«Проблема вагонетки»: стоит ли принимать ее всерьез?

Кому из нас не знакома «проблема вагонетки»? Ну, та, где нужно сбросить с моста бедного толстяка на рельсы, чтобы он перекрыл дорогу надвигающемуся вагону, и спасти тем самым 5 незадачливых работников, оказавшихся на путях. Но что наш выбор — «сбросить или нет?» — говорит о нас? И может ли вообще столь искусственная ситуация что-либо рассказать о человеческой морали? Собрав самые противоречивые материалы исследований по вопросу, об этом на страницах Nautil.us поразмышлял Мэттью Седакка. Присоединимся к нему.

в 1960-е годы философ Филиппа Фут, занимающаяся вопросами морали, придумала мысленный эксперимент, который стал революционным в этой области. Эта этическая головоломка, известная сегодня как «проблема вагонетки» (trolley problem), стала настолько влиятельной не только в философии, но и в области неврологии, поведенческой экономики, эволюционной психологии и в мем-культуре, что возник даже неологизм «вагонеткология» (trolleyology). Такое количество комментариев, писал один философ, «заставляет Талмуд выглядеть пособием для чайников».

Проблема вагонетки стала популярной во многом благодаря философу Джудит Джарвис Томсон. В ее работе 1976 года «Убить, позволить умереть и проблема вагонетки» оригинальный сценарий был изменен (1). В версии Фута пять человек находятся на дорожке перед надвигающимся вагоном, и вы, проводник, должны выбрать, следует ли переключиться на путь, на котором вы столкнётесь всего лишь с одним работником и будете, таким образом, ответственны за смерть одного человека, а не пяти. Но в версии Томсон вы становитесь свидетелем на пешеходном мосту, который стоит позади чрезвычайно толстого человека. Вы понимаете, что, если вы столкнёте его на рельсы, его веса будет достаточно, чтобы остановить неуправляемую вагонетку и спасти всех (кроме него, конечно). Сделали бы вы это?

Большинство отказывается делать выбор, несмотря на то что, пожертвовав полным человеком, в конечном счете можно спасти пятерых. С другой стороны, переключение путей ради спасения жизней пяти человек, кажется морально оправданным, даже если один человек всё же умирает. Почему у нас разные моральные ответы на эти, казалось бы численно равнозначные сценарии? Этим вопросом озадачены многие исследователи, занимающиеся этикой и психологией морали. Например, Джесси Принз, специалист, занимающийся философией психологии в Городском университете Нью-Йорка, уверен, что нравственный долг может измеряться эмпирически (2). Другие считают, что такой эксперимент способен прояснить тонкости, касающиеся нашей моральной интуиции; и, возможно, помещая исследуемых в аппарат МРТ, когда они рассуждают об этой дилемме, удастся также выяснить, каким образом мы размышляем о дилемме в её различных вариантах. Но что, если эта дилемма является слишком упрощенной, чтобы быть полезной?


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Моральные ценности как иллюзия: почему наши этические взгляды меняются, когда мы разговариваем на иностранном языке


Вот что Кристофер Бауман, социальный психолог из Университета Калифорнии в Ирвине, предложил вместе с некоторыми коллегами в 2014 году (3). Они были «обеспокоены» этими дилеммами по трем причинам: во-первых, «они забавят, а не отрезвляют»; во-вторых, «они являются нереалистичными и не представляют моральные ситуации, с которыми люди сталкиваются в реальном мире»; и третье — «они не помогают установить лежащие в их основе психологические процессы, как другие нравственные ситуации». Авторы продолжают:

«Люди часто насмехаются над тем, что тело толстяка действительно может остановить поезд, спрашивают, неужели на самом деле нет места для рабочих рядом с путями, чтобы отойти, и сомневаются, что кто-то действительно может оценить все важные аспекты ситуации и быть уверенным относительно времени, когда нужно действовать».

В то время как большинство людей не беспокоили присутствующие в дилемме допущения (вам даются условия как сами собой разумеющиеся: например, что, если вы столкнете толстого человека, то он может остановить поезд), некоторых из испытуемых это не убеждало. Так, в работе 2009 года по проблеме вагонетки авторы отмечают, что около 5 процентов респондентов одного исследования и 12 процентов другого обвели ответ: «Описания предыдущих страниц показались мне нереалистичными, и мои ответы отражают мою неспособность серьезно отнестись к описанию, которое было дано» (4).

Оказывается, введение неопределенности меняет, как люди думают о дилемме. В исследовании 2014 года психологи Кэтрин Кортенкамп и Коллин Ф. Мур впервые дали испытуемым две версии проблемы вагонетки: первую, где результаты, которые должны произойти, были гарантированы; и вторую, где не было никаких гарантий (5). В последнем случае респонденты были менее склонны думать, что убить одного ради спасения пяти было «допустимым» или «моральным» (им были заданы вопросы о каждом). В условиях неопределенности «участники, возможно, больше полагались на деонтологические», или основанные на моральных правилах, рассуждения, «чем на утилитарные моральные суждения», — говорят исследователи. Последнее зависит от возможности знать, что будет следствием ваших действий, но если вы не уверены, вам может казаться, что действовать в соответствии с моральным поучение не только правильно с этической точки зрения, но и более безопасно.

Это объяснение совпадет с результатами исследования 1992 года под названием «The disjunction effect in choice under uncertainty» (6). Это исследование показало, что «неопределенность результатов приводит к менее консеквенциалистскимКонсеквенциализм (от консеквент, лат. consequens — «следствие, вывод, результат») — группа моральных теорий, где критерием нравственной оценки является результат (консеквент) поведения. решениям в неморальных сценариях принятия решений». Кортенкамп и Мур отмечают:

«Эти данные свидетельствуют о том, что при исследовании моральных суждений и рассуждений, касающихся неопределенных ситуаций, факт неопределенности должен быть учтён».

Может быть, просто настало время притормозить с рассмотрением моральных дилемм, таких как проблема вагонетки, со встроенными в них четкими последствиями и принять во внимание более неопределенные ситуации — реальная жизнь полна ими.

Ссылки на исследования

1. Judith Jarvis Thomson, Killing, letting die, and the trolley problem. The Monist/Vol. 59, No. 2, Philosophical Problems of Death (APRIL, 1976), pp. 204-217.

2. Jesse Prinz. Can Moral Obligations Be Empirically Discovered?/Midwest Studies in Philosophy 31(1):271 — 291 · September 2007. DOI: 10.1111/j.1475-4975.2007.00148.x

3. Christopher W. Bauman, A. Peter McGraw, Daniel M. Bartels, Caleb Warren. Revisiting External Validity: Concerns About Trolley Problems and Other Sacrificial Dilemmas in Moral Psychology. Social & Personality Psychology Compass, Forthcoming/Mays Business School Research Paper No. 2015-12.

4. Joshua D. Greene ,Fiery A. Cushman, Lisa E. Stewart, Kelly Lowenberg, Leigh E. Nystrom, Jonathan D. Cohen. Pushing moral buttons: The interaction between personal force and intention in moral judgment.Cognition/Volume 111, Issue 3, June 2009, Pages 364–371.

5. KATHERINE V. KORTENK AMP and COLLEEN F. MOORE. Ethics Under Uncertainty: The Morality and Appropriateness of Utilitarianism When Outcomes Are Uncertain. The American Journal of Psychology/Vol. 127, No. 3 (Fall 2014), pp. 367-382.

6. Amos Tversky, Eldar Shafir. The Disjunction Effect in Choice Under Uncertainty. Psychological Science September 1992 vol. 3 no. 5 305-309. doi: 10.1111/j.1467-9280.1992.tb00678.x

Источник: It’s Time to Retire the “Trolley Problem”/Nautil.us.

Обложка:  Erlend Aaby/flickr.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: