Почему доверять выгодно: исследование доверия и его бонусов



Как социологи изучают, насколько доверчивы и заслуживают доверия люди, что такое информационная асимметрия, как она работает и почему мы получаем больше информации и опыта, когда доверяем, чем тогда, когда изначально относимся недоверчиво к человеку или ситуации, разбираемся вместе с Хьюго Мерсье, научным сотрудником Института Жана Никода в Париже, автором книги «Загадки разума» (2017).

Все мы знаем людей, которые пострадали от своей доверчивости: обманутых мошенниками, преданных любовниками или друзьями. Действительно, большинство из нас обжигалось в ситуациях, когда проявляли неуместное доверие. И личный, и чужой опыт, известный нам, приводит к убеждению, что люди слишком доверчивы. Но, на самом деле, мы недостаточно доверяем. Об этом говорит статистика.

Например, возьмем данные о доверии в США (это будет справедливо, по меньшей мере, для большинства развитых демократических стран). Межличностное доверие, мерой которого является мнение людей о том, заслуживают ли окружающие, в целом, их доверия, находится на самом низком за почти 50 лет уровне. Тем не менее, маловероятно, чтобы люди вдруг стали менее надежными и заслуживающими доверия, чем раньше. Во всяком случае, массовое падение преступности за последние десятилетия говорит об обратном. Доверие к медиа также находится на низком уровне, даже несмотря на то, что ключевые медиа-источники имеют внушительные (если не безупречные) показатели точности.

Между тем, доверие к науке держится на сравнительно хорошем уровне, большинство людей преимущественно доверяют ученым; тем не менее, по крайней мере, в некоторых отдельных областях — от изменения климата до вакцинации — часть населения недостаточно доверяет науке, что приводит порой к значимым последствиям.

Социологи используют множество разнообразных инструментов для изучения того, насколько доверчивы и заслуживают доверия люди. Самой популярной является игровая методика с двумя участниками, как правило, анонимными. Первому участнику эксперимента дают небольшую сумму денег, например 10 долларов, и просят решить, какую сумму перевести другому участнику. Затем переведенная сумма утраивается, и второй участник выбирает, сколько вернуть первому. По крайней мере, в западных странах доверие вознаграждается: чем больше денег переводит первый участник, тем большую сумму возвращает второй участник, и, следовательно, тем больше денег в итоге получает назад первый. Несмотря на это, в среднем, первый участник переводит только половину полученных денег. В некоторых исследованиях был представлен вариант игры, в котором участники знали этническую принадлежность друг друга. Стереотипы в сознании привели к недоверию к определенным группам — израильским мужчинам восточного происхождения (азиатские и африканские иммигранты и их потомки, рожденные в Израиле) или чернокожим студентам из Южной Африки — им переводили меньшие суммы денег.


Читайте также «Психология предрассудка»: Игорь Кон об истоках этнических стереотипов и предубеждений


Если люди все-таки заслуживают большего доверия, почему мы не понимаем этого? Почему не доверяем другим больше?

Автор оригинальной статьи Хьюго Мерсье вспоминает, что в 2017 году другой ученый — социолог Тошио Ямагиши пригласил его в свою квартиру в Матиде, городе в окрестностях столичного Токио. Они обсуждали тему, имеющую глубокие последствия для рассматриваемого вопроса: информационную асимметрию между доверием и недоверием. Как это работает?

Когда вы доверяете кому-то, вы в конечном итоге выясняете, оправдано ли ваше доверие или нет. Например, знакомый спрашивает, может ли он остановиться у вас дома на несколько дней. Если вы согласитесь, вы узнаете, является ли он хорошим гостем. Когда коллега советует вам установить новую программу или приложение, то, последовав рекомендациям, вы узнаете, работает ли новый сервис лучше, чем тот, к которому привыкли вы сами.

Напротив, когда вы не доверяете кому-то, то чаще всего вам не удается впоследствии узнать, можно ли в действительности им доверять. Если вы не пригласите своего знакомого, то не узнаете, был бы он хорошим гостем или нет. Если вы не будете следовать рекомендациям своего коллеги, то не узнаете, действительно ли новые программы лучше, и, следовательно, дает ли ваш коллега хорошие советы или нет.

Эта информационная асимметрия означает, что мы узнаем больше информации и получаем больше опыта, когда доверяем, чем тогда, когда не доверяем изначально. Более того, когда мы доверяем, мы узнаем что-то не только о конкретных людях, но и о многообразии тех ситуаций, в которых нам следует или не следует доверять. Мы получаем больше через доверие.

Социолог Ямагиши и его коллеги продемонстрировали преимущества доверия. Их эксперименты были похожи на уже описанные игры на доверие, с той лишь разницей, что участники могли взаимодействовать друг с другом, прежде чем принять решение о переводе денег (или нет) другому. Наиболее доверяющие участники лучше понимали, кому можно доверять и кому можно переводить деньги.

Аналогично обстоят дела и в других сферах. Люди, которые проявляют интерес к СМИ, лучше осведомлены о политике и новостях. Чем больше людей доверяют науке, тем большими знаниями они обладают. Даже если это доказательство остается корреляционным, то все равно имеет смысл тот факт, что люди, более склонные доверять другим, лучше понимают, кому можно доверять. Ведь в доверии, как и во всем, практика применения позволяет совершенствовать навык.

Выводы и опыт Ямагиши иллюстрируют идею, почему важно доверять больше. Но тогда загадка только усложняется: если доверие предоставляет такие возможности для познания, то нам следует доверять очень сильно, а иначе этого недостаточно. По иронии судьбы, причина, по которой мы должны больше доверять — тот факт, что мы получаем больше информации от доверия, чем от отсутствия доверия — может заставить нас склоняться к меньшему доверию.

Когда наше доверие не оправдывается, то наша реакция варьируется от раздражения до ярости и отчаяния. Но и в этом есть преимущество — то, что мы узнали из нашей ошибки, хотя это легко упустить из виду. В отличие от этого, цена недоверия тому, кому мы, на самом деле, могли бы доверять, как правило, почти невидима. Мы никогда не узнаем о дружбе, которую могли бы иметь, если бы мы позволили себе иметь более доверительные отношения с нашими знакомыми. Мы не сможем понять, насколько полезными были бы какие-то советы, если бы мы ими все-таки воспользовались, пока мы им не последуем.

Мы недостаточно доверяем, потому что издержки ошибочного доверия слишком очевидны, в то время как преимущества ошибочного доверия, а также издержки ошибочного недоверия в значительной степени скрыты от нас. Важно учитывать эти скрытые издержки и выгоды: думать о том, что мы сможем узнать и чему научиться, доверяя людям, с которыми мы, возможно, вполне можем сблизиться.

Давать людям шанс — это не просто моральный принцип. Это еще и умный ход, чтобы получить больше общения, опыта и знаний: о себе, людях и мире.

По материалу, опубликованному совместно издательством Принстонского университета и Aeon под редакцией Марины Бенджамин:  The smart move: we learn more by trusting than by not trusting / Aeon

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: