Джексон Поллок: как изобразить мир после создания ядерной бомбы?

Взгляд художника — это не только его личная точка зрения, но и выражение запроса эпохи. Что творчество Поллока может рассказать об изменениях в Американской культуре, каковы причины поворота к абстракции в изобразительном искусстве середины XX века и как научиться понимать современное искусство?

Война — это всегда кризис не только политический, но и внутренний. Это кризис всего общества и каждого человека. Кризис заставляет задуматься и пересмотреть устоявшийся взгляд на мир, что требует поиска новых с ним отношений не только в жизни, но и в искусстве: новой техники, нового содержания, новой точки зрения. Работы Поллока выражают формировавшееся уже в годы войны мировоззрение всего Американского общества.

Джексон Поллок — один из первых американских художников, который принял вызов времени и стал национальным героем США, ковбоем в мире живописи. Всю жизнь Поллок искал творческое вдохновение, собственную манеру письма, новые сюжеты для выражения современности. Это была не только личная проблема автора, но и вызов для молодой Американской культуры.

Желание найти свой путь в искусстве без оглядки на достижения европейской традиции, создать живопись, которая бы подчеркнула американскую инаковость — актуальная проблема того времени. Стремление противопоставить себя не только советскому соцреализму, но и европейскому авангардизму требовало новых истоков вдохновения.

Для этого американский художник обратился к мифологии и рисункам древних индейцев. Его увлекал универсальный характер символов, который он находил в их искусстве. Будучи уверенным, что такие символы способны найти отклик в бессознательном каждого человека, он решил использовать их в творчестве.

Европейские сюрреалисты вдохновлялись психоанализом Фрейда, но для Поллока фрейдизм был слишком прост. Однако ему была близка идея бессознательного, которую он использовал, чтобы объяснить свои работы. В свое время он увлекался юнгианством, которое не только помогло ему справиться с алкогольной зависимостью, но и повлияло на его творчество.

Поллок считал, что коллективная память человечества выражается в искусстве. Он верил, что пальцы лучше выражают эмоции и идеи, когда пишут независимо от сознания. Эта вера стала основанием не только содержательной стороны его творчества, но и основой создания новой художественной техники. Такой метод письма подразумевает вживание в каждую линию, в каждый нанесенный пигмент в момент творчества.

 

Новый поворот в работе с холстом

Художники европейской школы работали над картинами, устанавливая холст перед собой таким образом, чтобы, сделав шаг назад, можно было увидеть картину целиком. Так происходила смена точки видения. Поработав над частью, они оценивали, как эта часть меняет картину в целом, а затем снова приступали к работе над этой или другой частью картины. Дж. Поллок нашел новый способ работы над картиной, он решил снять холст со стены и расстелить на полу. Таким образом художник оказывается внутри холста и во время работы полностью погружается в окружающие его разноцветные кривые линии. Это не просто импровизация, это стремление проникнуть в невыразимые ритмы, сюжеты культуры, это способ открыть их в своей душе.

Юнг пишет, что чрезвычайно важно, чтобы архетип и символ резонировали в нашей душе, только в этом случае они из мертвой схемы превращаются в жизненную силу. Иногда Поллоку не удавалось придать жизнь картинам и он упрекал себя за это.

Поллок стремился выразить себя, свое Я, скрывающееся за мертвыми формами, шаблонами и копированием, распространенными в классической школе живописи.

«На полу легче всего. Я чувствую себя ближе к живописи, ее частью, я могу ходить вокруг нее, работать с четырёх сторон и буквально быть внутри нее. Я продолжаю отходить от обычных инструментов художника, таких, как мольберт, палитра и кисти. Я предпочитаю палочки, совки, ножи и льющуюся краску или смесь краски с песком, битым стеклом или чем-то ещё. Когда я внутри живописи, я не осознаю, что я делаю. Понимание приходит позже».

Творчество Джексона Поллока — это протест против современных ему форм живописи, поиск своего места в живописи, которое возвысит его над историей искусств.

 

Готика и Поллок

Джексон Поллок, картина №5

© Jackson Pollock, «Number 5», 1948

Взглянем на картину Поллока №5. Первое, что бросается в глаза — бесчисленное количество линий.

«Сколько же литров краски ушло на создание этой картины», — спросит бережливый человек. А ведь действительно на этой картине нет ни одного пустого места, того, что не несет в себе смысла. Традиционная школа предполагает несколько обязательных составляющих картины — фон и предмет изображения. Первый вопрос, который задается художнику и зрителям: «Что является предметом изображения?» Второй: «Удачно ли подобран фон?»

На картине Поллока все является предметом и ничто не является им само по себе. Такая манера предполагает другой подход к чтению изображения. Зрителю следует забыть все привычные представления об искусстве. Он должен подойти предельно близко к картине, чтобы оказаться внутри, и тут происходит нечто совсем непривычное: мы погружаемся в картину, линии переходят в цвет, цвет становится линией. Появляется ощущение некоего ничто.

Именно в таком контексте творчество Поллока воспринимала современный теоретик искусства Е. Ю. Андреева, считая его героем, борющимся с ничто, человеком перед бездной.

Насколько на самом деле такая бездна могла присутствовать в жизни художника, мы можем понять, только взглянув на генезис его творчества.

Начиная с середины 40-ых годов, его живопись становится все более абстрактной, до такой степени, что Гринберг — известный искусствовед и теоретик искусства — употребляет слово «готика» применительно к картинам Поллока.

Гринберг поясняет свое замечание. Под готикой он имеет в виду эмоциональную составляющую, некое варварство, границу с ничто, изображенные Поллоком формы, близкие к архаическим глубинам культуры. Однако готика имеет и другие смыслы.

Йохан Хейзинга в работе «Осень средневековья» описывает этот термин следующим образом:

«…готика — это словно бесконечно длящийся заключительный органный аккорд: она растворяет все формы в самоанализе, каждая деталь прорабатывается без устали, каждой линии противопоставляется контрлиния. Это безудержное прорастание формы за пределы идеи: становящиеся узором детали захватывают все поверхности и все линии».

Основная эмоция, пронизывающая такое искусство, — «страх пустоты» — что, по мнению Хейзинги, является «характерным признаком близящихся к концу эпох». Такое настроение связано с предчувствием конца, с его экзистенциальным переживанием.

Стремление выразить себя, пока не настал конец света, — вот что движет Поллоком. Такая установка на самовыражение, вместе с тем, удачно сочетается с господствующим настроением американской культуры того времени. «Успеть закончить мир своим словом», что сложно, потому что мир не заканчивается, а значит, и слово (в данном случае линия) непрерывно уходит в бесконечность.

Абстрактный экспрессионизм Дж. Поллока оказался очень востребованным после Второй мировой войны. Его выставки прошли не только в Соединенных Штатах, но также и в Европе. Даже в СССР после его выставок стали появляться последователи этого направления.

 

Роль критика

Гринберг наряду с другими влиятельными людьми в области культуры и искусства того времени не только открыл художника для мировой аудитории, но и задал новую парадигму в американском искусстве, которую только в 60-е годы сменили минимализм и концептуализм. Абстрактный экспрессионизм удачно вписался в идеологию США того периода, так как отношения с СССР тем временем накалялись со страшной силой, а потому необходимо было переместить эпицентр современного искусства – авангарда – к себе, дав ему свое политическое обоснование.

Как и многие национальные герои США, Поллок не дожил до старости, разбившись в автомобильной катастрофе. Однако его вклад в современное искусство неоспорим, а его трагическая жизнь до сих пор вызывает интерес к его искусству, а его искусство, в свою очередь, к его жизни, что весьма характерно для США, где жизнь художника, писателя, музыканта и его творчество всегда идут рука об руку. В XX веке биография автора играет не меньшую роль для успеха, чем творчество. А потому общество всегда стремится к романтизации своих героев, ведь тогда точка зрения становится не абстрактной, а вполне конкретной и понятной каждому.

Литература:

Литература

1. Хейзинга Й. «Осень средневековья»

2. Андреева Е. Ю. Все и ничто. Символические фигуры в искусстве второй половины XX века СПб, 2004,

Обложка: Jackson Pollock at the MoMA (Joan Sorolla/ flickr).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: