Бертран Рассел: «Любовь мудра, а ненависть глупа»



Архивная запись интервью с Бертраном Расселом — философом, историком, логиком, скептиком и неутомимым пацифистом, который повидал два века (XIX и XX), попытался донести до людей мысль о бессмысленности веры в бога и до конца своих дней отстаивал идею мира во всём мире.

Всю мою жизнь пронизывали три страсти, простые, но неодоли­мые в своем могуществе: жажда любви, тяга к знаниям и мучитель­ное сочувствие к страданиям человечества. Как могучие ветры, носили они меня над пучиною боли, увлекая из стороны в сторону и по­рой доводя до отчаяния.

«Бертран Рассел о Боге», «Бертран Рассел о философии», «Бертран Рассел — будущим поколениям» — Интернет давно пестрит яркими фрагментами бесед с Бертраном Расселом (1872 — 1970), математиком, историком и виднейшим философом XX века. Но за этими оборванными фрагментами не всегда можно увидеть настоящую личность — человека, который опередил время, сумел не стать заложником своего аристократического происхождения и до конца жизни остался верен своим взглядам, основанным на пацифизме, скептицизме и агностицизме. Но есть запись, которая способна восполнить этот пробел: интервью Бертрана Рассела, которое он дал Джону Фримену в рамках программы канала BBC «Лицом к лицу» в 1959 году (Bertrand Russell — Face to Face Interview; BBC, 1959).

О чём мог беседовать Фримен с этим легендарным человеком в его 86 лет? Конечно, о философии, религии, его политических взглядах и тех воспоминаниях, которые остались у Рассела от XIX века. Определённо, второго такого свидетельства не найти, так что смотрим.

Вот несколько цитат, которые Моноклер выбрал для вас.

Бертран Рассел о любви к математике:

Джон Фримен: Чему вы учились в детстве? Классиков изучали?

Бертран Рассел: Ну, в определенной степени да. Классики никогда мне особо не нравились. Мне нравилась математика. Мой первый урок математики я получил от брата, который рассказал мне об Эвкдиде. Я тогда подумал, что это самая замечательная штука, которую я встречал <…>. Но, помню, было и разочарование, потому что он сказал: «Итак, начнём с аксиом». А я переспросил: «А это что?». Он ответил: «Это вещи, которые мы должны принять, хотя не можем доказать их». А я сказал: «Зачем мы их принимать будем, если их нельзя доказать?». Брат ответил, что если мы их не примем, то нельзя будет продолжить. Я хотел узнать, чем всё продолжится, и решил на время принять эти аксиомы.

Бертран Рассел о войне:

Джон Фримен: Как вам кажется, возможно ли, что кампания за ядерное разоружение уже может быть устаревшей в свете приготовлений к войне с  использованием бактериологического и биологического оружия?

Бертран Рассел: Несомненно, если бы это была кампания только против ядерного оружия. На самом деле, это кампания против войны. А сиюминутный аргумент против войны — это существование ядерного оружия. Если бы с ним было покончено, существовали бы другие аргументы, не менее веские. Дело в том, что «человек научный» не сможет выжить, если продолжит заниматься войной. В худшем случае, человечество будет стёрто с лица земли — и это очень реальная возможность. Очень реальная. Если этого не произойдёт, я даже боюсь представить, как сотни миллионов людей умирают в агонии, только потому что правители мира сего являются глупцами и злодеями. Я не могу мириться с этим.

О XIX веке:

Джон Фримен: Вспоминая XIX век вы испытываете ностальгию или сожаление?

Бертран Рассел: Всё зависит от того, о чём вы думаете. Мир было намного приятнее созерцать. Каждый раз, возвращаясь куда-то, где я давно не был, я думал: «Какая досада. Ведь это место было таким красивым, а теперь оно ужасно». Так, постепенно, шаг за шагом, уничтожается красота. Об этом я глубоко сожалею. Но если говорить об идеях, то в мире стало гораздо меньше чепухи, чем когда-то — и этому я очень рад.

А вот и послание будущим поколениям от Бертрана Рассела:

Джон Фримен: Представьте, лорд Рассел, что эту съемку увидят ваши далёкие потомки через тысячу лет, как рукописи Мёртвого моря. Что бы вы рассказали будущим поколениям о своей жизни? Об уроках, которые она вам преподнесла?

Бертран Рассел: Я бы поделился двумя мыслями. Первая — интеллектуальная, вторая — нравственная. И что касается интеллектуального аспекта, я бы сказал следующее. Когда вы изучаете какой-либо предмет или размышляете о какой-либо философии, спрашивайте себя только о том, каковы факты, и о том, каковы истины, подтверждаемые этими фактами. Никогда не позволяйте иллюзиям увести себя в сторону — к тому, во что бы вы хотели верить или что, по вашему мнению, оказало бы благотворное воздействие на общество, если бы в это верили. Рассматривайте исключительно факты, и только факты. Это что касается интеллектуальной мысли. А если говорить о нравственном, то я бы сказал одну простую вещь. Я бы сказал: «Любовь мудра, а ненависть глупа. В этом мире, который становится всё более и более взаимосвязанным, мы должны научиться терпеть друг друга, мы должны научиться быть терпимыми по отношению к высказываниям других людей, даже если мы с ними не согласны. Мы только тогда сможем жить вместе (если мы, действительно, хотим жить вместе, а не умереть вместе), когда мы научимся такой доброте и такой терпимости, которая крайне необходима для сохранения человеческой жизни на этой планете».

 


СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Карл Юнг: «Единственная существующая опасность — это сам человек» (интервью)

— Эрих Фромм: «Если вы спросите людей про рай, они скажут, что это большой супермаркет»

Виктор Франкл о том, почему человек всегда заслуживает высшей оценки


Обложка: Бертран Рассел на BBC.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: