Что появилось раньше — большие боги или большие города?

Чем люди отличаются от муравьёв, какую роль религиозные верования сыграли в развитии цивилизаций и почему «большие боги» и «сверхъестественные наказания» работают до сих — об этом на страницах журнала Nautilus рассказал Роберт Хаккет, а Моноклер перевёл несколько отрывков из его статьи.

Большие боги острова Пасхи

© Arian Zwegers/Flickr.com.

Воины Квара (Кауру), родового племени Соломоновых островов, приносят в жертву свиней перед боем. Традиция, принятая среди участников сражения, идёт от веры в героических духов-предков, таких, как могущественный Аорама — жестокий воин из фольклора Кауру. Каждый человек, который приготовился проливать кровь, должен расправиться с одной свиньёй.

Сегодня этот ритуал может показаться нам весьма дорогостоящей и во многом бессмысленной привычкой: зачем делать приношения, когда можно съесть их? Но этот вопрос касается не только Кауру. Зачем молиться? Или даже посещать церкви, мечети, храмы? Или соблюдать праздники и пост? Зачем тратить на всё это время и энергию, которые можно было бы использовать более практически?

Однако не всё так просто. В отличие от пчёл, муравьев и других насекомых, которые образуют высокоорганизованные группы со своими сородичами (близкими родственниками, братьями и сестрами), люди объединяются с чужаками (с генетической точки зрения). А это требует особого рода сплоченности.

На протяжении тысяч лет все люди жили «обществами фуражиров» – небольшими эгалитарными группами охотников-собирателей, в которых все знали друг друга.… Затем они начали увеличиваться в голоцене (эпоху, которая началась около 12000 лет назад), и это расширение продолжается до сих пор.

Апа Норензаян

Вот здесь, по мнению учёных, и вступают в игру религия и ритуалы. Так, профессор социальной психологии и религиоведения из Университета Британской Колумбии Апа Норензаян (Ара Norenzayan) в своей книге «Большие боги» выдвинул гипотезу: цивилизации разрастались вместе с системами верований, а «большие боги» (всесильные и всезнающие божества, регулирующие моральное поведение человека) содействовали сплочённости и позволяли формировать большие группы, тем самым дав толчок развитию более сложных обществ.

Чтобы проверить эту гипотезу, учёные из Новой Зеландии обратились к исследованию австоронезийских культур (итогом их кропотливой работы стало создание кросс-культурной базы данных австронезийских сверхъестественных верований и практик Pulotu). Квентин Аткинсон, культурный антрополог из Университета Окленда, принимавший участие в проекте, отмечает:

Тихий океан действительно интересен, потому что это природная лаборатория, состоящая из очень разных островов, которые были полунезависимыми в течение сотен лет.

По мнению Аткинсона, исследование этих культур, вполне может быть использовано для проверки гипотез.

Аткинсон вместе с аспирантом Джозефом Ваттом и другими исследователями проанализировал культуры, вошедшие в базу Pulotu, с помощью статистического подхода, так называемого филогенетического метода Байеса, чтобы ответить на следующий вопрос: стимулирует ли «вера в больших богов» процесс усложнения общества или «большие боги», наоборот, появились в результате усложнения общественной структуры?

Путем сопоставительного анализа связанных слов различных языковых групп, команда математически определила дистанцию между культурами Австронезии и создала их родословное древо. Это позволило учёным убедиться, что они сравнивали независимые друг от друга культуры. Затем исследователи проранжировали культуры по шкале сложности политического устройства – от «низкой» сложности местных общин с правителями до «высокой» для племён с многоуровневой структурой главенства.

Исследовав 96 австронезий­ских культур, они обнаружили, что 37 из них свойственны представления о «сверхъестественном наказании», 22 обладают сложным политическим устройством и лишь у шести из них, сгруппированных преимущественно в Юго-Восточной Азии, распространена вера в «больших богов».

Таким образом, в противовес гипотезе Норензаяна, данные команды Аткинсона свидетельствуют, что вера в «больших богов» не влияет на развитие политически сложного устройства, а появляется в результате культурного обмена между сформированными сложными обществами.

При этом исследователи подчёркивают, что на усложнение в большей степени влияет вера в сверхъестественное наказание, которое идёт не столько от больших богов, сколько от «духов предков и неодушевлённых объектов – таких, как карма».

Команда позаимствовала концепцию сверхъестественного наказания у Доминика Джонсона, профессора эволюции и религии в Оксфорде. Джонсон утверждает, что идея призраков-полицейских имеет эволюционный смысл, потому что они дешевле в обслуживании, чем реальные силы, надзирающие за порядком. И когда кто-то совершает преступление, нет необходимости предоставлять доказательства нематериальным силам для начала судебного процесса над подозреваемым; для примитивного человека сверхъестественные силы автоматически знают виновника и, соответственно, правосудие неотвратимо, а это мощный сдерживающий фактор. Джонсон, познакомившись с работой команды над Pulotu, отметил:

Мне понравился метод. Мы не имели до сих пор действительно хорошей этнографической кросс-культурной базы, из которой люди могли бы черпать сведения, имеющие отношения к сверхъестественному наказанию.

Как отмечает Джонсон, в отличие от других баз данных, Pulotu включает в себя темпоральный элемент, который позволяет проследить рост и развитие ветвей дерева австронезийской семьи народов. Это дополнение, как он отмечает, «стало большим шагом вперед».

Норензанян также похвалил включение в модель временного элемента:

Знание о том, что появилось первым, сильно помогает в вопросе того, как явления развивались и какие причинно-следственные связи являются более правдоподобными.

Тем не менее, он считает, что результаты исследования «в целом, соответствуют» его собственной точке зрения: местные духи и кармические силы, на которых основана гипотеза «широкого сверхъестественного наказания», должны рассматриваться, как «предшественники» больших богов, подобно тем, которые встречаются в авраамических религиях. Норензанян также предположил, что, возможно, команда Аткинсона просто нашла группу обществ, в которых концепция «больших богов» развивается медленнее:

Нужно соблюдать осторожность, исследуя одно место, одну историческую область. Культурная эволюция может иметь разный характер в разных местах.

Но какова бы ни была причина, обе стороны согласны в одном: сверхъестественное наказание играет существенную роль в развитии общества. Угрозы мотивируют группы объединяться и сотрудничать, а фантомные силы поощряют и поддерживают общественный порядок.

Даже если свинина остаётся несъеденной.

Оригинал: «Which Comes First, Big Cities or Big Gods?», Nautil.us.
Обложка: Wikipedia.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

  • Анна Зуева

    все в мире работает по одним схемам: съешь кашку и будет конфетка, живи по законам божьим и будет тебе рай

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: