«Ментальная карта Родины»: Ирина Прохорова о проблеме национальной идентичности

Become a Patron!

Кто мы? Что значит быть русским? Что объединяет жителей нашей страны? Историк культуры Ирина Дмитриевна Прохорова рассказывает, как простой литературный жанр травелог пытается решить глобальные проблемы нашего общества: преодолеть идентификационный сбой, который произошел после распада Советского Союза, помочь найти основы коллективной идентичности и завершить мучительный поиск национальной идеи.

Кто мы? Что значит быть русским? Что значило быть русским в Императорской России? После падения Империи? Когда распался Советский Союз? Что значит быть русским сегодня? Чувствовать, что ты часть огромной страны с неким мифическим центром, или ощущать себя личностью, рожденной в определенной местности с определенной культурой и традициями, ценными сами по себе и связанными со всеми остальными? Что объединяет нас с другими людьми нашей страны? Как мы строим свою национальную и персональную идентичность?

Историк культуры, литературный критик, главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Дмитриевна Прохорова отмечает, что с распадом Советского Союза и разрушением мифа о советском человеке произошел серьезный идентификационный сбой, последствия которого мы можем видеть и сейчас. По её мнению, за участившимися разговорами о национальной идее стоит растерянность общества и власти: что мы, кто мы, как определять ту сумму территорий, которые мы называем Российской Федерацией? Эти же тенденции находят отражение в культуре, в частности в литературе. И актуализация в литературе жанра травелога Травелог ( от англ. «travelogue» – о путешествии) — литературный жанр, в основе которого лежит описание реального или вымышленного путешествия., стремительное развитие которого произошло в 2000-х, является прямым следствием этой растерянности и попытки найти коллективную идентичность.

Активизация любых жанров, связанных с путешествиями, обычно происходит на сломах эпох, потому что они позволяют  увидеть собственную культуру глазами чужой и с помощью этого «остранения» разобраться с тем, что происходит в данный момент. Так было в начале XIX, когда появились «Письма русского путешественника» Карамзина, так было и позже, когда Гоголь в свои «Выбранные места из переписки с друзьями» включил ёмкое наставление «Нужно проездиться по России», так было и XX веке, когда Ильф и Петров писали свою «Одноэтажную Америку», так есть и сейчас. В качестве одного из самых знаменательных современных травелогов Прохорова называет книгу Петра Вайля «Карта Родины» и отмечает, что в ней ставится очень важный вопрос —  а знаем ли мы, как проходит жизнь в других регионах, знаем ли мы вообще свою страну? Да, у нас есть географическая карта, и мы даже имеем о ней представление, но есть ли у нас ментальная карта родины, какие-то культурные ассоциации с регионами, есть ли между всеми нами связь?

«Сейчас мы имеем — сумму территорий, которые не стали родиной. Это мучительная проблема, которую нужно преодолевать. Травелоги пытаются это делать <…>. Травелогия помогает заполнить пробелы на карте, сделать действительно ментальную карту страны, где у нас будут эмоциональные места».

Об этом и многом другом Ирина Дмитриевна Прохорова рассказала во время своей публичной лекции «Ментальная карта Родины: художественное освоение пространства», которая недавно прошла в рамках летнего фестиваля в «Смене».

Распутывая этот клубок утраченной идентичности и поисков новой, спикер поразмышляла о чертах Империи, которые до сих пор характерны для нашего государства, о сверхцентрализованном сознании, которое локальное/местное не считает существенным, о том, что едва ли один центр способен объединить вокруг себя всех, о значении идеи самоценности культурного пространства, в котором живет каждый из нас, и о том, насколько остро сегодня встает вопрос о пересмотре ментальной карты родины.

Выстраивать свою идентичность на основе некой абстракции с центром там, в Москве, или посмотреть вокруг, увидеть пространство со своей историей, культурой и традициями, изучить их и осознать себя частью этого? Выбор, конечно, за вами. Но, по мнению лектора, именно последний подход, обеспечивающий множественную идентификацию, позволяет не только осознать свою «отличность» и «особенность» («Я сибиряк», «Я житель Дальнего Востока», «Я петербуржанин»), но и увидеть наши общие черты, заставляющие нас думать о некотором единстве.

«Может ли быть единство в многообразии? Только в многообразии оно и  может быть».

Источник: Центр современной культуры «Смена»/ Youtube.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: