«Заводной апельсин» Стэнли Кубрика: наглядное пособие по социологии

Разложение института семьи, формализация религиозных практик, иллюзия свободы: команда журнала о кино «Eteri» сделала мини-анализ нетривиальной и резонансной картины Стэнли Кубрика «Заводной  апельсин», приурочив его к неделе празднования 90-летия со дня рождения режиссера. Разбираемся вместе с «Eteri», что не так с обществом и его составляющими, изображенными в фильме, и почему эту ленту можно использовать в качестве пособия по социологии.

«Заводной апельсин» повествует о подростке Алексе, лидере молодежного преступного коллектива и классическом представителе делинквентной молодежи в целом, который после очередного нарушения общественного порядка попадает в руки правоохранительных органов. С этого момента государство с помощью всех имеющихся средств пытается исправить Алекса, но уже к финалу зритель прекрасно понимает, что социальные механизмы, которые должны дать желаемый для общества результат, работают не самым желаемым образом. Или всё же для кого-то желаемым?

Этот фильм Стэнли Кубрика может показаться экстравагантным гимном аморальности или даже просто бестактным изображением подросткового насилия. А ведь многие сцены «Заводного апельсина» прекрасно отражают причины распространенных социальных проблем (возникновение радикальной подростковой девиации, повышение уровня преступности, разрушение института семьи, деформация института религии и т.д.) и объясняют, что именно дисфункционально в обществе и его компонентах.

 

Институт семьи, или больная клеточка социального организма

Сцена семейного завтрака не может не натолкнуть на мысли о страшной болезни современной семьи, базового общественного института, из проблем которого, как показывает сюжет фильма, вырастают все остальные социальные сорняки наподобие массового подросткового девиантного поведения и морального кризиса. Вот как выглядит диалог отца и матери Алекса (см. Кадры):

Родители едва ли понимают, что вообще происходит с их ребенком; отец читает газету и, не поднимая головы, отчужденно отвечает на новость о плохом самочувствии сына: «Да, я слышал»; мать Алекса совсем не волнуется о происходящих в его жизни событиях и вряд ли собирается в них как-то участвовать.

Стоит обратить внимание на предыдущий кадр, в котором мама будит Алекса. Примечательно, что она не только абсолютно спокойно принимает очередной прогул Алекса в школе, но и не пытается предпринять что-либо для исправления ситуации: она разговаривает с ним через закрытую дверь и даже не пытается войти, чтобы хотя бы посмотреть на сына перед рабочим днем. Сцена наглядно демонстрирует, насколько вредоносным может быть равнодушное отношение и пассивное поведение родителей.

Кадр из х/ф "Заводной апельсин"

Самый настоящий семейный кошмар можно наблюдать ближе к концу «Заводного апельсина», в сцене возвращения Алекса в родной дом после тюрьмы. Оказывается, что родители главного героя за время его отсутствия успели найти молодого человека, который теперь арендует комнату их сына и во всем помогает, не доставляя лишних хлопот, которых было так много, пока в доме жил Алекс. Новый жилец буквально выгоняет Алекса из дома, а родители лишь разводят руками, не выказывая сильного желания заступиться за своего ребенка, который уже и не кажется им таким «своим».

Этот эпизод, кстати, заметил известный социолог Нейл Смелзер и проиллюстрировал им трансформацию социального института семьи в капиталистическом обществе. Так или иначе, факт оплаты новым квартирантом проживания на месяц вперед оказывается для отца Алекса более весомым аргументом, чем появление в доме сына, нуждающегося в поддержке близких.

 

Институт религии, или привет протестантизму

Cвященник, который читает заключенным проповеди в тюрьме, обозначил своим присутствием в фильме сразу две проблемы. Во-первых, через его поведение, социальный статус и зависимость от должностных лиц зритель узнает в церкви лишь очередной придаток государственного механизма. Это очень талантливо показано в сцене посещения тюрьмы политическим лидером.

"Заводной апельсин"

Что же не так с самой деятельностью священника в тюрьме? Какая ирония скрыта в диалогах между Алексом и духовным лицом? Этими вопросами можно очертить вторую проблему, связанную с не самой однозначной тенденцией к формализации религиозных практик. Пятьсот лет назад против этого недостатка начал бороться Мартин Лютер, но даже сегодня явное расхождение между индивидуальной верой и её общественной оболочкой никуда не исчезает и остается одним из главных пунктов критики религии как социального феномена как такового. Конечно, Кубрик в некоторых сценах явно преувеличивает, дабы подчеркнуть карикатурность или явную нелепость происходящего на экране, но основной посыл сцены с речью пастыря о муках в аду остается актуальным и в наше время.

Анализ фильма "Заводной апельсин"

 

Политические институты, или мнимая автономность

Фраза священника «Если человек не может сделать свой собственный нравственный выбор, он перестаёт быть человеком» стала не только знаменитым афоризмом, но и ведущим лейтмотивом многих фильмов-антиутопий, снятых после выхода на экраны «Заводного апельсина». Почему инструменты, которыми пользуются представители власти в фильме, кажутся эффективными, но при этом оказываются губительными для частной инициативы? Что происходит со всеми остальными институтами в конце картины и не обманываем ли мы сами себя, полагая, что они-то к власти не имеют никакого отношения? Последняя сцена, в которой представитель власти кормит с ложечки бездвижного Алекса и размышляет о том, как они нужны друг другу, не похожа на предыдущие, она будто удивляет чем-то откровенным и немного подшучивает над человечеством, оставляя больше вопросов, чем ответов. Eteri советует пересмотреть «Заводной апельсин» Кубрика, чтобы самостоятельно оценить заключительный диалог картины. В конце концов, многое ли изменилось с тех пор?

Текст: Дмитрий Фёдоров, журнал о кино «Eteri»
Обложка и иллюстрации: кадры из х/ф «Заводной апельсин (реж. Стенли Кубрик, 1971 г.) / Warner Bros.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Обозреватель:

Один комментарий

  1. Один из лучших материалов о кино, который когда-либо видела в медиа… Доступно, без лишнего пафоса и интересно! Спасибо Моноклеру за такие находки!!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: