание того, что мы не знаем всего, а то, что знаем, мы не должны использовать в своих интересах. Вместо этого мы должны признать, что мы, вероятно, заблуждаемся в нашей слепой вере в то, как много мы понимаем, и искать источники мудрости, которой нам сегодня не хватает.

Интернет и цифровые медиа создали впечатление безграничного знания, лежащего в наших руках. Но, делая нас ленивыми, они открыли пространство, которое может заполнить невежество. На сайте Edge психолог Таня Ломброзо из Калифорнийского университета объяснила, как технологии усиливают нашу иллюзию мудрости. Она утверждает (1), что способ, которым мы получаем информацию о проблеме, имеет решающее значение для нашего понимания — и чем легче мы можем воскресить в памяти образ, слово или высказывание, тем с большей вероятностью мы будем думать, что мы успешно научились чему-то, и поэтому станем воздерживаться от требующей усилий когнитивной обработки. Логические головоломки, представленные недружественным шрифтом, например, могут побудить кого-то применить дополнительные усилия, чтобы решить их. Тем не менее, этот подход идет вразрез с обтекаемыми конструкциями приложений и сайтов, которые населяют наши экраны, где наш мозг обрабатывает информацию обманчивым «плавным» способом.

А что насчет всех комментариев и разговоров, которые происходят в Интернете? Ну, наша способность учиться  с их помощью зависит от отношений с другими людьми. Интеллектуально скромные люди не подавляют, скрывают или игнорируют свою уязвимость, как большинство троллей. На самом деле, они видят свои слабые стороны в качестве источников личного развития, а также используют аргументы в качестве возможности уточнить свои взгляды. Люди, которые скромны по своей природе, обычно более открыты и быстрее разрешают споры, так как они признают, что их собственное мнение не может быть истиной в последней инстанции. Психолог Кэрол Двек из Стэнфордского университета в Калифорнии показала, что, если вы считаете, что интеллект можно развить с помощью нового опыта и напряженной работы, вы, вероятно, приложите больше усилий для решения сложных проблем — по сравнению с теми, кто думает, что интеллект является наследственным и неизменным.

Интеллектуальная скромность основывается на способности предпочитать правду, а не  социальный статус. Отмечается в первую очередь стремление к поиску ответов, а также готовность принять новые идеи — даже если они противоречат нашим взглядам. Слушая других, мы рискуем обнаружить, что они знают больше, чем мы. Но скромные люди рассматривают личностный рост и своё развитие как цель саму по себе, а не как средство продвижения вверх по социальной лестнице. Мы пропускаем мимо много доступной информации, если ориентируемся только на себя и на наше место в мире.

На другом конце шкалы лежит интеллектуальная надменность — злой близнец самоуверенности. Такое высокомерие почти всегда проистекает из эгоцентрического смещения — тенденции переоценивать наши собственные достоинства или важность, не обращая внимания на роль случайности или влияние действий других людей на наши жизни. Это то, что заставляет нас приписывать успех себе, а неудачи — обстоятельствам. Конечно, эгоцентрическое смещения имеет смысл, так как наш собственный личный опыт  — это то, что понятно нам лучше всего. Но это качество становится проблемой, когда этот опыт является слишком поверхностным, чтобы формировать на его основе серьезное мнение, хотя мы все равно пытаемся это сделать. Исследования показали (2), что людям трудно признать пробелы в своих знаниях, даже если они могут легко идентифицировать их у других.

С эволюционной точки зрения, интеллектуальная гордыня может рассматриваться как способ достижения господства путем навязывания своей точки зрения другим. В то же время интеллектуальная простота заставляет нас вкладывать ментальные ресурсы в дискуссии и работу в направлении достижения группового консенсуса. «Трайв центр развития человека» (The Thrive Center for Human Development) в Калифорнии, который стремится помочь молодым людям превратиться в успешных взрослых, финансирует ряд крупных исследований интеллектуальной скромности. Их гипотеза состоит в том, что простота, любопытство и открытость являются ключом к полноценной жизни. Одна из их работ предлагает шкалу для измерения скромности путем выяснения, является ли скромность постоянным качеством или это качество зависит от обстоятельств (3). Признание того факта, что наши мнения (и мнения других людей) варьируются в зависимости от обстоятельств, само по себе является важным шагом в направлении сокращения нашей преувеличенной уверенности в том, что мы правы.

Если в сфере науки необходимость является матерью изобретения, то скромность могла бы быть отцом. Ученые должны быть готовы отказываться от своих теорий в пользу новых, более точных объяснений, чтобы идти в ногу с постоянными инновациями. Многие ученые, сделавшие важные открытия на раннем этапе своей карьеры, оказываются в ловушке эго и становятся неспособны принять новые крупные открытия. В своем увлекательном блоге философ У. Джей Вуд (W Jay Wood) утверждает, что интеллектуально скромные ученые получают больше плодов от знаний и интуиции, чем те, у кого отсутствует эта добродетель. Как он говорит, интеллектуальная скромность «меняет самих ученых в сторону, которая позволяет им направить свои способности и деятельность в более эффективное русло».

Альберт Эйнштейн знал об этом, когда говорил, что «информация не является знанием». Ласло Бок, вице-президент Google по персоналу, соглашается с этим. В интервью The New York Times он сказал, что скромность является одним из главных качеств, которые он ищет в кандидатах, но её зачастую трудно найти среди успешных людей, потому что они редко испытывают неудачи.

«Без скромности вы не способны учиться», — отмечает он. Возможно, немного иронично для компании, которая сделала больше, чем любая другая, чтобы создать иллюзию того, что информация стала казаться мгновенной, бесшовной, легкодоступной.  Возможно, скромность относится к тому роду вещей, которые можно иметь лишь тогда, когда не знаешь об этом.

Ссылки на исследования

1.Daniel A. Wilkenfeld, Dillon Plunkett, Tania Lombrozo. Depth and deference: When and why we attribute understanding. February 2016, Volume 173, Issue 2, pp 373–393.

2.Emily Pronin, Daniel Y. Lin, Lee Ross. The Bias Blind Spot: Perceptions of Bias in Self Versus Others/Personality ana Social Psychology Bulletin March 2002 vol. 28 no. 3 369-381.

3. Elizabeth J. Krumrei-Mancuso, Steven V. Rouse. The Development and Validation of the Comprehensive Intellectual Humility Scale/Journal of Personality Assessment.Volume 98, 2016 — Issue 2.

Источник: «Overvaluing confidence, we’ve forgotten the power of humility»/Aeon.

Обложка: «Молодой человек с книгой в интерьере» (1898, фрагмент),  Вильгельм Хаммерсхёй/© Wikimedia Commons.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: