«Иметь или быть»: прости нас, Эрих Фромм, мы все потеряли?



«Иметь или быть» — одна из последних работ немецкого философа, социолога и психолога Эриха Фромма, в которой он пытался разобраться, что представляет собой человек на исходе XX века, какие мотивы им движут, почему модус обладания оказался для него ближе, чем модус истинного бытия, и есть ли у нас перспективы выхода из этого положения. С момента написания книги прошло почти полвека — изменилось ли что-нибудь?

Прошло чуть менее 50 лет с момента выхода книги «Иметь или быть» философа, психолога и основоположника неофрейдизма Эриха Фромма. В своем труде он попытался проанализировать истоки эгоизма и альтруизма, а также предложил несколько вариантов путей преодоления кризиса современного общества. Мы решили рассмотреть некоторые положения его труда и, всмотревшись в то, что мельтешит в новостных лентах сегодня, проанализировать, удалось ли нам оправдать надежды Фромма на создание «нового человека» или мы, как герои мема: «все про***ли»? Анализ проводится по актуальным новостям со всего мира, хотя Фромм в те годы выступал в качестве критика западного общества, тем не менее на сегодняшний день его текст актуален для всего мира. — Прим.автора.

С первых страниц

Фромм:

С самого начала индустриального века надежду и веру поколений питали Великие Обещания Безграничного Прогресса — предчувствия материального изобилия, личной свободы, господства над природой, т.е. наибольшего счастья для наибольшего числа людей. Известно, что наша цивилизация началась, когда человек научился в достаточной степени управлять природой, но до начала века индустриализации это управление было ограниченным. <…>Мы думали, что можем стать высшими существами, которые могут создать, используя природу в качестве строительного материала, новый мир.

Мужчины и все в большей и большей степени женщины, испытав новое чувство свободы, стали хозяевами своей жизни: свободный от оков феодализации человек мог (или думал, что может) делать то, что хотел. <…>Социализм и коммунизм вскоре превратились из движений, имеющих целью создание нового общества и формирование нового человека, в движение, идеалом которого стал буржуазный образ жизни для всех, а эталоном мужчин и женщин будущего сделался буржуа. Предполагали, что богатство и комфорт в итоге принесут всем безграничное счастье. Возникла новая религия — Прогресс, ядро которого составило триединство неограниченного производства, абсолютной свободы и безбрежного счастья.

<…> «Индустриальный век не сумел выполнить Великие Обещания, и все большее число людей» начали приходить к выводу, что «экономический прогресс затронул ограниченное число богатых наций, и пропасть между богатыми и бедными странами все более увеличивается».

Ответ современности

Только вдумайтесь: согласно анализу Высшей школы экономики и Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка 3% граждан России, то есть самые обеспеченные люди страны, владеют 89% (!!!) всех финансовых активов, 89% всех наличных сбережений и 92% всех срочных вкладов.

Аналитики добавляют, что хотя средние доходы богатых за пять лет – с 2013-го по 2018 годы — снижались, активы, наличные и вклады все сильнее концентрируются у этих 3% населения.

А как насчет новости о том, что, помимо огромной пропасти между доходами бедных и богатых, в самое ближайшее время классовый барьер будет выражен в годах жизни? Ожидается, что разница средней продолжительности жизни между высшим и низшим классами в США составит 15-20 лет! И тенденция идет к росту этой разницы.

Все новое прекрасно!

Фромм:

При обсуждении проблемы собственности необходимо иметь в виду, что основной тип отношения к собственности, распространенный в XIX веке, начал после первой мировой войны постепенно исчезать и в наши дни стал редкостью. В прежние времена человек относился ко всему, чем он владел, бережно и заботливо, и пользовался своей собственностью до тех пор, пока она могла ему служить. Делая покупку, он хотел надолго сохранить ее, и лозунгом XIX века вполне могло бы быть: «Все старое прекрасно!». В наше время акцент перенесен на сам процесс потребления, а не на сохранение приобретенного, и сегодня человек покупает, чтобы в скором времени выбросить покупку. Будь то автомобиль, одежда или какая-нибудь безделушка — попользовавшись своей покупкой в течение некоторого времени, человек устает от нее и стремится избавиться от «старой» вещи и купить последнюю модель. Приобретение — временное обладание и пользование — выбрасывание (или, если возможно, выгодный обмен на лучшую модель) — новое приобретение — таков порочный круг потребительского приобретения. Лозунгом сегодняшнего дня поистине могли бы стать слова: «Все новое прекрасно!».

Ответ современности

Опуская очевидные примеры с гонкой за новыми гаджетами и моделями смартфонов, здесь мы решили остановиться на примерах так называемых экобрендов, которые выпускают одежду из натуральных материалов, однако такая одежда не отличается долговечностью. Ярким примером тому могут служить кроссовки компании Allbirds Джоуи Цвиллингера и Тима Брауна, изготовленные из шерсти и эвкалиптового волокна.

Это новая веха в жизни кроссовок, сегодня есть запрос на удобную повседневную обувь, в офисе тебя никто не заставляет надевать строгие узкие туфли, а сразу после работы ты можешь устроить небольшую прогулку по паркам и скверам и не станешь выбиваться. Ты можешь самовыражаться, выбирая себе обувь. В этих кроссовках, очевидно, хорошо все — производители продают ее без магазинов-посредников, то есть напрямую, сделаны они из эко-материалов, легкие (хотя говорят, что в жару в них потеет нога), минус только один — они очень и очень недолговечны.

Здесь стоит оговориться, что в последние годы все же дает о себе знать тренд на разумное потребление, этому способствуют и книги «Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни», «Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни» и фильмы, например, документалка «Минимализм».

О кумирах

Фромм:

Если ты хочешь наслаждаться искусством, то ты должен быть художественно образованным человеком. Если ты хочешь оказывать влияние на других людей, то ты должен быть человеком, действительно стимулирующим и двигающим вперед других людей. Каждое из твоих отношений к человеку и к природе должно быть определенным, соответствующим объекту твоей воли, проявлением твоей действительной индивидуальной жизни.

Ответ современности

Как измерить, влияешь ли ты на людей в наши дни? Мы решили взять один из самых простых количественных показателей – подписчики в Instagram. Итак, давайте вспомним, что еще во времена, когда Фромм работал над своей книгой «Иметь или быть», в России, да и во всем мире, звездами были не только музыканты и актеры, но и чемпионы мира по шахматам или космонавты. Да-да, турниры по шахматам транслировали в прямом эфире, а миллионы людей, прилипали к экранам и с испариной на лбу наблюдали за ходом игры. А кто сейчас находится под нашим пристальным вниманием?

Не будем говорить о количестве подписчиков звезд поп-сцены: Рианны, Леди Гаги или нашей суперзвезды Ольги Бузовой, сравним лучше количество фолловеров современных звезд шахмат и… баскетбола!

Итак, у действующего чемпиона мира по шахматам, норвежца Магнуса Карлсена в соцсети 196 тысяч подписчиков, у российского шахматиста Сергея Карякина 31 тысяча фолловеров. Неплохо, можете сказать вы. А теперь для сравнения, у форварда баскетбольной команды «Лос-Анджелес Лейкерс» Леброна Джеймса 48,5 миллионов пар следящих глаз, а у Кевина Дюранта из «Голден Стэйт Уорриорз» их больше 10 миллионов.

Кстати, ирония или нет, но в одном из последних постов Дюрант хвастается двенадцатыми именными кроссовками от Nike.
Bleacher Report приводит слова Дюранта:

Только у меня, Майкла Джордана, Коби Брайанта и Леброна Джеймса есть по 12 именных моделей кроссовок.

Сфоткал – значит мое!

Фромм:

Вспоминание может происходить либо по принципу обладания, либо по принципу бытия. <…>Вспоминание по принципу бытия представляет собой активное воспроизведение слов, мыслей, зрительных образов, картин, музыки — то есть конкретный факт, который нужно вспомнить, соединяется со множеством других связанных с ним фактов.

В этом случае устанавливаются не механические или чисто логические связи, а связи живые. Одно понятие связывается с другим в результате продуктивного акта мышления (или чувствования), которое мобилизуется при поиске нужного слова.

<…> примером того, как происходит восстановление в памяти лица или пейзажа по принципу обладания, является манера большинства людей рассматривать фотографии. Фотография служит им лишь вспомогательным средством для опознания человека или места, вызывая, как правило, такую реакцию: «Да, это он» или «Да, мне случалось бывать здесь». Таким образом, для большинства людей фотография становится своего рода отчужденной памятью.

Записи представляют собой еще одну форму отчужденной памяти. Записывая то, что я хочу запомнить, я приобретаю уверенность в том, что владею информацией, и потому не стараюсь удержать ее в своей голове. Я уверен в своей собственности — ибо, только потеряв записи, я теряю также и память об этой информации. Я утрачиваю свою способность к запоминанию, ибо мой банк памяти превратился в экстернализованную в виде записей часть меня самого.

Современность

И снова обратимся к Instagram, ничего конкретного, просто парочка цифр. Летом прошлого года в блоге компании рассказали, что количество пользователей по всему миру превысило 1,1 млрд человек! Из свеженького, в январе этого года Марк Цукерберг на своей странице в Facebook поделился новостью о том, что публикации в разделе Instagram Stories просматривают 500 млн пользователей в день.

Только взгляните, соцсеть появилась в 2010 году, но уже к концу 2013 пользователи загрузили 16 миллиардов (!!!) снимков! Сколько их там сейчас, известно, наверное, одному богу, богу соцсети, Цукербергу.

О героях

Фромм:

…Несмотря на всю безопасность, которую дает человеку обладание, люди восхищаются теми, кто способен видеть новое, кто прокладывает новый путь, кто не боится идти вперед. В мифологии такой способ существования символически представлен героем. Герои — это те, кто отваживается расстаться с тем, что у них есть: со своей землей, семьей, собственностью, — и идет вперед не без страха, но побеждая страх.

<…>Авраам и Моисей являются такими героями иудаистской традиции. Христианский герой — Иисус — действовал во имя переполнявшей его любви ко всем людям и ничего не имел, а поэтому и был в глазах всего света ничем. У древних греков были свои мирские герои — завоеватели и покорители. Тем не менее и Геркулес, и Одиссей, подобно религиозным героям, идут вперед, не страшась подстерегающих их опасностей. Таковы и герои сказок: они оставляют все и идут вперед, не страшась неизвестности.

Мы восхищаемся этими героями, потому что в глубине души сами хотели бы быть такими — если бы могли.<…>

Осторожные, ориентированные на обладание люди получают удовольствие от безопасности, но на самом деле их положение весьма ненадежно.<…>Когда человек предпочитает быть, а не иметь, он не испытывает тревоги и неуверенности, порождаемых страхом потерять то, что имеешь. Если я — это то, что я есть, а не то, что я имею, никто не в силах угрожать моей безопасности и лишить меня чувства идентичности. Центр моего существа находится во мне самом; мои способности быть и реализовать свои сущностные силы — это составная, часть структуры моего характера, и они зависят от меня самого.

Наши дни

Поговаривают, что в этом году хайкинг Хайкинг — непродолжительное пешее путешествие по горной местности налегке. — Прим. ред. становится популярнее йоги. В нас возрастает потребность больше времени проводить на свежем воздухе, быть ближе к природе. И пусть для кого-то целью похода в лес становится редкий красивый кадр того, как солнце золотит кроны деревьев, это все же активный образ жизни, испытание, можно сказать геройство.

Многие тревел-блогеры, подвергающие себя различным испытания, а не сидящие в красивых отелях с пятью звездами, дауншифтеры как представители новой контркультуры, фрилансеры, многие из них ориентированы на модус бытия, а не на модус обладания. И они показывают, что можно существовать по-иному.

Заключение от Фромма

Создание нового общества и нового человека возможно только в том случае, если на смену старым мотивациям извлечения прибыли и завоевания власти придет новая, а именно — быть, отдавать и понимать; если на смену рыночному характеру придет характер продуктивный, любящий, а на смену кибернетической религии — новый, радикально-гуманистический дух.

От автора

Сложно сказать, к чему приведет все то, что происходит в обществе, ведь сейчас мы находимся внутри процесса и не можем быть объективными. Чтобы проанализировать историческое событие, должны пройти годы.

Немного грустно от того, что многие проблемы, обозначенные Фроммом в «Иметь или быть» не исчезли, а напротив, стали выпуклыми и даже приобрели более извращенную форму. Но, как мы видим, есть и движение в сторону чего-то хорошего, в сторону настоящего бытия. Поэтому не станем делать поспешных выводов и постараемся чуть меньше обладать и чуть больше быть.


Материалы по теме

—  «Человек Одинок»: Эрих Фромм о мире потребления и подлинном бытии

— Эрих Фромм: «Если вы спросите людей про рай, они скажут, что это большой супермаркет»

— Волк или овца? Неповторимая человеческая ситуация по Эриху Фромму

— «Психология нацизма» Эриха Фромма — текст о сегодняшнем дне?


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Один комментарий

  1. Спасибо за обзор. А можно ссылку на хотя бы какой-нибудь источник по поводу популярности хайкинга? Беглое сравнение в гугл трендах ничего подобного не показывает.
    https://i.imgur.com/eZcXm3l.png

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: