Фильм «Чудо»: стать странным и отверженным легко



Школьный буллинг, или агрессивное поведение среди учеников — явление, которое имеет серьёзные последствия и для того, кто травит (булли), и для того, кого травят. Всё обостряется, когда речь идёт о травле ребёнка с физическими нарушениями. Мама ребёнка с челюстно-лицевой патологией, клинический психолог Ольга Лебедева анализирует фильм «Чудо» и рассказывает, как появление особого ребёнка влияет на других детей в семье, с какими трудностями сталкиваются такие дети в школе и их родители, что помогает преодолевать эти трудности и почему стать странным отверженным в нашем обществе легко, и для этого не нужно рождаться с необычной внешностью.

Раскрою карты, меня зовут Ольга Лебедева, я клинический психолог и мать ребенка с челюстно-лицевой патологией. Писала этот отзыв в сотрудничестве с коллегой Елизаветой Сухановой, которая не дала мне увлечься восторгами по поводу фильма («Ура! Про таких детей и такие семьи говорят!»), и её критический взгляд на фильм добавил объема этому отзыву.

Для меня фильм крайне важен, так как поднимает тему социально-психологических сложностей ребенка и членов его семьи, которые сталкиваются с заболеванием с сопутствующими физическими недостатками.

Главный герой Август Пульман (Огги) родился с хромосомными нарушениями (синдром Тричера Коллинза), которые вызвали челюстно-лицевые патологии, он перенес 27 операций, и до сих пор его внешность заметно отличает его от окружающих. Он идёт в школу в пятый класс, где вынужден встретиться в одиночку (без родителей и старшей сестры) со сложностями адаптации в обществе других детей.  Само заболевание главного героя  не является угрозой для жизни, но является огромной угрозой для его жизни социальной.

Фильм затрагивает разные аспекты социальной адаптации ребенка с физическими недостатками: буллинг и стигматизация на основании физических недостатков, отсутствие опыта общения со сверстниками в связи с многочисленными госпитализациями, влияние заболевания ребёнка на других членов семьи (родителей, старшую сестру). 

В школе дети  начинают травить Огги, смеяться над ним на уроках, отсаживаться от него в столовой, жестоко подшучивать. На лицо проявление буллинга. 

Школьный буллинг — это нежелательное, агрессивное поведение среди школьников с использованием реального или мнимого превосходства. Это повторяемое поведение, которое имеет серьёзные последствия и для того, кто травит (булли), и для того, кого травят. 

Превосходство подразумевает превосходство в физической силе или популярность и лояльность среди одноклассников и учителей, которые могут использоваться для контроля или нанесения вреда другому. 

Буллинг включает такие действия, как угрозы, сплетни, нападения, физические или вербальные, исключение из сообщества одноклассников, публичное унижение, заговор с другими учениками не дружить с ребенком.

Тема буллинга становится все более актуальной и в нашей стране. Применительно к детям с инвалидностью особенно. В России по официальным данным на начало 2019 г. было зарегистрировано 670 тыс. детей с инвалидностью, в реальности таких детей больше, но в силу разных обстоятельств они не попадают в данные официальной статистики. Социологические исследования  на начало 2015 г. показали, что только 73% родителей согласны, чтобы их ребенок учился в классе с инвалидом, 17% не согласны, 10% затруднились с ответом. То есть почти треть школьного сообщества могут потенциально оказывать давление, высказывать негативное отношение к ребёнку на основании того, что он выглядит не так, как все, или имеет ограничения здоровья.

Мы видим, как в школе Огги сталкивается с грубыми насмешками в свой адрес, бестактными вопросами, завуалированными упоминаниями своей внешности в постороннем разговоре. Ему не говорят напрямую, что с ним не хотят сидеть на обеде, но по факту он обедает в одиночку. А девочка, решившая составить ему компанию, тоже оказывается осмеянной. 

Джек, который решил дружить с Огги, в какой-то момент не выдерживает давления большинства и присоединяется в частной беседе к насмешкам над другом, за которые потом ему стыдно и горько. Мы не видим переживаний главного булли фильма Джулиана. Он и его мать показаны односторонне в негативном цвете, не способными на сочувствие и раскаяние, но исследования показывают, что булли тоже страдают от своих нападок и безнаказанности. 

Трудность ребёнка с физическими нарушениями в том, что не только окружающие отмечают его внешность и негативно реагируют. Детям и подросткам даже с обычной внешностью свойственны дисморфофобические проявления (обеспокоенность особенностями или незначительными дефектами тела: «слишком большой нос», «слишком толстая талия», «короткие ноги»), которые зачастую имеют мало оснований в реальности. Тем тяжелее принять ребенку с физическим дефектом свою внешность. 

Сам Огги борется с отвращением к своей внешности и недоверчиво слушает родителей, которые убеждают его, что они любят его лицо таким, какое оно есть. 

Серьёзное заболевание ребенка оказывает влияние и на других детей в семье. Им как будто заранее может быть уготована роль беспроблемных детей, которые должны понимать родителей и того/ту брата/сестру, которым так не повезло. Они вынуждены мириться с отсутствием родителей на время госпитализации, повышенным внимание к брату/сестре, потому что он/она не здоровы, не давать себе возможности бунта и других проявлений, свойственных любому другому ребёнку в обычной семье.

Сестра Огги Вия заняла в семье роль понимающего и беспроблемного ребёнка, спрятав от родителей и от самой себя потребность в заботе, внимании, возможности быть неудобной и доставлять неприятности, как любой другой подросток. Её нежелание говорить в новой школе о том, что у неё есть брат, демонстрирует, как непросто ей даётся роль понимающей сестры брата с особенностями и как ей хочется пожить обычную жизнь. Да, позднее она рассказывает про брата и приглашает его на школьный спектакль, её ценность быть частью семьи с той историей, какая есть, оказывается важнее «обычной жизни», но мы понимаем, какая внутренняя работа стоит за этим выбором. 

Тема, которая вообще мало затрагивается в вопросе воспитания детей с несмертельными заболеваниями — переживания родителей ребёнка. Ведь в этой ситуации родителям предстоит найти для себя баланс в отношении к ребёнку: больной или здоровый, но с особенностями, ответить для себя на вопрос, как не видеть в ребёнке только диагноз, когда большая часть жизни с ребёнком проходит в подготовке к операциям и последующей реабилитации. Родители таких детей каждый день делают выбор в пользу своих интересов, своего развития или служению ребёнку, который действительно требует много времени, заботы и терпения и редко этот выбор бывает окончательным и однозначно верным. Переживать боль от страданий ребёнка и физических, и душевных из-за отвержения. 

Мне было бы интересно увидеть в фильме, как другие родители отвечают на вопросы: «Каково это, родить ребёнка, непохожего на других?», «каково видеть страдания ребёнка, в которых ты не можешь помочь?», « Как справиться с душевной болью ребёнка от насмешек, для которой нет анестезии?». И понимать, что это будет с ребёнком всегда. И ему нужно переживать не только операции время от времени, а каждый день удивленные взгляды, любопытные взгляды. Отстаивать своё место среди обычных людей, несмотря на свою необычность.

В фильме переживания родителей раскрываются не очень подробно, короткими штрихами. Но при должном внимании их можно уловить и прочувствовать. Так, мать Огги  в первый день школы проводила его со словами «хоть бы его приняли», понимая, как трудно придётся Огги в новой среде, где все на него «таращатся». Родители после возвращения Огги в первый день не могут найти тему для разговора, понимая, что повседневные дела мало важны по сравнению с чувствами Огги. 

Фильм можно критиковать за недостаток глубины и реалистичности. И маловероятный хеппи энд в конце, но он даёт возможность широкому кругу зрителей соприкоснуться с этой темой. 

Мне как матери ребёнка с челюстно-лицевыми патологиями было крайне важно узнать, что про таких детей пишут книги, снимают фильмы. Их переживания оказываются интересны многим и могут поддержать других в трудностях.

Хочется, чтобы зритель увидел не уникальность этой уникальной истории, ведь стать странным, отверженным легко, и для этого не нужно рождаться с необычной внешностью. Люди с нетрадиционной ориентацией, выразительными привычками, ментальными особенностями легко становятся жертвами отвержения и от его окружения требуется большая душевная работа, чтобы за внешним разглядеть душевную красоту. 

Обложка: х/ф «Чудо» (2017 г., реж. Стивен Чбоски)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обозреватель:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: