Физиология заблуждений, или как мозг защищает нас от гибели и делает уникальными

Нейробиолог и профессор Лондонского университета Бо Лотто более 25 лет исследовал человеческое поведение и восприятие реальности. В своей книге «Преломление» Лотто рассказывает о том, почему мы не воспринимаем реальность такой, какая она есть, и как это может привести к развитию творческого потенциала и помогает по-новому взглянуть на работу, любовь, игру, отношения с родственниками и другие важные события нашей жизни.

Жизнь — довольно обычная вещь, хотя, как мы все знаем, непростая. В любой момент мозг (равно как и мозг любого другого существа) принимает лишь одно решение: идти по направлению к чему-то или от чего-то. Реакция, которую мы (или они) выбираем, основана на убеждениях, укоренившихся в нашей истории, совсем как у той лягушки из ролика на YouTube Речь о популярном ролике на YouTube, в котором голодная лягушка прыгает на экран смартфона и пытается слизнуть «цифровых» муравьев, руководствуясь своим прошлым опытом.. Таким образом, все ощущения и поступки — только непосредственное выражение того, что пригождалось нам в прошлом. Однако чем же наш мозг отличается от мозга лягушки, наверняка же он должен чем-то отличаться? Что делает его прекрасным? (…Ответ может удивить вас…)

 

Мы все склонны заблуждаться!

Структура заблуждения

 Мозг и реальность (о материалам книги "Преломление" Бо Лотто)

© МИФ

Как известно, для мозга «реальность» — гораздо более широкое понятие, чем наши узкие представления о ней. Мы привыкли считать, что реален физический опыт, а вымышленный — нереален. Но для мозга почти нет разницы — представлять зрительные образы или видеть их.

При этом заблуждения как возможность видеть или представлять то, что мы не наблюдаем в данный момент в физическом мире, являются важным инструментом нашего сознания. С их помощью мы создаем новые и значимые образы восприятия, которые позволяют изменить мозг, действуя изнутри, и (в будущем) собственно восприятие. Но если человеческий мозг представляет собой физическое воплощение всей истории проб и ошибок — от эволюции до обучения — и любая перцептивная реакция — рефлекторная, как люди (даже те, кто сильнее всего заблуждается) могут изменить восприятие? В конце концов, мы все хорошо знаем, что прошлое упорно не желает меняться. Что уже произошло, то произошло. Однако, когда речь заходит о внутренней работе мозга, тут не все просто, поскольку мы, как известно, никогда не запоминаем то, что было на самом деле, не говоря уже о времени, когда это случилось.

«Вы меняете то, что воспринимаете. Иначе говоря, поскольку мозг в процессе эволюции не приспособился видеть реальность, у вас есть полная свобода выбора того, что видеть».

Мозг несет с собой в будущее совсем не фактическое прошлое… и уж точно не достоверную реальность. Основываясь на истории восприятия действительности, мозг строит базовые убеждения, проявляющиеся в его функциональной архитектуре, с помощью которых мы воспринимаем текущий момент. Эти убеждения определяют то, что мы думаем и делаем, и помогают предугадать, как поступать дальше. Важно отметить и обратное: они также определяют и то, чего мы не думаем и не делаем. В отрыве от конкретной ситуации убеждения не могут быть плохими или хорошими. Это просто-напросто мы сами… все вместе и каждый в отдельности.

Воздействие эволюции

Нам очень повезло, что мозг в процессе эволюции приучился создавать убеждения, при этом основная масса их кажется такой же, как и воздух, которым мы дышим, — невидимой. Усаживаясь на стул, вы уверены, что он — а обычно это именно так — не сломается под вами. Каждый раз, делая шаг, вы точно знаете, что земля не уйдет из-под ног; ступня не подвернется; что вы выставили ногу достаточно далеко вперед и правильно перераспределили вес для следующего движения (поскольку, в конце концов, ходьба — на самом деле непрерывный процесс падения). Это неотъемлемые убеждения.

А если бы постоянно приходилось думать — как ходить, как дышать? Или размышлять обо всех остальных чрезвычайно полезных делах, совершаемых неосознанно, которые ваш мозг выполняет, не прикладывая никаких усилий. Скорее всего, вы не двинулись бы с места.


По теме: Существует ли реальность? Да, но мы её не видим (Дональд Хоффман на TED)


Страх высоты

С помощью полученного опыта мозг приобретает настолько много убеждений, насколько возможно, надеясь найти законы, которые удастся применить в разных ситуациях (как теоремы в физике). Например, боязнь высоты. Как ни странно, по-видимому, мы не рождаемся с этим страхом и знанием о том, почему это опасно. Недавнее исследование с применением «визуального сброса» показало, что маленькие дети избегают высоты, но не проявляют страха автоматически. Однако идет время, идет и развитие: мы падаем с верхнего яруса кровати и больно ударяемся; родители кричат, чтобы мы не подходили близко к обрыву, — так приобретается жизненный опыт. Благодаря этому в нас внедряется иерархия убеждений, позволяющая в итоге учитывать опасность высоты. Независимо от причин нашей осторожности рождается очень полезное убеждение, с помощью которого мы обеспечиваем себе безопасность. В этом есть здравый смысл, но с самого начала подобной уверенности в нашей голове не было. Другие влияющие на поведение убеждения базового уровня — а всего их тысячи — относятся не к физическому, а к социальному выживанию, и при этом они тоже вполне естественные.

То, что вы сейчас переживаете или испытываете, всего лишь устойчивая схема электрической активности, передающейся через мозг; это неромантический взгляд на восприятие, но довольно точный. В течение всей жизни электрические схемы, создающиеся в голове как ответ на раздражители, становятся все более «устойчивыми», и в физике это называется аттрактором. Дюны в пустыне или водоворот в реке — это примеры аттракторов, даже наша галактика — аттрактор. Все они — устойчивые схемы, сложившиеся в результате длительного взаимодействия множества отдельных элементов. В этом смысле у них есть собственное устойчивое энергетическое состояние, или момент (в котором их трудно сдвинуть), который оказывается самым естественным, чтобы продолжить в нем существовать (хотя состояние мозга детей не так устойчиво, как у взрослых). Задача эволюции — отобрать определенные аттракторы, или, точнее, последовательность наиболее полезных аттракторов.

Автострады убеждений

Электрические схемы созданы нервными путями, которые связывают различные области мозга… эта инфраструктура соединений похожа на сильно запутанную и обширную автостраду. Созданные схемы увеличивают вероятность одних поступков и уменьшают — других. Исследования показали: чем больше таких коммуникаций, тем более разнообразны и сложны убеждения (например, устойчивее словарный запас и память). При этом, несмотря на изобилие соединений в мозге и их важность для восприятия, количество принимаемых и используемых в течение жизни нейроэлектрических импульсов очень невелико. Это потому, что, собственно говоря, их потенциал почти бесконечен.

Убеждения делают вас тем, кто вы есть. То есть большая часть того, что вы воспринимаете о своей осознанной личности, окажется под угрозой, если в какой-то момент подвергнется сомнению. При этом процесс создания отклонений, основанных в мозге, которые формируют нас такими, какие мы есть, также делает нас теми уникальными людьми, в которых так нуждается мир.

«Итак, как же использовать ментальные образы, чтобы развить творческое восприятие? Ответ снова сводится к практической пользе, которую хранит мозг, и к тому, каким образом воспринимаемые данные определяют наши взгляды на будущий мир. Непреложная истина о восприятии, которую я объяснял ранее, не изменилась: мы не видим реальности, а только то, что полезно было видеть в прошлом. Но вот обманчивая природа мозга: прежний опыт, который определяет то, как мы видим, включает в себя не только настоящие ощущения, но и воображаемые. Если это так, вы можете влиять на то, что увидите, думая об этом. Связь между истинными и придуманными ощущениями состоит в том, что рассматриваемое нами сейчас представляет историю того, что мы видели раньше — в воображении или нет (хотя не все имеют одинаковый вес). Именно поэтому мы не только испытываем то, что ощущаем, но и создаем свои ощущения!»

По материалам книги «Преломление».



Обозреватель:

Один комментарий

  1. БО ЛОТТО В РЕАЛЬНОСТИ И В ВОСПРИЯТИИ.

    Кто бы ни был автором сочинения «Преломление» (забыть название этой книжки после ее прочтения невозможно, оно повторяется в тексте более десяти раз) на самом деле, он (или они) неспроста называется Бо Лотто. В русском языке созвучное слово БОЛОТО обозначает буквально — избыточно увлажненный участок земли со стоячей водой и зыбкой поверхностью. К тому же в народных представлениях болото (или топь, трясина) является местом обитания нечистой силы. Так и есть, стиль данной книги полностью соответствует этому определению — вода пустословия, плюс трясина каких-то непонятных попыток воздействия на сознание читателя (взять хотя бы без нужды повторяемое непомерное число раз название книги).

    Во-первых, это подозрительно — если ученый действительно погружен в изучение нейронауки (любых её разделов), то зачем ему «скакать по вершкам» попсовой психологии в замесе с бихевиоризмом, что более типично для бульварной, но хорошо продаваемой, англо-американской литературки на тему «как правильно жить»? Не правильнее ли было бы сторониться вульгарных трюков и объяснений, оставаясь в рамках точного научного описания, не мешая все в одну кучу?
    В итоге, что я узнал о нейробиологии? То, что 100 000 нейронов это мем (?), а на самом деле (?) их 86 000. Круто, теперь можно блеснуть эрудицией на вечеринке.

    Ну и, во-вторых, это непозволительно — рассуждение о таких сугубо философских понятиях, как свобода воли и сознание, выглядит по меньшей мере смешно без опоры на современную когнитивистику. Автору надо было бы привести мнения таких экспертов, как Деннет или Чалмерс. Вместо этого он обращается к епископу Беркли, но даже в этом случае орудует сведениями из википедии (лишь затасканное «существовать — значит быть воспринимаемым»), хотя и указывает в качестве источника печатное московское (?) издание. А вот то, что напрямую касается его темы — эмпириокритицизм и махизм — почему-то вообще игнорируется (а именно: то, что мышление о мире, согласно Авенариусу, сообразно принципу наименьшей траты сил; и то, что ЦНС, как переменная, изменяется в зависимости от изменения среды, а также, как самый важный центр организма, она представляет собой своеобразный процесс самосохранения). И это вовсе не придирка.
    В общем, что я узнал о сознании? Перенос внимания на непредвиденное преподносится как разработка автора. Ну не скромно, стоик Эпиктет уж точно пожурил бы за такое заимствование.

    Итак, допустим, что автор действительно учёный нейробиолог и просто попытался передать простым языком результат своих двадцатипятилетних исследований. Но, как видно, способность ясно изъясняться, следовательно, и мыслить, не самая сильная его сторона, что подрывает к нему доверие как к специалисту, и представителю науки в целом. К слову сказать, в старом добром СССР издавалась серия книг «Эврика», в которой решалась та же задача — сделать научное знание популярным, но реализовывалась она советскими учеными на несравненно более высоком интеллектуальном уровне.
    Хотя есть ещё две альтернативы: либо автор — это какой-то коварный вредитель и умело маскируется под простака, либо — просто шарлатан. Но это уже, скорее, из разряда «невероятного».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.