«Ментальная карта Родины»: Ирина Прохорова о проблеме национальной идентичности

Кто мы? Что значит быть русским? Что объединяет жителей нашей страны? Историк культуры Ирина Дмитриевна Прохорова рассказывает, как простой литературный жанр травелог пытается решить глобальные проблемы нашего общества: преодолеть идентификационный сбой, который произошел после распада Советского Союза, помочь найти основы коллективной идентичности и завершить мучительный поиск национальной идеи.

Кто мы? Что значит быть русским? Что значило быть русским в Императорской России? После падения Империи? Когда распался Советский Союз? Что значит быть русским сегодня? Чувствовать, что ты часть огромной страны с неким мифическим центром, или ощущать себя личностью, рожденной в определенной местности с определенной культурой и традициями, ценными сами по себе и связанными со всеми остальными? Что объединяет нас с другими людьми нашей страны? Как мы строим свою национальную и персональную идентичность?

Историк культуры, литературный критик, главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Дмитриевна Прохорова отмечает, что с распадом Советского Союза и разрушением мифа о советском человеке произошел серьезный идентификационный сбой, последствия которого мы можем видеть и сейчас. По её мнению, за участившимися разговорами о национальной идее стоит растерянность общества и власти: что мы, кто мы, как определять ту сумму территорий, которые мы называем Российской Федерацией? Эти же тенденции находят отражение в культуре, в частности в литературе. И актуализация в литературе жанра травелога Травелог ( от англ. «travelogue» – о путешествии) — литературный жанр, в основе которого лежит описание реального или вымышленного путешествия., стремительное развитие которого произошло в 2000-х, является прямым следствием этой растерянности и попытки найти коллективную идентичность.

Активизация любых жанров, связанных с путешествиями, обычно происходит на сломах эпох, потому что они позволяют  увидеть собственную культуру глазами чужой и с помощью этого «остранения» разобраться с тем, что происходит в данный момент. Так было в начале XIX, когда появились «Письма русского путешественника» Карамзина, так было и позже, когда Гоголь в свои «Выбранные места из переписки с друзьями» включил ёмкое наставление «Нужно проездиться по России», так было и XX веке, когда Ильф и Петров писали свою «Одноэтажную Америку», так есть и сейчас. В качестве одного из самых знаменательных современных травелогов Прохорова называет книгу Петра Вайля «Карта Родины» и отмечает, что в ней ставится очень важный вопрос —  а знаем ли мы, как проходит жизнь в других регионах, знаем ли мы вообще свою страну? Да, у нас есть географическая карта, и мы даже имеем о ней представление, но есть ли у нас ментальная карта родины, какие-то культурные ассоциации с регионами, есть ли между всеми нами связь?

«Сейчас мы имеем — сумму территорий, которые не стали родиной. Это мучительная проблема, которую нужно преодолевать. Травелоги пытаются это делать <…>. Травелогия помогает заполнить пробелы на карте, сделать действительно ментальную карту страны, где у нас будут эмоциональные места».

Об этом и многом другом Ирина Дмитриевна Прохорова рассказала во время своей публичной лекции «Ментальная карта Родины: художественное освоение пространства», которая недавно прошла в рамках летнего фестиваля в «Смене».

Распутывая этот клубок утраченной идентичности и поисков новой, спикер поразмышляла о чертах Империи, которые до сих пор характерны для нашего государства, о сверхцентрализованном сознании, которое локальное/местное не считает существенным, о том, что едва ли один центр способен объединить вокруг себя всех, о значении идеи самоценности культурного пространства, в котором живет каждый из нас, и о том, насколько остро сегодня встает вопрос о пересмотре ментальной карты родины.

Выстраивать свою идентичность на основе некой абстракции с центром там, в Москве, или посмотреть вокруг, увидеть пространство со своей историей, культурой и традициями, изучить их и осознать себя частью этого? Выбор, конечно, за вами. Но, по мнению лектора, именно последний подход, обеспечивающий множественную идентификацию, позволяет не только осознать свою «отличность» и «особенность» («Я сибиряк», «Я житель Дальнего Востока», «Я петербуржанин»), но и увидеть наши общие черты, заставляющие нас думать о некотором единстве.

«Может ли быть единство в многообразии? Только в многообразии оно и  может быть».

Источник: Центр современной культуры «Смена»/ Youtube.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: