Игорь Михайлов: «Бегство от жизни и смерти в XX веке»

Публикуем лекцию кандидата философских наук Игоря Михайлова, в которой ученый рассказывает, как катастрофические события неспокойного XX века заставили философов по-новому взглянуть на природу человека, пересмотреть категорию смерти и показать, насколько отношение к смерти влияет на восприятие и течение жизни.

 «Нравственные страдания его состояли в том, что в эту ночь, глядя на сонное, добродушное скуластое лицо Герасима, ему вдруг пришло в голову: а что, как и в самом деле вся моя жизнь, сознательная жизнь, была «не то».

 

Ему пришло в голову, что то, что ему представлялось прежде совершенной невозможностью, то, что он прожил свою жизнь не так, как должно было, что это могло быть правда. Ему пришло в голову, что те его чуть заметные поползновения борьбы против того, что наивысше поставленными людьми считалось хорошим, поползновения чуть заметные, которые он тотчас же отгонял от себя, — что они-то и могли быть настоящие, а остальное все могло быть не то. И его служба, и его устройства жизни, и его семья, и эти интересы общества и службы — все это могло быть не то. Он попытался защитить пред собой все это. И вдруг почувствовал всю слабость того, что он защищает. И защищать нечего было.

 

«А если это так, — сказал он себе, — и я ухожу из жизни с сознанием того, что погубил все, что мне дано было, и поправить нельзя, тогда что ж?» Он лег навзничь и стал совсем по-новому перебирать всю свою жизнь. Когда он увидал утром лакея, потом жену, потом дочь, потом доктора, — каждое их движение, каждое их слово подтверждало для него ужасную истину, открывшуюся ему ночью. Он в них видел себя, все то, чем он жил, и ясно видел, что все это было не то, все это был ужасный огромный обман, закрывающий и жизнь и смерть. Это сознание увеличило, удесятерило его физические страдания. Он стонал и метался и обдергивал на себе одежду. Ему казалось, что она душила и давила его. И за это он ненавидел их».

Эти слова главного героя повести Льва Николаевича Толстого «Смерть Ивана Ильича» во многом предвосхитили ход мыслей философов XX века, которые придавали особое значение отношениям смерти и повседневности.

«Граница, которую рисует для нашего существования смерть, определяет наше понимание жизни», — заметил немецкий историк культуры и философ-идеалист Вильгельм Дильтей. В повседневности мы заняты чем угодно, только не самими собой, мы погружены в мир чего-то, что не есть мы — в мир чуждого, в пространство причин, объектов, «Не-Я». Мы словно живем в механизированном мире и находимся под влиянием чего-то безличного, мы живем, «как другие» — поступаем именно так, а не иначе, потому что другие люди так делают. Как показала мировая практика, именно такой тип поведения может обернуться тоталитаризмом, практиками повсеместного послушания. И история XX века — убедительное тому доказательство.

Фашизм и сталинизм, войны с многомиллионными жертвами, крах старых ценностей и представлений об этике и морали человека — как все эти катастрофы заставили обитателей XX века переосмыслить смерть и отношения с ней? Что рассказали о нашей природе? К появлению каких новых философских концепций привели? Как складываются наши отношения со смертью в новой реальности массовой и стандартизованной культуры, создающей благоприятную среду для латентного тоталитаризма?

Кандидат философских наук Игорь Михайлов убеждён, что, как бы мы ни пытались отрицать смерть и вытеснять это понятие из своего словаря и бытия, она всегда находится рядом с нами, и отношение к ней, которое может сквозить даже в умалчивании о смерти, является яркой характеристикой как личности, так и общества. Публикуем его лекцию «На миру и смерть красна? Бегство от жизни и смерти в XXI веке», в которой философ рассказывает о попытках философов XIX-XX веков пересмотреть отношение к смерти, осмыслить её уникальность и незаменимость — разобрать смерть как феномен, вырывающийся из привычных способов мышления о ней.

О спикере

Игорь Михайлов — кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института философии РАН, переводчик. Сфера научных интересов: герменевтика, феноменология, онтология, философия истории, проблемы эстетики, природа философского знания.


Подборка по теме

Страх конца: четыре истории бессмертия, которые мы рассказываем себе

— От мумификации до «небесного погребения»: зачем нам ритуалы смерти?

— Слова перед казнью: почему приговоренные к смерти говорят о любви?


Рекомендуемая литература

1. Р. Рорти «Случайность, ирония и солидарность».

2. М. Хайдеггер «Бытие и время».

3. М. Хоркхаймер, Т. Адорно «Диалектика Просвещения. Философские фрагменты»

Источник видео: Еврейский музей и центр толерантности / Youtube
Обложка: иллюстрация к книге «The Death of Ivan Ilych», © Pinguin Classics

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Один комментарий

  1. Спасибо что вы с нами 🙂

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: