«Экономика и культура»: лекция Александра Аузана

«Экономика и культура» — лекция декана экономического факультета МГУ Александра Аузана о том, почему культура влияет на экономику не меньше, чем экономика на культуру.

В рамках *лекции «Экономика и культура» Александр Аузан рассказывает, почему страны выходят на различные траектории экономического развития (стабильно более развитые страны и отстающие), как ошибочные решения давних лет становятся нормами, закрепляются и влияют на дальнейшее будущее страны и какую роль в этих процессах играют культура и образование.

Я принадлежу к той странной породе экономистов, которые полагают, что культура влияет на экономику не меньше, чем экономика влияет на культуру. Если обычно экономистов спрашивают, как устроить экономику культуры, то для меня серьезнейший вопрос — как перестроить культуру экономики. Нахождение страны в том или ином эшелоне, длительные проблемы, с которыми сталкивается страна на протяжении веков, нередко связаны с теми культурными кодами и нормами, которые исповедует эта страна. Поэтому мне хотелось бы рассказать в своей лекции как о том, что существуют возможности изменения траектории страны в результате изменения культурной политики, так и о том, что культура может жить по-другому, если признать ее экономическое значение.

— Александр Аузан

Лектор отмечает, что именно особенности культуры (многовековые правила, которые въедаются в религию, способы поведения, видения мира и т.д.) работают как фактор инерции экономики, при этом определённые культурные сдвиги способны существенно улучшать развитие стран.

По мнению Александра Аузана, один из ключевых вопросов этой проблемы — при каких характеристиках культура становится продуктивным явлением и какими способами мы можем воздействовать на культурный капитал. Анализируя российскую действительность, учёный выделяет ограничения и возможности, связанные с социокультурными характеристиками россиян, показывает, какой вектор развития наша культура задает российской экономике и объясняет, почему страна, которая смогла создать космический корабль, атомную и водородную бомбу, так и не сумела построить конкурентоспособные автомобиль, телевизор и холодильник.

*Лекция была прочитана в рамках лектория Дирекции образовательных программ Департамента культуры г. Москвы

Источник: Дирекция образовательных программ в сфере культуры и искусства, Александр Аузан «Экономика и культура»

Обложка: Институт биофизики Академии наук СССР, 1974-1976; автор:  Всеволод Тарасевич. © Собрание МАММ  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Обозреватель:

Один комментарий

  1. Бабушка и биткоин.

    С одной стороны государство будет пытаться контролировать гражданское общество и знать все обо всех. В Китае идет эксперимент с социальным скорингом, когда каждому гражданину начисляются определенные баллы исходя из его активности в сети и в реальной жизни по только спецслужбам доступным алгоритмам. После этого гражданам либо дают какие-то преференции, либо карают отказом в продаже авиабилетов. В России уже для малого бизнеса вводятся онлайн-кассы, “стучащие” в налоговую в реальном времени. Бюджетники переводятся на карту “Мир” и вообще поговаривают об отмене наличных денег. Государство контролирует соцсети, а спецслужбы хотят получать доступ к терабайтам данных граждан.

    С другой стороны, технология блокчейн, сквозное шифрование и децентрализация открывают нам иные, менее мрачные перспективы. Люди способны находить друг друга и кооперироваться в сетях, а последние достижения позволяют обходиться даже уже без какого-то центрального сервера, принадлежащего какому-то конкретному гражданину, ИП или ООО, на которого можно надавить или привлечь к ответственности. “Телеграм”, который можно “сломать” выключив из розетки пару серверов это вчерашний день. Представьте себе Uber или Airbnb без образования юрлица и железа, которое могут изъять люди в масках. Эра платформ в виде отдельных сайтов/бизнесов, типа “Avito” уже уходит. Для нашей страны с низким уровнем доверия друг к другу, скорее всего, будут популярны сервисы, где граждане оказывают услуги другим гражданам, когда заказчик и клиент находят друг друга на децентрализованной платформе, никому не принадлежащей, не имеющей уязвимости в виде единого дата-центра, а затем встречаются в реальном мире, глядя в глаза. Со временем уровень доверия может повыситься настолько, что уже и товары продавать друг другу подобным образом можно будет, создавая децентрализованный эквивалент сайта Amazon (но без логистической составляющей, которую может исполнять, например, традиционная почта). Как же может выглядеть подобный “переходный” период с зарождением гражданских сервисов? Например, я работаю в офисе всю неделю, а на выходных еду не на дачу, а беру в руки фотоаппарат и снимаю свадьбу, которую мне заказали на таком вот сервисе. И платят мне либо наличными рублями, либо безналом. Очевидно, что никто не захочет при таких раскладах платить НДФЛ. А те, для кого фриланс основной источник заработка, вообще не захотят платить другие налоги, открывать ИП. Более того, уже сейчас чиновники жалуются что не могут ничего поделать с гражданами, которые как бы формально безработные, а на самом деле где-то фрилансят парикмахерами на дому, няньками, репетиторами, программистами. А что будет когда условная бабушка из поселка начнет продавать “крафтовые” носки собственного производства, а затем заказывать услуги местного мужичка с бензопилой чтобы нарубить к зиме дрова? А если я буду вызывать себе сантехника или собирать команду строителей для постройки дачи подобным образом? Почему я должен доверять таким гражданам меньше чем официальному ИП? Садясь в Uber-такси мы ведь доверяем свою жизнь незнакомому человеку. Государство будет сопротивляться этому, например, убирая наличные из оборота и вводя налог на безналичный перевод средств со счета одного гражданина на счет другого. Возможно, тогда граждане будут использовать свою криптографическую валюту. Вероятно, мы увидим 2 экономики: государственную и гражданскую и государство никогда не допустит “обмена” официального рубля на крипторубль и обратно. Либо такой обмен будет возможен но только за солидную комиссию.

    Мне почему-то кажется что это та самая карательная/партизанская война между государством и обществом, упомянутая Герценом, продолжающаяся на новом технологическом витке. Наиболее остро проявиться она имеет шансы именно у нас. Экономисты, работающие в социокультурной сфере отмечают две негативные черты, мешающие традиционному бизнесу, развитию промышленности, не дающие стране выйти из «колеи». Во-первых это очень большая дистанция между властью и обществом. Во-вторых это избегание неопределенности, боязнь рисковать. Но именно эти черты «играют в плюс» и нивелируются в новой, децентрализованно-цифровой экономике. Когда граждане, исходя из установки что на власть они влияют мало, просто создают свой собственный гешефт как некую внутреннюю миграцию, иной способ заработка и существования вне государственных институтов, избегая усиливающегося фискального давления со стороны последних. Обилие же социальных контактов, установленных подобным образом на основе частных сделок граждан друг с другом как раз и придает устойчивость, определенность, уверенность в собственной востребованности. Та пресловутая «стабильность» за которую мы все голосуем и в которой нуждается наше коллективное неудовлетворенное чувство базовой безопасности будет проистекать не из постоянства состава политических элит, однообразного контента теле-радио- и прочего масс-медиа, доведенного до ритуала, а обилия «горизонтальных» связей, широтой нашей сети, диаметра наших «информационных пузырей», социального капитала. Тогда общество будет видеть само себя как некую «большую деревню», где не грех пойти к соседу и поменять на яйца или продать молоко своей коровы. Могут складываться целые артели, технологические цепочки, делающие мелкими сериями уникальные продукты, ведь это как раз тот тип производства, в котором мы сильны. Может, именно благодаря этому новому неформальному, стихийно складывающемуся институту будет повышен уровень доверия граждан друг к другу и наконец разрешена path dependence problem? Также следует учесть демографическую ситуацию: мы стареем и скоро на одного работника будет приходиться один пенсионер. Но ведь пенсия — не приговор, а время для развития у себя новых, полезных навыков и достижения мастерства в старых, способных не только придать жизни новый смысл, но и обеспечить неплохую прибавку к мизерной государственной пенсии. Новую экономику создадут не юноши с криптокомбайнами, а «бабушки», свободно торгующие продуктами своего труда.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: